издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Конец атамана

Конец
атамана

Геннадий
БЕЛОУСОВ, ветеран госбезопасности

Я
бережно храню старую тетрадь с
воспоминаниями моего отца
Митрофана Белоусова, работавшего в
20-е годы начальником милиции
Верхоленского уезда и
Эхирит-Булагатского аймака. В своих
записях он рассказывает о работе
уголовного розыска в те далекие и
трудные годы. Предлагаю отрывок из
этих воспоминаний.

"Не
проходило и дня без грабежей и
убийств, особенно на Якутском
тракте, по которому нескончаемым
потоком шли обозы и грузы для
Ленских золотых приисков. Налеты на
них и на возвращавшихся старателей
совершали бандитские шайки из
притрактовых сел и деревень. Все
преступники были хорошо вооружены,
имели сменных лошадей, быстро
уходили от погони — ведь знали все
таежные тропы как свои пять
пальцев, в каждом селе имели
связников, которые сообщали им,
когда и где появляются сотрудники
уголовного розыска, помогали
провизией и фуражом.

Справиться
со всеми бандитами силами
волостной и уездной милиции было
трудно: ведь к каждому обозу
милиционера не приставишь.

Во всех
деревнях и селах было много разного
оружия, оставшегося еще с
колчаковских времен. У нас же —
трехлинейки да наганы, несколько
милиционеров на всю волость.

Десятки раз
приходилось идти одному на
задержание матерых преступников. В
феврале 1925 года, на Крещение, в
Бирюльках днем появились трое
"молодцов". Заехали они во двор
к Григорию Жданову, который
числился как связник бандитов. В
общем, мне стало ясно, кто к нему
пожаловал. Надо было что-то срочно
предпринимать, а я в селе один. Взял
с собой для подстраховки
комсомольского активиста
Сокольникова, который нередко
помогал мне и раньше. Одно плохо,
оружия у него не было, а у меня один
револьвер. Пришлось рассчитывать
на внезапность. Через ворота я
незаметно пробрался в сени, рывком
открыл дверь — и передо мной два
здоровенных детины. Направляя на
них револьвер, я крикнул: "Руки
вверх!" С перепугу те руки и
подняли. "А ну на пол!" —
скомандовал я. Тут подбежал мой
помощник. Вместе мы связали
бандитов, обыскали, нашли у них
наганы. Повезло мне в тот раз:
видимо, задержанные, судя по
решительности моей, подумали, что
дом окружен, поэтому и сдались.
Когда мы вели бандитов по двору,
заметил следы, ведущие к стайке. Там
обнаружили еще одного
"молодца". На санях доставили
мой "улов" в Качуг. В них
опознали давно разыскиваемых
преступников. Один оказался
главарем банды по кличке Капошка,
другой — Федька Огнев. Этот Федька,
сбежал потом и еще долго не мог меня
забыть — все головы конские над
воротами моего дома вешал.

Участвовал я
и в операции по поимке знаменитого
Кочкина, которого "пуля не
брала". Целых десять лет не могли
его поймать. Тоже промышлял он на
Якутском тракте. Много наших из-за
него погибло.

К 29-му году мы
его банду тоже хорошо пощипали.
Остался он со своей любовницей
Анисьей и ее братом Михалевым. Так
вот этого брата в одной из схваток
ранили и схватили. Взамен на жизнь
Михалев согласился вернуться в
банду и убить главаря. Инсценировав
побег, он сумел найти "лежанку"
Кочкина. Тот легенде не поверил,
оружия вернувшемуся не давал, к
себе близко не подпускал.

В конце июня
атаман решил совершить еще одно
нападение на обоз под Жердовкой,
взял в набег вместе с Анисьей и ее
брата. Когда Кочкин, встав на седло,
рассматривал движущийся по тракту
обоз, Михалев выхватил у сестры
ружье и выстрелил ему в затылок.
Подъехавшие оперативники, где был и
я, связали Анисью и вместе с трупом
Кочкина отвезли в отдел, где
сфотографировали. Потом с этой
фотографией работники уголовного
розыска ездили по деревням и селам,
чтобы люди убедились, что нет
больше неуловимого атамана…"

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector