издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Галина ОХРИМЕНКО: "Я влюблена в русский костюм..."

Галина
ОХРИМЕНКО: "Я влюблена в русский
костюм…"

Людмила
ЛИСТОВА, журналист

Нас
познакомили куклы. Коллекция
замечательных кукол,
экспонировавшаяся в выставочном
зале ассоциации народных мастеров
"Оникс". Ее подготовили
студенты Иркутского
индустриально-педагогического
техникума под руководством доцента
отделения декоративно-прикладного
искусства Галины Ивановны
Охрименко. Галина Ивановна —
человек чрезвычайно увлеченный, не
просто любящий народную культуру,
но посвятивший ей воспитательную
работу и научную деятельность. Ее
кандидатская диссертация о
семейских Забайкалья — плод
многолетнего труда, наблюдений,
вдумчивого осмысления истории.

— Галина Ивановна,
ну вот так, наверное, "ни с того,
ни с чего" не выберешь столь
редкую тему для исследования…

— Конечно, это не
случайно. Я родилась и выросла в
Бурятии. Отец — Иван Петрович Ильин
— был партработником, но в его душе
всегда жил историк. С интересом
относился к народной культуре,
изучал быт и традиции местного
населения. Видно, давали о себе
знать древние бурятские корни его
рода. Ушел добровольцем на фронт, но
из-за болезни был вынужден оставить
действующую армию и почти всю войну
работал секретарем райкома партии.
После возглавлял леспромхоз.
Написал летопись родного села
Ониноборское, которую опубликовали
пока только в районной газете.
Оставил заметный след в
краеведении Бурятии. Вот отец-то и
увлек меня с юных лет историей.

— А кем была ваша
мать?

— Мать, Наталья
Григорьевна, родом из ссыльных
поляков, жила на Северном Байкале.
Она у нас "вела дом". Четверо
детей, хозяйство… Мастерица была —
шила, вязала, стряпала, делала накат
на стенах. Имела прекрасный
художественный вкус. Мама нас,
троих дочерей, научила всему. И я
больше всего люблю украшать свой
дом…

Сама Галина
закончила Иркутский университет.
Дипломная работа — по семейским.
После — аспирантура в Московском
институте этнографии СССР имени
Миклухо-Маклая. Работа в музеях,
библиотеках, экспедициях…

1756 год. Первая
партия польских старообрядцев
пришла в Иркутск. Так началось
переселение гонимых за веру людей,
которых целыми селами, семьями —
отсюда и название "семейские"
— переселяли в Сибирь из России и
Польши (с земель, что становились то
русскими, то польскими). Шли пешком,
годами. Копали землянки, сеяли,
собирали урожай и снова шли. Живые
осколки трагической церковной
реформы патриарха Никона,
приверженцы неистового протопопа
Аввакума. Опальные, не согласные с
нововведениями хранители старой
веры партиями шли в Сибирь на
освоение, чтобы поселиться здесь
навеки. Несли с собой обычаи
предков, традиции архитектуры,
домашнего убранства, древних
национальных костюмов.

— Барон Розен,
сосланный после восстания
декабристов, в Петровск
Забайкальский, писал в
исторических записках, как он был
потрясен красотой семейских домов
и особенностями нарядов, —
рассказывает Галина Ивановна. —
Деревни выделялись высокими домами
архитектуры XVII-XVIII веков, были
изукрашены деревянной резьбой,
особыми крылечками — с террасами,
перилами. Собирая материал для
научных исследований, я исколесила
все Забайкалье. И какое же
разительное отличие истинно
семейских поселений от бедных
деревень европейской полосы!
Исконно старообрядческие районы
Забайкалья — Тарбагатайский,
Мухор-Шибирский, Бичурский еще в
наше время поражали целыми улицами
добротных, красивых, по-хозяйски
ухоженных домов. В селах Надейна,
Бичура, Десятнико и поныне живут
потомки староверов.

Теремный вид
домов снаружи — это лишь оболочка,
первая ступень в восхождении к
традициям и красоте семейского
быта. Снаружи и внутри избы не
только мыли, их красили и
разрисовывали глинами. Каждая
хозяйка старалась по-своему
расписать опечку, прялки, зыбки,
стены. Комнаты украшались
половиками, занавесками. Цвета-то,
названия какие поэтические:
"черемный" — цвет черемухи,
"жаркой" — жарков…
Представляете: глушь, изба — и вдруг
такое великолепие!

— Галина Ивановна,
я вот все любуюсь куклами ваших
студентов. Здесь костюмы исконно
русских губерний — Рязанской,
Тульской, Калужской. Есть и
традиционный наряд семейской
женщины…

— Я просо влюблена
в русский национальный костюм. Вы
только посмотрите — изумительное
сочетание цветов, тонкий вкус,
изящество. Веками оттачивалось
мастерство.

Охрименко подает
мне реферат своей студентки,
первокурсницы Лены Пермяковой.
Рассматриваю прекрасно
выполненные в цвете эскизы. Вот
красный сарафан, будто с полем
посредине. Здесь платье, похожее на
домотканную дорожку, третье — как
полянка в ягодах и цветах.

— Костюм
семейской женщины отличается
особой замысловатостью. Один
головной убор чего стоил. На кичку с
твердым околышком надевали
кокошник, а по бокам еще шаль с
кистями. Короткий запон с широкими
разноцветными полосами, длинный
пестрый сарафан, кушак с пушистыми
концами, на груди — многоярусные
бусы… На все одеяние уходило около
тридцати метров ткани. Позже в
традиционном наряде семейских
появились веяния бурятской
культуры — различные ювелирные
украшения из металла.

— Галина Ивановна,
а как жили переселенцы в Сибири?
Ведь эти села вдали от
первопрестольной были, наверное,
последними оплотами старой веры?

— Конечно,
совершенно изолироваться от
местного населения они не могли. Но
все же жизненный уклад семейских
оставался очень своеобразным. Так
как им запрещено было строить свои
храмы, переселенцы разбивались на
секты, в каждой выбирался уставщик
(вроде священника), который крестил,
женил, отпевал. Фанатизм,
приверженность собственным
правилам доходили порой до того,
что запрещались браки между людьми
разных сект.

Я переворачиваю
тяжелые страницы альбомов с
эскизами внутреннего убранства
изб, рассматриваю фотографии
"кряжистых" домов, кружевных
наличников, основательных ворот.
Вглядываюсь в лица этих загадочных
людей — ребятишек в фуражках,
женщин возле прялок, чубатых
мужиков с серыми строгими глазами…
В аудитории, где стоят нарядные
куклы, висят на стенах студенческие
работы по рисунку, флористике,
перебираю рефераты подопечных
Галины Ивановны. Сколько фантазии,
любви и таланта в каждом из них! Ира
Истомина провела исследование по
хохломской росписи и даже на
обложку своей работы прикрепила
деревянную ложку. Первокурсница
Наташа Шабалкова не случайно
выбрала тему "Золотое шитье",
ведь она сама золотошвейка.

И странно,
подумалось, ну, прекрасны красный
сарафан, кокошник в жемчугах, но в
них теперь лишь хлеб-соль подают… И
словно кто-то другой, с шумной
улицы, ироничный и жесткий, спросил:
"А надо ли?.."

Галина Ивановна,
казалось, ожидала его, привыкла к
подобному вопросу.

— Россия — это
государство русских. И нам надо
знать, чем жил русский народ, что
исповедовал, какие костюмы носил,
чем отличался от других. Вы бы
видели, с каким увлечением девушки
шили наряды для кукол. Кроме знаний,
они приобретают навыки кроя, учатся
рисовать, моделировать одежду.
Коллекция кукол — только начало. В
планах у нас — выполнение настоящих
костюмов в натуральную величину.
Если получится, будем шить на заказ
для музеев, самодеятельных
коллективов. Тогда, смотришь, и
деньги появятся. А пока все
покупаем сами. Отделение наше —
декоративно-прикладного искусства
— молодое, ему лишь три года.
Программа очень насыщенная,
серьезная. Студенты изучают
рисунок, живопись, ходят на пленэр,
занимаются шитьем, флористикой.
После окончания техникума они
станут народными мастерами, смогут
преподавать в школах, техникумах,
руководить различными кружками,
студиями.

Я уходила из
техникума. С сожалением покидала не
"учебное заведение" — музей,
сберегающий тайны истории и
красоты.

Галина Ивановна
казалась хранительницей этого
музея, "преданий старины
глубокой".

Июньское солнце,
уже притушенное к вечеру, не палило,
а только высвечивало волшебные
краски благодатного лета.
Навстречу мне шла девушка в красном
сарафане…

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector