издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Три способа ловли рыбы в мутной воде,

Три способа
ловли рыбы в мутной воде,

Или Чего только
не придумаешь на голодный желудок…

Способ первый,
действительно "мутный"

Положа руку на
сердце: автор трех предлагаемых
историй, то бишь я, Анатолий
Окуньков, никакой не рыбак, и
сегодня, когда отмечается
всероссийский профпраздник День
рыбака, — мне просто не положено
даже подавать голос. Но понимаете
ли, уважаемые читатели, с другой
стороны, этот праздник — абсолютно
мой, ибо большего "уха-жора" то
бишь пожирателя ухи и вообще, в
любом виде приготовленной рыбы не
сыскать во всей планете и ее
окрестностях. Ей-богу! Именно
сквозь призму гастрономического
обстоятельства и будут писаться
эти строки. Разумеется, все, о чем
будет сказано ниже — чистейшая
правда.

Итак,
послевоенное, босоногое и, что
греха таить, очень голодное
детство. Я живу в большом городе.
Как-то приятель приглашает меня к
своей бабушке в деревню за городом.
Уж она-то чем-нибудь угостит" —
этот довод стал решающим, и мы,
немедля отправились в гости.

Бабка Анастасия,
увидев нас, все поняла: дети
голодные, чем-то кормить надо.
Причем, немедля. Без лишних слов
снимает с гвоздя большое плетеное
лукошко, приглашает: "Пошли
карасей сбирать". Она так и
сказала — "сбирать", чем немало
нас озадачила. Сбирать (это
по-украински, а по-русски, конечно,
собирать) так сбирать! Не решились
мы смеяться над бабкой, не
захватившей ни сетей, ни удочки, ни
какой-нибудь плетеной ловушки.
Молча пошли следом. За деревней
бабка быстро находит искомое, то
бишь небольшое и неглубокое
(взрослому по пояс) озерцо, сплошь
покрытое зеленой ряской. Вода
теплющая, но купаться не тянет —
тина противно обволакивает тело,
руки, ноги. Но бабка велит: "В
воду, пострельцы! И — бегать, бегать
по воде, "булькотеть" поболе,
чтобы вся муть со дна наверх
поднялась". Мы — выполняем, так
толком и не понимая, что же она
затеяла, старая. А старая и сама,
задрав до самой головы юбку, бродит,
молотит разбитыми ступнями своими
по дну — муть подымает. И вот — чудо!
Подхватив лукошко, она прямо руками
выхватывает "нечто" с
поверхности мутной жижи и кидает в
лукошко. Это "нечто" ярко
блестит чешуей и вяло бьет
хвостами. Караси! Боже, да какие —
жирные, сочные, губастые. Ах, какая
же бабуля, рыбачка ты наша, какая же
ты умница! Вот лукошко уже
полнехонько — и она, похохатывая
над нашим изумлением, выбирается на
берег.

А секрета
большого-то и нет. Все очень просто:
караси, задохнувшись в болотной
мути, сами выскакивали на
поверхность, "хлебнуть"
воздуха. Тут-то их и поджидали
ловкие бабушкины руки. Способ,
наверное, не джентльменский,
варварский даже, но разве мы думали
тогда об этом? А карасям… им разве
не все равно, несчастным, от чего
погибать…

Способ второй.
"Психологический"

Не раз читал, и
слышал от рыбаков, что форель, эта
нежнейшая деликатесная рыба,
которая водится в чистейших горных
речках, не поддается никакой ловле.
Хитрая, ловкая, сильная, она обходит
любую сеть, ловушку, удочку. Да что
там удочку или спиннинг! Стоит
перегородить речушку не сетью, а
всего лишь бревном, и она, мощно
изогнувшись (может, кстати,
подняться вверх даже по водопаду),
перепрыгивает препятствие,
пролетая над водой около двух
метров! Попробуй поймай такую!

И вот меня
пригласили половить именно форель.
Как и в случае с бабулей (см. выше)
это тоже мало напоминало рыбалку. И
все же, все же… Делалось это так.
Поперек быстрой горной речушки
положили огромное бревно.
Закрепили его по краям камнями.
Чуть подальше, в полутора метрах от
бревна, натянули сеть. Над водой —
наподобие гамака. Нас с тремя
приятелями определили… в
загонщики. И вот, отойдя от места
"лова" метров за сто, мы,
гогоча, шумно бьем палками по воде,
гоним форель к нашему огромному
"гамаку". И опять
остолбеневаем, видя, как точно
хитрющий "гомо сапиенс"
рассчитал рыбью психологию. Вот
мощная форель, напуганная шумом,
подошла к бревну и, мощно,
изогнувшись красивым телом,
стремительно выскочив из воды,
полетела… прямо в сетевую кошелку.
Ее тут же ловко подцепляют сачком.
Не успел — и она уже не твоя.
Следующим движением она, спружинив
от "гамака", уходит в голубую
холодную воду. Поминай как звали.

Но рыбаки знали ее
повадки: уже через полчаса в
ведерке имелось около двух
десятков крупных рыбин.

А какая это была
уха, — не передать словами. Жаль,
мало кому из нас довелось в своей
жизни попробовать этой поистине
царской рыбы: раньше простым
смертным ее категорически
запрещалось ловить и подавали
только к царскому столу.

Третий способ.
"Аптечный"

… Идем с
туристами по прекрасным горам
Северного Кавказа, моей родины.
Великолепная пышная зелень, кусты
ежевики, малины, смородины растут
прямо в диких горах, ешь — не хочу.
Дикие яблоки, сливы, груши манят
плодами: сорви меня, путник. Рвем, по
вечерам варим восхитительные
компоты. Я веду как руководитель
группу иркутян. (Было, было такое
времечко, когда ничем особенным не
считалось махнуть группой на
Кавказ). Все понемножку приелось — в
смысле как раз буквальном. Приелись
каша, макароны с непременной
тушенкой, даже компоты.

— Эх, сейчас рыбки
бы пожарить, — протянула
мечтательно наша красавица
Люсенька, студентка иняза, глядя,
как резвятся прямо на наших глазах
в чистой речушке голавлики, рыбец,
плотва. — Рыбка плавает по дну… —
кто-то пошутил, заметив, что видит,
дескать, око, да зуб неймет. У нас ни
у кого, ни удочки, ни невода, да в
такой прозрачной воде разве что
дура какая позарится на крючок. А
жарехи так охота — просто мочи нет.

— Счас будет рыба,
— сказал некий молчаливый очкарик,
молчун и недотепа по имени Дима. —
Счас, только не доедайте рисовую
кашу, она мне понадобится…

Мы с
удовольствием ее не доели и с диким
любопытством уставились на Диму:
что-то он собирается отмочить на
сей раз. А Дима, пройдя с
десяток-другой метров по реке,
уверенно показал рукой: здесь!

Мы посмотрели.
Дима показывал на большую заводь,
что образовал рукав речушки. Заводь
была, естественно, глубже русла, и,
естественно, тут и вода была потише.
Итак, наблюдаем дальше. Дима.
порывшись в рюкзаке, достает
какой-то пузырек с белым порошком.
Насыпает порошок в рисовую кашу и
тщательно перемешивает ложкой.

"Яд! — мелькнуло
у нас в головах. — Он хочет отравить
рыбу ядом. А потом и нас самих! Ну уж
нет!

— Выбросьте эту
гадость, — закричала Люсенька, — уж
лучше мы будем от каши мучиться, чем
от вашего стрихнина.

— Ну вот еще, —
обиделся Дима. — Никакого
стрихнина. Этот порошок —
обыкновенная борная кислота. И он в
доказательство бросил щепотку в
рот. — Так что с этим все в порядке. А
вот вас всех я прошу
приготовиться…

С этими словами
Дима, широко размахивая руками,
забросал акваторию остатками каши.
Каша, слегка поплавав пошла ко дну.
К ней тут же устремились любопытные
дурные рыбки.

Мы стали ждать… И
вот на поверхность выплыла, нелепо,
бочком кружась, пьяная осоловевшая
рыбка. Секунд двадцать-тридцать
она, ошеломленная, ходила по
поверхности кругами…

— Вперед! —
вскрикнул Дима. — Сейчас она
очухается — и видели мы тогда эту
рыбку!

Нас уговаривать
долго не пришлось. С хохотом мы
гонялись по заводи за бедной
очумелой рыбешкой и набрали-таки с
полведра.

… А вечером,
выковыривая рыбьи косточки из
зубов, невольно прислушивались к
своему "внутреннему голосу": а
не мышьячком ли "баловался"
Дима?..

Оказалось, нет. А
от борной кислоты и следа не
осталось.

Такие вот
"рыбалки" мне запомнились,
господи прости…

* * *

P.S. Читатель, а
не рассказать ли и тебе о чем-нибудь
подобном? А мы с удовольствием
опубликуем "это" на страницах
"ВСП".

А. ОКУНЬКОВ,
большой любитель ухи
.

Источник: http://mirotto.ru/

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector