издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сотрудничество -- это не благотворительность, а обоюдная выгода

Сотрудничество
— это не благотворительность, а
обоюдная выгода

Александр
КОШЕЛЕВ, зав. сектором
возобновляемых природных
энергоресурсов ИСЭМ СО РАН.

9—12
сентября в Улан-Удэ состоится
крупная международная конференция
"Байкал как участок мирового
природного наследия: результаты
международного сотрудничества".
Среди организаторов —
правительство Республики Бурятия,
администрации Иркутской и
Читинской областей, Сибирское
отделение Российской академии
наук, федеральные и международные
организации. В работе конференции
примут участие ученые и
специалисты Москвы, Улан-Удэ,
Иркутска, Новосибирска, а так же
Монголии, Германии, Бельгии,
Великобритании, Швеции, Швейцарии,
США, Финляндии…

В известной
притче о слоне и подошедших к нему с
разных сторон слепых каждый из них
отметил, что слон — это нечто
огромное, но при этом для одного
слон — это качающийся хобот, для
второго — могучая колонна ноги, для
третьего — хвост… Байкал для всех,
кто с ним соприкасается, это
уникальный комплекс, главный
аккумулятор и генератор чистейшей
пресной воды на планете Земля. При
этом каждый, кто занимается
проблемами устойчивого развития
этого комплекса, имеет свое
видение, связанное с конкретным
вопросом или объектом. Для геолога
Байкал — разлом земной коры,
рифтовая зона с повышенной
сейсмикой. Гидрологи изучают
движение поверхностных и подземных
потоков, питающих озеро. Технологи
и экономисты ломают головы над
альтернативой БЦБК…

Институт
систем энергетики имени Л.А.
Мелентьева СО РАН (ИСЭМ) занимается
проблемами энергоснабжения, как бы
реализации программы устойчивого
развития Прибайкалья. На
конференцию институт представляет
результаты выполненных в 1996—1997
годах комплексных исследований в
рамках проекта ТАСИС (думаю,
нелишне расшифровать: это
программа технологического
содействия СНГ со стороны
Европейского союза)
"Экологически чистое
энергоснабжение региона озера
Байкал". Автор был руководителем
раздела по использованию
возобновляемых природных ресурсов:
солнечного излучения, ветра, малых
рек, древесины — для
энергоснабжения потребителей на
побережье озера.

Вероятно,
опыт международного
сотрудничества для разных аспектов
проблемы Байкала различен, но
кое-что здесь явно общее. Похоже,
этот опыт наиболее позитивен в
плане постановки, изучения
проблемы в целом, а также ее
природоведческих аспектов. Ну а
автор, занимаясь конкретными
проработками, оценками и
рекомендациями, во-первых,
технологического, во-вторых,
объектного характера, дать
однозначно позитивную оценку этого
опыта не может.

Самой
комплексной, целеполагающей,
базовой работой, выполненной с
участием десятков ведущих
специалистов США, Бурятского и
Иркутского научных центров СО РАН,
бесспорно, является так называемая
"Модель Дэвиса" —
"Комплексная программа политики
землепользования для российской
территории бассейна озера
Байкал", выпущенная в марте 1993
года. Однако это мощное начало не
получило достойного продолжения,
развития: конь замер на скаку. Так, в
части "чистого"
энергоснабжения за прошедшие 4,5
года на иркутском побережье
Байкала было установлено пять
автоматических систем наблюдения
за ветром и одна пионерная
солнечная электростанция с
мощностью генераторов 0,6 киловатта
(10 панелей по 60 ватт). Все это было
сделано практически сразу же, в
июле 1994 года, что и дало основания
для радужных надежд, но на этом все
и кончилось (о причинах говорится
ниже). В феврале 1997 года
сотрудниками Института географии
СО РАН по инициативе и при
консультационном участии
специалистов Немецкого общества по
техническому сотрудничеству
выпущена работа "Экологически
ориентированное планирование
землепользования в Байкальском
регионе. Бассейн р. Голоустной",
где предполагается оценить
возможности развития системы
альтернативного энергоснабжения.
Сама по себе работа добротная (как
все, что делают иркутские географы),
но предположение об этой самой
оценке вызывает недоумение.
Соответствующие и кадастровые, и
технико-экономические проработки
выполнены в рамках подготовленной
в 1995 году по поручению областной
администрации региональной
комплексной целевой
эколого-экономической программы
"Байкал", в которой
участвовали и ведущие специалисты
Института географии. В прошлом году
в ИСЭМ по просьбе районной
администрации сделаны прикидочные
оценки возможности использования
местного древесного топлива как
основного энергоресурса,
технико-экономические оценки
эффективности конкретных ветровых
электрогенераторов, имеющихся на
отечественном и мировом рынках.
Подобные проработки с
технико-экономическими оценками
сделаны и в рамках иркутского
проекта ТАСИС. Неужели всего этого
недостаточно, чтобы ставить, к
примеру, ветряки? Кстати, они уже
находятся в опытно-промышленной
эксплуатации на Ольхоне, на
материковом побережье Малого моря.

Анализ
списка авторов "Модели Дэвиса"
показывает, что среди российских
разработчиков нет ни одного
"технаря", специалиста хоть в
какой-то конкретной отрасли
производства (похоже, что это
относится и к зарубежным участкам),
а ведь лозунг, идея рационального
природопользования должны
реализовываться через конкретные
решения для конкретных технологий
и объектов.

Пора
переключаться в международном
сотрудничестве на проработку и
широкомасштабную реализацию
инженерных, технологических
решений (отрадный факт: в рамках
бурятского проекта ТАСИС закуплено
отечественное оборудование и идет
подготовка к сооружению пионерных
систем солнечно-электрического
теплоснабжения и ветросолнечного
электроснабжения реальных
объектов).

Одна из
причин, сдерживающих международные
благотворительные организации в
оказании материализованной помощи
Байкалу — это сомнение в том, что
выделенные средства до Байкала
дойдут, а не рассосутся в пути и не
пропадут. Найти надежного,
заинтересованного получателя, как
это ни парадоксально, бывает весьма
затруднительно, а то и вообще
невозможно. Я помню "хождение по
мукам" в связи с системой
электроснабжения школы в Большом
Голоустном, установки там и на
Ольхоне автоматических систем
измерения скорости ветра, их
обслуживания. И как результат —
ненадежная работа по идее очень
"умной", но не к рукам
электрической схемы (кроме
фотоэлектрических
преобразователей со сроком
безотказной эксплуатации не меньше
20 лет, она включает батарею
аккумуляторов большой емкости,
мощный преобразователь тока,
предусматривает возможность
использования
дизельэлектрогенератора) и
практическая невозможность
получения результатов измерения
ветра (сменные диски с записью
приборов должны отправляться в США,
там обрабатываться и пересылаться
в Иркутск). Парадоксальная,
немыслимая ситуация: на российской
территории иностранцы ведут
многолетние непрерывные
наблюдения, к которым мы даже не
имеем доступа.

Протокол
намерений о поставке Германией
фотоэлектрических
преобразователей суммарной
мощностью до 60 киловатт для
находящегося в длительном и
глубоком энергетическом кризисе
острова Ольхон не реализован,
поскольку ни местная, ни областная
администрации не смогли отыскать
средства для покрытия 40% связанных
с этим расходов (все остальное,
включая поставку и монтаж, брала на
себя Германия). И вот этот ход
"благодетеля": заставить
обязательно оплатить часть
расходов при получении помощи — это
попытка иметь хоть какую-то
гарантию, что помощь пойдет по
назначению, что солнечные батареи
не сгниют на складе, не будут
разворованы, разбиты (при
ограниченных средствах можно бы, к
примеру, в данном случае подарить
не 60, а 40 киловатт). Долго не забуду,
как сотрудникам ИСЭМ пришлось
обивать пороги кабинетов в
администрации Иркутской области,
получая "добро" на выполнение
упоминавшегося проекта ТАСИС —
будто это надо было институту, а не
народному хозяйству области, не
Байкалу. Ну а отсюда — практически
полная невостребованность
результатов работы, выполненной в
качестве помощи для региона.
Естественно, "дарители" эту
невостребованность учтут, каковы
бы ни были причины замораживания
рекомендаций проекта.

Четыре года
назад меня привлекли к работе
общественного института
Тахо-Байкал. Его задачей является
участие американской и российской
молодежи в решении проблем этих
двух озер, у которых много общего. С
тех пор, в какой-то мере отслеживая
работу этой организации, имею
основания утверждать, что она может
быть значительно более эффективной
применительно к Байкалу. Причина
недостаточной результативности,
малой отдачи — опять же в
отсутствии внимания власть
предержащих с российской стороны,
да и вся общая постановка целей и
задач. В программе 1994 года одним из
проектов было предусмотрено
использование возобновляемых
источников энергии, по этому поводу
смешанная группа прибыла на
побережье Малого моря, где велись
наши эксперименты и
инструментальные исследования.
Группу высадили на берег без
сопровождающего, ребятам пришлось
нас искать, мы их обустраивали с
жильем и питанием. К сожалению, они
не сделали ничего конкретного,
потом были трудности с доставкой
группы на "большую землю"… Мои
предложения их иркутским и
американским наставникам
относительно развития этого,
возможно, самого конкретного,
нужного проекта остались вообще
без реакции, а работы по проекту
были заморожены. То, чему я
свидетель, дает основание считать
деятельность "энтузиастов"
Тахо-Байкала чистой воды
профанацией, очковтирательством в
сугубо личных интересах (дай Бог,
чтобы это было хотя бы частично не
так).

Если бы не
Ходжа Насреддин, то бухарский
ростовщик Джафар, упав в бассейн,
непременно бы утонул. Сердобольные
сограждане кричали ростовщику:
"Дай руку!" — на что тот не
реагировал, и лишь достопочтенный
Ходжа догадался крикнуть: "На
руку!" Вот это бесконечное
"дай" от местных властей и
жителей к вышестоящим властям,
разным шефам, к многочисленным
зарубежным визитерам, давно
приелось, эффект по линии
благотворительности уже извлечен.
А что дальше? А дальше нужен переход
от "дай" к "на": поиск и
реализация решений, экономически
взаимовыгодных при их безусловной,
гарантированной экологической
чистоте. Вот два примера проектов
природоохранного характера,
реализация которых может дать
обоюдный экономический выигрыш.

Несколько
лет назад довелось узнать от коллег
из Бурятэнерго, что достигнута
договоренность о сооружении ряда
низконапорных ГЭС в Баргузинской
долине, где они в прошлом успешно
работали. Эти ГЭС должна была
построить французская фирма, затем
в течение какого-то времени их
эксплуатировать, продавая
электроэнергию, — естественно, с
выгодой для потребителей и для
себя, как же иначе-то? И вот, будучи в
Улан-Удэ на семинаре ТАСИС в апреле,
я с огорчением узнал, что проект тот
не состоялся, как я понял, по
организационным причинам местного
характера. Если их срочно
ликвидировать, то на реализацию
проекта потребуется, наверное, не
больше года — и долина получит
"чистую" электроэнергию.

В Иркутске
разворачивается крупная программа
"Солнечный кремний Сибири",
целью которой на первом этапе
является производство чистого
кремния для мирового рынка, на
втором — выпуск
электрогенерирующих систем,
включающих кремниевые
фотоэлектрические
преобразователи, прежде всего для
автономных потребителей зоны
Байкала. Уникальное природное
сырье в Республике Бурятия и
Иркутской области, разведанное в
практически неограниченных
количествах, имеющаяся научная и
промышленная база дают основания
надеяться на выпуск продукции
стоимостью много ниже цен мирового
рынка. Буквально только что
получены первые поликристаллы
чистого кремния при фантастически
низких затратах. Анализ их свойств,
расчеты эффективности
преобразования светового
излучения в электрический ток
будут выполнены вероятно, в
лабораториях Германии, которая
имеет свою долю в части вложений и
будущей прибыли. Поиск увенчался
первым очевидным успехом — это, в
частности, повышает доверие
потенциальных инвесторов.

Думается,
долгожданное решение ЮНЕСКО о
включении Байкала в перечень
объектов мирового природного
наследия, являющееся
документальным признанием его
планетарной значимости и, тем
самым, признанием обязанности
всего человечества заботиться о
своем Байкале, дает возможность
сделать международное
сотрудничество существенно более
эффективным. Последнее зависит
прежде всего от нас, местных
россиян, живущих у Байкала.

И еще одно.
Международное сотрудничество,
поддержка, помощь, инвестиции
должны рассматриваться в данном
случае (как и в других) не как нечто
постоянное, а как импульс, как
толчок, как катализатор, как
обучение — исходя из того, что
решать задачи, реализовывать
программы нужно и можно нам самим.
Байкал — он хоть и часть
"мирового наследия", но при
всем при том весь наш, российский,
сибирский.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector