издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Непотопляемый

Непотопляемый

Татьяна
КОВАЛЬСКАЯ, "Восточно-Сибирская
правда"

В
редакцию пришло письмо.
Корреспондент выехал в город
Свирск, из которого донесся сигнал
о помощи — обращение профкома в
поисках справедливости и порядка.
Вот строки из письма о сути
конфликта:


нашем городе в течение месяца
коллектив работников
муниципального лечебного
учреждения (бывшей
медсанчасти) вместе с
общественностью пытается
добиться справедливости и
порядка. 9 октября 1998 года
главный врач Супрунов Сергей
Петрович был на работе в
нетрезвом состоянии. Это его
обычное состояние. В последнее
время его запои выбивают нас из
колеи. А ведь коллектив по 5-6
месяцев не получает зарплаты,
некоторые полуголодные, влачат
нищенское существование, но
выполняют свой
профессиональный долг. А в это
самое время главный врач
жирует, пьет, строит себе
коттедж. С людьми груб, может
оскорбить, накричать, а стоит
возразить — так уже неугодный,
начинается гонение (…)

За
последние месяцы уволились
девять врачей, врачебные
должности в основном занимают
фельдшеры.

Устал
коллектив, не выдержал.
Пригласили свидетелей,
представителя мэрии,
председателя совета ветеранов
войны и труда и в их
присутствии
освидетельствовали главврача
на алкогольное опьянение,
составили акт…"

Разумеется,
следы алкоголя в крови были
обнаружены, результаты направлены
заведующему горздравотделом А.
Главину. В своем письме и уже на
первом (а их последовало три)
собрании коллектива было выражено
недоверие руководителю, который
считает себя неуязвимым и
подвержен страшному пороку,
недопустимому на руководящем посту
(так выступали коллеги Супрунова).
Претензий к нему немало и по другим
вопросам: члены профгруппы считают
незаконным получение главврачом
второй квартиры, уличают в
использовании служебного
положения в личных и
небескорыстных целях, ставят в вину
грубое и бестактное отношение к
членам коллектива, нецелевое (по
мнению сотрудников) использование
средств страховой медицины.
Поскольку повлиять и перевоспитать
С. Супрунова профсоюзный комитет не
смог, он обратился в вышестоящую
инстанцию, горздравотдел, с
просьбой рассмотреть вопрос о
замене его на этой должности.

Казалось бы,
двух мнений быть не может. Налицо
грубейшее нарушение
морально-этических норм, трудовой
дисциплины и порядка, подрыв
авторитета всего здравоохранения.
Однако горздравотдел встал на
защиту Супрунова. Хотя жалобы на
него от пациентов Свирска были и
раньше. Не так давно письмо мэру
Черемхова направили члены совета
ветеранов войны и труда. И с этим
письмом получилась весьма
некрасивая история. Несмотря на то,
что оно было адресовано не в газету,
не для обнародования и компромата,
а лично мэру, которого свирчане по
праву считают "родным
человеком" (его семья проживает в
Свирске), неведомо каким путем
Супрунов его прочел и как человек
энергичный применил тактику
"лучшая защита — это
нападение". Он предъявил иск
председателю Свирского совета
ветеранов Марии Ивановне Агеевой
на 10 тысяч рублей по возмещению
морального ущерба. После первого же
вызова в суд женщина слегла в
постель. Представитель свирской
мэрии Т. Антипина, курирующая
социальную сферу, попросила
ознакомить ее с текстом иска и, к
великому к своему удивлению,
узнала, что "морально
пострадавший" главный врач
никогда не появлялся на работе в
нетрезвом состоянии и что его
поддержит коллектив. А ведь в таком
маленьком городке люди всех видят и
знают каждого, тем более
руководящего работника. История с
иском и "моральным ущербом"
явилась последней каплей,
переполнившей чашу терпения.
Освидетельствование и акт о
нетрезвом состоянии в рабочее
время свели на нет обвинение
Супрунова в адрес ветерана М.
Агеевой и, в свою очередь, стали
основанием для письма группы
врачей в горздравотдел, а потом и в
"Восточно-Сибирскую правду".

Чем же
объяснить тогда позицию
заведующего горздравом? Никто не
спорит, Сергей Петрович Супрунов в
свое время сделал много хорошего и
как врач, и как администратор.
Приведенный медработниками факт,
что детская консультация, на ремонт
которой отпускали средства, стоит
все в том же полуразрушенном
состоянии, тогда как невдалеке
ударными темпами строится коттедж
главврача, настораживает, но
нуждается в документальной
проверке. Кстати, заведующий
горздравом А. Главин сообщил на
встрече в поликлинике, что комиссия
по проверке финансовой
деятельности С. Супрунова работает
и о результатах коллектив будет
извещен. Да и сам главврач получил
административное взыскание. Но
заменить его, по словам того же А.
Главина, просто некем. Нет
кандидата с опытом, авторитетом,
связями — так, по крайней мере,
можно было понять. Проскользнула
фраза и о том, что до пенсии ему
остался год. Может быть, в этом вся
причина?

И все же, все
же… "Незаменимый" Супрунов в
той довольно бурной беседе с
врачами, медперсоналом и
журналистами держался
самоуверенно и властно. Ни тени
сомнения, ни о сознания даже капли
вины перед своим коллективом. Он и
не считает пороком следы алкоголя в
крови в середине рабочей недели, у
него "алиби" — накануне
просватал племянника. И этот
нескрываемый страх персонала,
особенно младшего и среднего,
потерять работу! Одна шепотом
рассказала, как Сергей Петрович в
пищеблоке пугал: вот только
появитесь на собрании — уволю. А
группа старших медсестер даже
написала письмо в защиту Супрунова,
которое он гордо
продемонстрировал. Зато у
председателя профгруппы
медсанчасти врача А. Светлакова
оказалось письмо работников
ремонтно-механического завода с
критикой главврача.

В общем,
неспокойно в свирском медицинском
королевстве. В какой-то мере весь
этот сыр-бор вызван крайней
усталостью людей, безденежьем и
беспросветностью. А также полной
безнаказанностью и
беспардонностью тех, кто успевает
обзавестись недвижимостью любыми
путями.

Помогут ли
объявленная забастовка и голодовка
врачей? Их и так осталось меньше,
чем пальцев на одной руке, в
основном лечат фельдшеры. А
вообще-то коллектив большой, за 200
работников. Проблем — выше головы:
нет гинеколога, не хватает нянечек
в детском отделении на ночные
дежурства, нет лекарств, нет
пополнения молодыми специалистами.
В недавние времена ветеранов
подлечивали в профилактории, а
теперь он закрыт. Осталось одно
доброе слово, но и это становится
дефицитом, к большому сожалению.

Закончу
последней фразой из письма: "Так
до какого же позора мы дожили? Если
власти поощряют пьянку, что же,
пейте, господа руководители, вам
все сойдет с рук".

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector