издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В индейцах течет сибирская кровь...

В индейцах течет сибирская кровь…

Станислав ГУРУЛЕВ


Русские, придя в Сибирь, встретили многочисленные разноязычные
народы. Одни из этих народов оказывали ожесточенное
сопротивление пришельцам (татары — на Иртыше и Оби, эвенки
и кыргызы — на Енисее, буряты — на Ангаре, якуты —
на Лене), другие покорялись, соглашаясь платить дань. Среди народов
покорившихся были и необычные, отличавшиеся по языку
и культуре от окружавшего их тюркского, тунгусо-маньчжурского
и монгольского мира. Такими необычными народами оказались
палеоазиаты. Так их назвала историческая наука позднее.
А когда их встречали первые русские землепроходцы и,
позднее, исследователи края, они называли себя аринами,
ассанами, коттами, корчунами, пумпокольцами, инбатцами,
кетами, югами. В течение 17—19 веков многие из них
исчезли, окончательно растворившись в окружающих их
тюрках, эвенках, монголах, бурятах и уже освоившихся
в крае русских. Языки аринов, ассанов, коттов, корчунов,
пумпокольцев, инбатцев исчезли, став мертвыми, — так
их называют языковеды. Живыми остались кетский и югский.
Носителей этих языков осталось немного — всего 1113
человек (по переписи 1989 г.). Они проживают в среднем
и нижнем течении Енисея, на территории Красноярского
края (поселки Ворогово, Елогуй, Сургутиха, Верхне-Имбатское
и др.).


Изучение живого языка кетов и югов и записи исследователей
18 в. по мертвым енисейским языкам позволили достаточно
подробно изучить эти языковые системы. Оказалось, что
они не обнаруживают сходства ни с тюркскими, ни с тунгусо-маньчжурскими,
ни с монгольскими, ни с самодийскими (север Западной
Сибири) языками. Но зато они сходны с языками североамериканских
индейцев (особенно индейцев группы на-дене), с языками
северокавказских народов, с сино-тибетскими, с языком
басков, живущих в Пиренеях.


Енисейские народы оставили на землях южной Сибири многочисленные
географические названия, изучение которых, особенно
успешно выполненное в 30—40-х годах заканчивающегося
столетия томским языковедом А.П. Дульзоном, позволило
говорить о многочисленных группах топонимов и, самое
главное, связать эти группы с определенными (живыми
и мертвыми) языками енисейцев. Топонимы охватывают огромные
территории от юга Западной Сибири до Забайкалья. Это
свидетельствует о широком былом расселении енисейцев
в Сибири.


Енисейцы в прошлом себя называли дене, динами, динлинами
(от слова дене — человек). Такое же самоназвание существует
у североамериканских индейцев группы на-дене (дене),
тоже от слова дене — человек. В группу на-дене входят
атапаски, апачи, навахо, тлинкиты, хайда и др., из которых
наиболее многочисленны навахо (160—200 тысяч человек).
Сходство самоназваний, языка, элементов культуры, особенностей
мифологии позволяет языковедам и историкам считать языки
енисейцев Сибири и индейцев группы на-дене близкородственными.
Это, наверное, самое убедительное доказательство доисторической
миграции сибирских народов через «мост» Чукотка—Аляска
в Америку.


Сравнение кетоязычных географических названий Сибири
и индейских Северной Америки встречает серьезные препятствия
разного порядка. Немаловажное значение при этом приобретает
различная степень изученности названий. Если кетоязычные
топонимы Сибири давно уже систематизированы, распределены
по языкам, записаны и перечислены почти все до единого,
то индейские топонимы Северной Америки подробной систематизации
не подвергались. Они указываются зачастую при рассмотрении
других вопросов, смысловая расшифровка их не всегда
достоверна.


Не утомляя читателя перечислением групп топонимов Сибири
и Северной Америки, я думаю ограничиться лишь наиболее
характерными, близкородственными топонимами этих регионов.


Прежде всего следует сказать о топонимах, принадлежащих
современным кетам. Эти топонимы, наиболее многочисленные
на Енисее, оформляются с помощью кетского слова сес
— река. Смысловые значения топонимов тоже известны:
Тактынсес — чировая река, Лунсес — хариусовая река,
Хагденсес — пиляжья река, Ассес — куропаточная река,
Бойейбатсес — река конца медвежьего острова, Усенгсес
— березовая река, Конисес — саранковая река, Касес
— песчаная река, Тангсес — каменная река и т.д. В
эту группу попадают также названия с формантом зас,
который рассматривается как вариант слова сес с тем
же значением. Это такие названия: Баензас — от слова
баен (птица из куликов), Каинзас — от слова кай
(гора или лось), Кыйтензас — от китн (крапива, конопля),
Саензас — от саианг (медведь) и др.


В Северной Америке находятся полные или почти полные
аналоги.


Рассмотрим подробнее топоним Канзас. Есть мнение томских
исследователей М.Ф. Розена и А.М. Малолетко о том, что
топоним происходит не от кетского слова канг — ястреб,
как это полагал А.П. Дульзон, а от названия самодийского
рода канг (по другим источникам, такой же род существовал
у самих кетов). В Северной Америке Канзас (река, город,
штат) производится от названия родовой группировки индейцев
из племени сиуксов, входящих в надплеменное объединение
сиу. Сейчас насчитывается всего лишь несколько десятков
человек из рода канзас.


Сибирские названия с топоформантом сет — река — считаются
аринскими. Так, название Исеть (река и поселок на Верхней
Лене, а также на Урале) объясняется как божья или рыбная
река. Если произносить и писать Исеть, то это божья
река, если Иссеть, то — рыбная. В Северной Америке
этим названиям не находится полных аналогов. Но среди
американских есть названия с полной смысловой расшифровкой.
Массачусетс — от названия индейской группы из племени
алгонкинов («люди высокого холма»). Наррангатсетт —
от названия индейской группы, живущей в Новой Англии.


Есть в Сибири топонимы на ур — вода (в языке инбатцев)
— Бичура, Кундурей, Люры, Сундура, Тайтурка, Тунгура,
Тутура, Тыргур, Умбура, Унгура, Улур и др. В Северной
Америке полных аналогий не находится, но целый ряд топонимов
этого типа принадлежит индейцам: Миссури — от названия
индейской группы, Мур — от названия индейской группы
из штата Делавер. Такие же топонимы есть и на Северном
Кавказе — Самур, Какадур, Ингури, Цахур, Кусур, Айгурка,
Мизур и др.


Часто топонимы возникали от самоназваний народов. Так,
места расселения коттов (русские их называли просто
котами или котовцами) зафиксированы в названиях рек
и поселков Коты (по Куде, притоку Ангары; на берегу
Байкала). Самоназвание кетов (от слова кет, гет, гит
— человек) вошло во многие топонимы: Олгыт, Богдейгет,
Тымдагет, Китой (река и поселок), Мегет (река и поселок),
Кет (река и два поселка). В Северной Америке этим топонимам
соответствуют многие индейские топонимы: Бекет, Кит,
Ките, Меггетт, Хакетт и др. Среди индейцев Северной
Америки есть родовые группировки с близкими названиями:
кэддо — индейская группа из семьи хока-сиу; в группе
кэддо существует род кэдохадачо — «настоящие люди».
Сибирский Мегет и североамериканский Меггетт (небольшой
город) обнаруживают удивительное сходство, но смысловое
значение обоих топонимов остается не расшифрованным
(кроме гет).


Как видим, географические названия енисейцев Сибири
и индейцев Северной Америки во многом совпадают. Это
совпадение проявляется как в полных единичных аналогиях
(что можно было бы объяснить случайностями), так и в
полной тождественности структурно-лингвистических групп
топонимов (что подчеркивает общие принципы и закономерности
их формирования).


Среди бурят наиболее близко к енисейцам племя эхиритов.
Само название эхирит не осмысливается из бурятского
языка, но оно находит аналогию в аринском икерэт —
мужик. Только эхириты среди бурят имеют необычные тотемы
— рыбу налима и береговую щель. Эти тотемы перешли
к ним, надо полагать, от енисейцев, вошедших в их состав
и обурятившихся. Известно, например, что современные
кеты, в далеком прошлом охотники на морского зверя и
рыболовы, сохранили до наших дней традиционные верования
в духов-хозяев промысловых животных и рыб. От енисейцев
эхириты унаследовали и склонность к охоте на байкальскую
нерпу, промысел на которую от эхиритов со временем перешел
и к другим бурятам. Эхириты, населяющие верховья Лены,
левые притоки Куды, Приольхонье, живут в крае, где широко
представлены енисейские, кетоязычные топонимы — Бичур,
Огул, Кулура, Амур, Хулы, Саса, Хулэр и др. Буряты села
Огул, некогда (в хрущевские времена) расформированного,
оказались в Еланцах и Черноруде. Так вот, среди них
есть люди, по облику напоминающие североамериканских
индейцев, — высокого роста, с высоким («римским») носом
с горбинкой, с величавой походкой — характерные байкальские
апачи.


Как я уже говорил, енисейцы по языку обнаруживают большое
сходство не только с индейцами группы на-дене, но и
с народами Северного Кавказа — ингушами, чеченцами,
агулами, рутульцами, табасаранцами, адыгами и др. Есть
определенные соответствия между Приангарьем, Прибайкальем
и Северным Кавказом и по географическим названиям. Сюда
же вклинивается еще одно любопытное свидетельство. Бурятский
исследователь Д.С. Дугаров в 1991 г. опубликовал книгу
о белом шаманстве у бурят. В ней он выделил раздел
о древних бурятских (эхиритских) играх типа олимпийских.
Раз или два раза в год (весной и осенью) буряты собирались
на Анге и неделю праздновали, водя многочисленные хороводы
(не менее 800—1000 участников) вокруг двух небольших
холмов, называемых бурятами Ехе-Ерд (Большая Ерд) и
Бага-Ерд (Маленькая Ерд). Кроме ежедневного ехора, здесь
проходили конные состязания, стрельба из лука, борьба,
соревнования песенников, сказителей. Слово ерд не осмысливается
из бурятского языка. Д.С. Дугаров ему нашел лишь одну
аналогию — в названии древнего божества у скандинавских
народов. Каких-либо географических соответствий этому
слову нет и по всему югу Сибири. Но совершенно неожиданно
соответствия нашлись у народов Северного Кавказа. У
ингушей есть слово ерд — храм, место культа. Есть и
древние, почитаемые до сих пор в народе святилища:
Тхаба-ерды, Гали-ерды, Маги-ерды и др. Сюда же попадает
и топоним Теберда. Как видим, топонимика бурят (эхиритов)
Прибайкалья перекликается с топонимикой народов Северного
Кавказа.

При перепечатке ссылка на «Восточно-Сибирскую ПРАВДУ» обязательна.

54/1998

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер