издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Мы наш, мы новый мост построим"

Владимир
ИВОНИН, генеральный директор ОАО
"Иркутскмостострой":

"Мы
наш, мы новый мост построим"

Пресс-конференция
с одновременной презентацией
эскизных проектов архитектурной
части нового мостового перехода
через Ангару привлекла внимание
широкой общественности. При этом
оценки даются не только самой
работе победителя тендерных торгов
(коллективу Иркутской организации
Союза архитекторов), но и отдельным
высказываниям членов конкурсной
комиссии. К примеру, прозвучавшие в
СМИ заявления об отсутствии в
Иркутске строительной организации,
способной воплотить сей
архитектурный шедевр в жизнь,
вызвало у наших читателей
недоумение.

— Что
же это получается, — возмущаются
люди, — жилье нам строят канадцы,
промышленные объекты — турки или
китайцы, социальную сферу —
югославы, а теперь уже и мосты
отдадим на откуп иностранцам? А
куда подевались свои когда-то
гремевшие на весь союз мостоотряды?

И
впрямь — куда? А может,
действительно, как это было
заявлено не пресс-конференции,
"наши не смогут" решить столь
сложную и объемную задачу? С этими
сомнениями мы отправились к
заслуженному строителю России,
кавалеру ордена "Знак Почета",
генеральному директору
акционерного общества
"Иркутскмостострой" Владимиру
ИВОНИНУ.


Владимир Александрович, какова
реакция коллектива на прозвучавшую
в СМИ оценку возможностей
иркутских мостостроителей в
реализации проекта мостового
перехода?

— Самая что
ни на есть негативная. Ко мне чуть
ли не ежедневно обращаются наши (и
не только наши) специалисты с
требованием опровергнуть эти
небылицы, убедить общественность,
что за 50 лет существования мы
кое-чему научились.

В душе я с
ними согласен, но к чему лишние
слова? О возможностях нашего
коллектива иркутяне могут судить
по делам. Два моста на реке
Ушаковке, мостовой переход через
Иркут, мост и шесть путепроводов
через Ангару, в том числе
соединяющий Ново-Иркутскую ТЭЦ с
ТЭЦ-2 под старым мостом, набережная
с двумя речными причалами и арочным
пешеходным мостиком у
мемориального комплекса… Около
полусотни объектов возведено для
родного Иркутска. Не чурались
никакой работы.

А теперь,
когда появилась надежда
"распечатать" столь нужный и
столь престижный объект, (да это же
мечта любого мостостроителя!),
заговорили о нашей
несостоятельности, о привлечении
иностранцев.

— Пока
лишь речь о конкурсе на подряд. Или
вы против здоровой конкуренции?

— Упаси бог.
Но когда я слышу об успехах тех же
канадцев или югославов, о том, как
они здорово работают, мой разум
возмущен до предела. О каких
успехах речь? Никто даже не
задается вопросом: а почему им не
работать? Ни квартиры, ни семьи у
них здесь нет, зарплата — нашим
такая не снилась, с питанием —
никаких проблем, общежитие — под
боком. Все входит в смету.

Я предлагаю:
давайте создадим подобные условия
нашим и посмотрим, что получится.
Платите деньги, мы любые
конструкции и материалы привезем и
построим не хуже. Посмотрите, какой
красавец мост мы сдали в конце года
на Байкале (железнодорожный мост
через р. Выдринная). С 30 декабря по
нему открыто движение поездов. А
300-метровый мостовой переход через
реку Китой!

И все это
сработано… в долг, на собственные
оборотные средства. Люди наши по
нескольку месяцев не получали
зарплату, но работали в три смены,
без выходных. Где же тут равные
возможности?

Если бы нам
платили хотя бы половину
заработанного, мы бы приобрели и
новые технологии, и современное
оборудование, которое давно на
вооружении инофирм. Словом, новый
мост дает надежду нашим сибирским
мостостроителям не только выжить,
но подняться на несколько ступенек
в технической оснащенности,
изменить психологию строительства
подобных сооружений.

— Вы
лично как оцениваете архитектурную
часть проекта нового мостового
перехода?

— Начну с
того, что мы весьма рады столь
стремительному развитию событий
вокруг нового моста. Я на
протяжении многих лет предупреждал
городские власти, депутатов:
настроим жилья, социальных
объектов, а проехать по городу
будет невозможно. Давайте браться
за мост, многоуровневые (как в США,
Японии, Англии) транспортные
развязки, иначе пешком придется
ходить.

А теперь что
касается проекта — победителя
конкурса. Думаю, архитекторы нашли
весьма смелое и интересное решение.
Мост-бульвар, мост — прогулочный
проспект, мост — частица городского
зеленого кольца. И все это
нагружено событиями, связанными с
рекой, городом, его людьми. Весьма
оригинальны трассировка моста (над
островами) пешеходные переходы,
сходы и съезды, гребной канал…
Считаю, тендерная комиссия не
ошиблась в своем выборе. Это
мост-сказка…

…Которую
надо сделать былью. По плечу ли
"Иркутскмостострою" сей
уникальный объект? Хватит ли
силенок?

— Зря
сомневаетесь. Километровый мост,
что в районе Жилкино, по-своему
уникален — последний в Союзе с
опорами на кесонных фундаментах.
Уникален он и по своей конструкции:
стыки сварные на высокопрочных
болтах. 22 километра сварки и 88 тонн
болтов. Один только пролет через
судоходную часть весит четыре
тысячи тонн. До него нигде в мире не
было подобных комбинированных
стыков.

В ходе
строительства обучали людей в
Киеве, Ленинграде, привезли в
Иркутск чуть ли не весь Институт
Патона и совместными усилиями
осваивали и выполняли
строительство этих стыков. Много
новых передовых конструкций,
технологий и способов производства
работ освоено здесь. И я не
сомневаюсь, что коллектив в
состоянии внедрить любые новинки,
выполнить работы повышенной
сложности.

Более того,
мы уже предпринимаем попытки (и
небезуспешно) интеграции своих
наработок в области управления с
передовым опытом Англии, Франции,
других стран ЕС. В частности, ряд
наших специалистов проходит
обучение в международном центре
дистанционного управления
"Байкал Линк" при Иркутском
госуниверситете.


Говорят, у вас коллектив для столь
объемного дела маловат?

— Да, сегодня
в отряде лишь половина из того
"звездного" состава, что
возводил Ангарский мост. Но если в
те времена мы одновременно строили
по три десятка объектов, то в
последние годы с трудом десяток
набираем.

В то же время
хочу заметить, что мы вдвое против
СНиПа сокращаем сроки
строительства, повысили качество и
надежность своих сооружений. За
счет чего? В первую очередь за счет
новых передовых конструкций,
технологий и способов производства
работ. Сами люди стали другими,
изменились психология, настрой,
отношение к делу.

Ярчайший
пример сказанному — комплексная
бригада Георгия Борзны,
соорудившая сложнейший
железнодорожный мост в Выдрино. Сам
Георгий Федорович более 30 лет на
мостах, а начальник участка
Владимир Георгиевич Веревкин уже
пенсионер, но работает дай бог
каждому. То же можно сказать о
бригаде Ивана Неймушина,
достраивающей сейчас автодорожный
мост на р. Белой. Это
высокопрофессиональные,
овладевшие несколькими
профессиями специалисты. Они и
плотники, и клепальщики, и сварщики.
Они и командиры, и исполнители.

Не хватит их
сил — будем кооперироваться с
другими нашими мостостроительными
фирмами. Я уже веду переговоры с
базирующимся в Усть-Куте пятым
мостоотрядом, который в свое время
отличился на БАМе, а также с седьмым
красноярским, построившим мост
через Енисей. Оба готовы оказать
любую помощь.

— Не
смущает протяженность моста —
все-таки два километра?

— Для нас чем
длинее, тем лучше, (смеется).

— В
конструкциях мостового перехода
ничего экстраординарного не
находите? Не кажется ли вам, то в
проекте многовато "украшений"?

— Нет, хотя об
этом можно будет судить, лишь имея
на руках проектно-сметную
документацию.

Я повидал,
как строят мосты в США, Японии,
Европе, не говоря уж о родной
России. Скажу откровенно, японские
сооружения по красоте, дизайну —
одни из лучших. Они даже красят их
под цвет автомобилей. Однако
качество… Помните землетрясение в
Спитаке? Там все было разрушено,
кроме мостов — ни один не вышел из
строя. А в Японии чуть тряхнет — все
эти красивые путепроводы и
эстакады валятся, как карточные
домики. Это говорит о качестве
проектирования и строительства.

Думается,
вовсе не случайно обустройство
московской окружной дороги Юрий
Лужков поручил своим мостовикам.
Смотрел я на их работу и завидовал.
Возводят они открытые и закрытые
пешеходные мосты — надежные и
современные. Человек движется в
них, как в тоннеле.

С
удовольствием взял бы их
технологию по устройству проезжей
части. А швы какого качества! Едешь
по стыкам, как по льду — нигде не
тряхнет, не ударит. Часть системы по
устройству проезжей части мы
запустим нынче на сдаточном
автодорожном мосту через Белую в
Усолье-Сибирском. Там один пролет
осталось домонтировать, летом
сделаем проезжую часть, а в
сентябре откроем движение.

Эти
технологии мы готовы внедрить и на
новом Иркутном мосту.


Строительство моста в той части
Ангары, где она никогда не
замерзает, наверняка вызовет
дополнительные сложности и
затраты?

— Сложности,
конечно, возникнут. Со льда мы
обычно делаем дорогу, площадку,
забиваем шпунт, другие конструкции,
откачиваем воду и ставим опоры —
забуриваемся или на естественном
основании. Ну а в нашем случае все
это придется проделывать с
плавстредств. Тоже дело знакомое,
опять же речников работой загрузим.

— А от
базы вашей что-то осталось или
растащили, как другие, по кусочкам?

— Как можно!
Мы располагаемся на берегу Ангары,
в пос. Жилкино. Есть подъездные
железнодорожные пути, есть причал,
так что любые конструкции можно
принять и подать по Ангаре к месту
строительства.

Эта база
создавалась для Жилкинского моста.
Мы тогда делали цельные
трудноперевозимые балки длиной в 42
метра и весом более ста тонн.
Собирали и переправляли их на
баржах к месту монтажа.

Есть у нас
своя котельная, бетонный заводик,
арматурный цех, гараж, механические
мастерские… На новом месте
практически ничего создавать не
нужно, а это сэкономит и время, и
кучу бюджетных средств.

— Значит,
настроены серьезно побороться за
подряд?

— Иначе и
быть не может. Для нас этот мост не
просто сооружение, соединяющее
берега. Для нас это еще и одна из
лучших страниц современной истории
Иркутска. Это проявление русского
национального духа, исполнение
нравственного долга современников
перед грядущими поколениями.
Наконец, это мост в ХХI век. И мы его
обязаны построить. И построим!


Успехов вам и вашему коллективу,
Владимир Александрович, в
предстоящей борьбе.

— Спасибо.

От
редакции:

После того как материал был
подготовлен к печати, в редакции
состоялась встреча с депутатом
Госдумы Юрием Теном, приложившим
немало усилий для осуществления
этого проекта. На просьбу
прокомментировать дальнейший ход
событий, связанных со
строительством мостового перехода,
Юрий Михайлович лишь
удовлетворенно сказал:

— Как
вы знаете, начало строительства
обозначено 1998-м, окончание — 2005
годом. Подобных размеров мостовой
переход через Оку бамовский
мостоотряд строит четыре года.

Сроки
обязывают приступить к работам без
промедления. Уже нынче будет
произведен снос (переселение)
жилья, расположенного в створе и на
подходах к мосту; будут завершены
изыскательские дела, пройдут
тендерные торги по определению
генподрядчика, вынос инженерных
коммуникаций, возведены временные
здания и сооружения, возможно,
начнется сооружение первых опор.
Выделенных нынче на строительство
240 млн. рублей вполне достаточно,
чтобы всерьез заняться этими и
другими работами.

Беседу
вел Александр АНТОНЕНКО.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector