издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Компьютер против "левой" водки

Компьютер
против "левой" водки

В
прошлом году от поддельной водки в
России погибло 90 тысяч человек.
Несмотря на то, что Москва является
крупнейшим мегаполисом страны, она
в этом черном списке находится в
самом конце. О том, как удалось
этого добиться, мы спросили у
Владимира МАЛЫШКОВА, министра
правительства Москвы, руководителя
департамента потребительского
рынка и услуг.

— Как вы
наладили контроль за поставками
водки в столицу?

— Чтобы
защитить столичный рынок от
поддельного алкоголя, мэрия
потребовала, чтобы водка из других
регионов проходила контроль в
Москве, ввели собственную акцизную
марку с 12 степенями защиты и
штрих-кодом, определили список баз,
на которые должна поступать водка,
и список компаний, которым
разрешено ввозить спиртное в
столицу. Суды не усмотрели в этих
действиях ни монополизма, ни, тем
более, сепаратизма. Ведь ввели
ограничения мы лишь после того, как
убедились, что большая часть
привозной водки либо "левая",
либо поддельная. В первом случае
бюджет лишался отчислений от
продажи, во втором покупатель
просто-напросто рисковал
отравиться доморощенной смесью
воды и спирта, причем не всегда
этилового, пищевого.

Следующим
шагом после установления контроля
за поставками стал запрет торговли
водкой на рынках, в киосках и
павильонах, поскольку торговцы,
прикрывшись небольшой партией
качественной водки, вовсю
занимаются реализацией суррогата.
Сразу же поднялся шум. Продавцы
говорили, что именно спиртное и
дает прибыль, без них рынки
закроются. Если исходить из этой
логики, то следовало бы узаконить и
торговлю наркотиками — ведь они
тоже дают хорошую прибыль.

— Но
из-за сокращения мест торговли
водка подорожает.

— Водка — это
не лекарство, не хлеб, вообще не
предмет первой необходимости. Нет
ничего хорошего в том, что за
последние годы водка — в
сопоставлении с другими продуктами
— стала в России дешевле. Ничего
страшного не будет в том, что она
подорожает. Вводить такие жесткие
меры для защиты рынка и здоровья
москвичей нас побудили масштабы
теневой экономики.

Так,
подсчитано, что в прошлом году в
России выпито 214,7 млн. декалитров
алкоголя. Но официально
произведено только 86,6 миллиона
декалитров плюс импортировано еще
0,4 миллиона. Разница в 120 миллионов
декалитров — "левая" водка.
Между тем на Москву приходится
четверть всего российского
товарооборота. Вот и считайте,
сколько денег зарабатывают на
человеческой слабости нечестные
продавцы или просто криминальные
структуры уже только тем, что не
платят акцизы. А они составляют 13,5
рубля с каждой бутылки при ее
себестоимости в 3,5 рубля.

На
парламентских слушаниях в начале
декабря 1998 года налоговая служба
представила свои расчеты: доходы
бюджета от алкогольных акцизов
составляют 12-14 миллиардов рублей, а
убытки от неуплаченных акцизов — 50
миллиардов. К тому же, имея
возможность продавать водку по
демпинговым ценам, новоявленные
бутлегеры затрудняют жизнь честным
продавцам и покупателям, у которых
продукция подороже. Например, завод
"Кристалл", выпускающий
действительно хорошую водку,
терпел убытки из-за потери рынка.
Несомненно, что на иркутском рынке
такие же потери несет местный
производитель.

— Для
поставки алкоголя в Москву нужно
получить аккредитацию. Какие
требования?

— Для этого
фирма должна обладать необходимыми
помещениями,
материально-технической базой,
компьютерной техникой. Она не
должна иметь задолженностей
бюджету и внебюджетным фондам, а
также претензий со стороны
контролирующих органов.

— Для
чего вы требуете компьютеры?

— Компьютеры
потребуются новым поставщикам для
того, чтобы подключиться к единой
городской компьютеризованной
системе учета. Теперь буквально
каждая бутылка будет на контроле, а
штрих-код позволит проследить путь
каждой партии водки от завода или
оптовой базы до прилавка.
Естественно, что до полного
контроля еще далеко. Но уже сейчас
удалось переломить ситуацию к
лучшему. Если раньше "левая"
продукция составляла до 40
процентов всех продаж, то сейчас
эта доля сократилась до 5-7.

На заводе
"Кристалл", производящем более
90 процентов всей московской водки,
увеличено ее производство в 1,7 раза,
а отчисления в городской бюджет
возросли на 382,4 миллиона рублей,
акцизные сборы — почти вдвое. Но
самое главное — в 1998 году в Москве
не было зарегистрировано ни одного
случая отравления некачественной
алкогольной продукцией. Так что
борьба за бюджетные деньги, за
процветание собственного
производителя и за здоровье людей
вполне оправдывает наши
отступления от федеральных правил.

Беседовал
Игорь ИМАНОВ.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер