издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Монако аплодирует Ангарску

Монако
аплодирует Ангарску

Российский
национальный центр Международной
ассоциации любительских театров
АИТА регулярно выпускает
информационный бюллетень, в
котором отражаются новости АИТА. И
вот в одном из выпусков этого
бюллетеня появилась такая
информация: "На участие в самом
престижном фестивале любительских
театров, который проводится один
раз в четыре года в Монако, в рамках
конгресса АИТА, оргкомитетом
фестиваля было получено 33 заявки от
пяти континентов. На первом этапе
было отобрано 28 национальных групп,
в финал вышло 24 театра стран —
участниц АИТА. В число театров,
получивших право принять участие
во Всемирном фестивале
любительских театров, стал и театр
из России под названием
"Факел" из города Ангарска
(режиссер Александр Кононов) со
спектаклем "Жениться
Бальзаминова" по А. Н.
Островскому".

…Ницца
встречает нас лазурными красками
моря, своей европейской
аккуратностью и жарой. Контраст по
сравнению с нашей одичалой
столицей ошарашивающий.

Встречает
нас добродушная и заботливая
переводчица Энни, некоторое время
мы разбираемся, где и как получать
багаж, затем садимся в автобус и
едем в Монако. Дорога вьется среди
гор, Энни отвечает на наши
многочисленные вопросы и еще
успевает объяснять, где мы едем и
что видим по пути. И вот наконец ее
счастливый возглас возвещает о том,
что мы въехали в Монако. Правда,
понятия "въехали" и
"выехали" здесь достаточно
условны, потому как постоянно едем
по улицам города, и только смена
табличек с названиями извещает о
том, что ты оказался в Монако,
Монегетти или Монте-Карло. Автобус
останавливается в порту, и мы
выходим, взволнованные и
возбужденные, садимся в
удивительного вида стеклянный лифт
и поднимаемся в культурный центр,
где находится штаб фестиваля.
Бессменный организатор фестиваля
Пьер Селарю встречает нас
шампанским, он долго говорит о
значении русской актерской школы и
восхищается тем, что мы проделали
такой долгий путь, чтобы приехать
на фестиваль. Вся процедура встречи
проходит в приподнятом настроении,
нам вручают значки фестиваля,
знакомят с программой. Над
культурным центром развеваются
государственные флаги 24 стран —
участниц фестиваля, праздничная
суета кипит во всех уголках центра,
внизу сияет лазурным цветом бухта
Монако, в которой качаются на воде
белоснежные катера.

Взволнованные
и радостные, мы едем в гостиницу, а
через некоторое время идем
смотреть очередной спектакль
фестиваля, привезенный литовским
театром.

Театр
принцессы Грейс, в котором проходит
спектакль, расположен на берегу
бухты и находится под землей. В этом
очень уютном и небольшом театре нас
встречают участники конгресса АИТА
— датчане, финны, шведы, канадцы,
американцы… Такое ощущение, что на
фестиваль приехал весь мир.
Открывается занавес, и вот он,
первый увиденный нами спектакль по
пьесе Теннесси Уильямса
"Обреченный дом". Молодежный
литовский театр играет спектакль
об урбанизированной жизни, в
которой нет места живому
человеческому чувству. Он выдержан
в сухих, жестких тонах, иногда на
сцене появляется группа
девушек-танцовщиц с механизируемой
хореографией, удивительно
органично играет героиня. Рядом со
мной сидит руководитель центра
АИТА из Финляндии и постоянно
спрашивает, нравится ли мне это
зрелище. Я откровенно признаюсь,
что спектакль безусловно
интересный и проблемы, которые
волнуют этот театр, нам близки.
Литовский спектакль дает нам
понять, что у фестиваля очень
высокий уровень, и хотя здесь не
присуждают никаких мест, нет борьбы
за первенство, которая всегда
раздражает на фестивалях, зато есть
накал страстей по поводу
художественного освоения того или
иного материала.

А в
фестивальном центре после
просмотра всех спектаклей, идущих в
трех театральных залах ежедневно и
по три спектакля в каждом,
собираются участники фестиваля.
Здесь проходят презентации
театров, обсуждения спектаклей,
коллоквиумы. Вся театральная кухня
кипит до утра и после обеда
вспыхивает с новой силой.
Участников спектакля встречают
аплодисментами, дарят сувениры,
договариваются о творческих
обменах.

Интересно,
что обслуживают всех на фестивале
участники любительского театра
Монако. Они работают и
переводчиками, и гидами, и
барменами, и много, много, много
говорят, улыбаясь и радуясь тому,
кто их слушает. Нас, сдержанных
сибиряков, эти бурные потоки речи
просто обескураживают. Из них мы
узнаем, что наш спектакль будет
проходить на сцене королевского
оперного театра Гарние, что на
подготовку нам будет дано два часа
и ни минутой больше, что все
необходимое для спектакля мы
должны подготовить заранее и что
мне как режиссеру будет
предоставлена возможность
осмотреть заранее сцену в течение 15
минут. Вот и все. Мы лихорадочно
начинаем соображать, как нам
уложиться в указанные сроки.

В гостинице
читаем программу фестиваля и
начинаем понимать, что охватить все
нам не удастся, огромное количество
спектаклей, экскурсий,
собеседований, обсуждений,
презентаций, из которых нужно
выбрать самое необходимое, чтобы
сохранить силы, порепетировать,
достойно сыграть спектакль и
увезти как можно больше
впечатлений.

На следующее
утро в театральном центре
доброжелательные артисты театра
Монако вручают нам газету, в
которой описаны все события
фестиваля вчерашнего дня.
Удивительно быстро обрабатывается
вся информация, связанная с
фестивалем: не успев побывать на
каком-то из мероприятий, любой
участник фестиваля может получить
о нем исчерпывающие сведения. После
чашки кофе мы идем осматривать
достопримечательности Монако:
королевский дворец, музей
океанографии. Все это вызывает
сказочные ощущения, и описывать
впечатления — дело безнадежное. А
вечером просмотр трех спектаклей и,
конечно же, презентации и
обсуждения.

Были
представлены все направления
театрального искусства, начиная от
комедии дель арте и заканчивая
авангардом, начиная от балета и
заканчивая психологической драмой,
а о жанровой палитре и говорить
нечего. Причем, кроме программных
спектаклей, игрались еще и
спектакли, привезенные под
патронажем АИТА. Глобальность
масштабов этого фестиваля и его
разнообразие были поразительны. Да
и стоило ли ожидать другого, если
фестиваль проходил под
покровительством королевской
династии Монако и властители этого
небольшого государства часто
появлялись в королевской ложе для
просмотра того или иного спектакля.
А любительский театр Монако
является, по сути дела, придворным
королевским театром.

Самое яркое
впечатление оставил спектакль
финской группы актеров, которые с
утонченным психологизмом
разыграли пьесу Стринберга "Мисс
Юлия". Очень живым, органичным и
поистине любительским был
спектакль чехов по пьесе Генри
Россо "Месть русского сироты".
Спектакль шел под нескончаемые
аплодисменты публики; изобилие
юмора, творческих находок, трюков
просто покоряло. Оригинальный
спектакль о проблемах СПИДа
привезли на фестиваль
артисты-любители с Берега Слоновой
Кости. Незамысловатый по
оформлению, открытый и
непосредственный, спектакль
поражал своей простотой и азартом,
с которым чернокожие артисты с
большим юмором разыгрывали
историю, случившуяся в африканской
деревне. Очень серьезной работой
покорили нас и американцы. Их
спектакль по пьесе Брайна Фрейла
"Танцы на Лугназе" был
пронизан болью за женщин,
стремящихся вырваться из круга
обывательской жизни к
романтическим сферам любви. Просто
грандиозное зрелище привезли на
фестиваль японцы. Если все труппы
были ограничены количеством
артистов в 10 человек, то Япония
привезла на фестиваль 300. Их
спектакль "Белая дорога —
молитва и блаженство" был
своеобразным пиком фестиваля. Он
сочетал в себе и балет, и пантомиму,
и драму, и народные танцы. И,
несмотря на свою сюжетную
невыстроенность, воспринимался как
грандиозное шоу. Театралы из
Сингапура решили показать
эпическое зрелище "Рамаяну".
Их спектакль носил явно
этнографический характер.
Прекрасные музейные костюмы,
национальная музыка, великолепная
пластика снискали уважение к милой
и симпатичной труппе театра.

Хотелось бы
отметить грузинский театр,
показавший мюзикл по пьесе Е.
Шварца "Обыкновенное чудо".
Спектакль задуман как некое
действо, возникающее из волшебной
шкатулки, которой управляет
виртуозный музыкант. Неординарным
и экспрессивным был спектакль
венесуэльцев по пьесе Гюстава Отта
"Павлов — за десять секунд до
преступления".

Наш
спектакль по пьесе А.Н. Островского
"Женитьба Бальзаминова"
вызвал большой интерес. Драматурга
этого считают в Европе не
популярным, причем пьеса языковая,
идущая без перевода, также
провоцировала некоторое
недоумение. Надо сказать, что
многие театры, бывающие на
фестивалях подобного ранга,
приспособились к так называемой
интернациональной манере игры, они
включают в спектакль минимум
текста и максимум движений, музыки
и прочих трюков, объясняющих
содержание. Поэтому можно
представить себе наши волнения по
части того, будем или нет мы поняты
зрителями. Но вот сыграны первые
сцены, и я смотрю на переводчицу.
Она знаками показывает мне, что все
идет прекрасно. В вестибюле театра
сидит режиссер трансляции
спектакля, и я слежу по четырем
мониторам за его ходом. Все
заканчивается хорошо. Спектакль
наш понят. Первым меня поздравляет
режиссер трансляции. Я бегу на
сцену к артистам, которые
испуганными глазами взирают на
меня. Объятия, волнения, слезы…
Спектакль состоялся. На сцену
приходит консул нашей страны
Котельников, который специально
приехал на наш спектакль из
Марселя. Он удивлен, что сибирский
театр приехал в Европу
представлятть нашу страну, говорит
о том, что получил большое
наслаждение и передает привет всем
сибирякам. Над сценой опускаются
флаги России, Венесуэлы и
Сингапура. Труппа выходит на сцену,
и представители АИТА вручают нам
памятный приз фестиваля: две
бронзовые театральные маски,
висящие на фоне театральных кулис.
Усталые и счастливые, мы
возвращаемся в фестивальный центр,
где в 11 часов начнется презентация
нашего театра. В суматохе
переодеваемся в русские
национальные костюмы, поем русские
песни, угощаем икрой и водкой
"Байкальской", рассказываем
про наш край и получаем множество
приглашений на фестивали,
творческие обмены, семинары и
конференции — в США, Словакию,
Финляндию, Корею, Швецию и т.д.
Сбудется ли когда-нибудь все это?
Удастся ли театру еще раз побывать
в этой сказочной стране, где люди
так увлечены театром? Это покажет
время. Но то, что театр из
провинциального города Ангарска
обрел мировое имя, что его
спектакль попал в число лучших
мировых достижений любительского
театра, навсегда останется в наших
душах и наших сердцах.

А.
КОНОНОВ, режиссер театра
"Факел".

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector