издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Проглотит ли "РАО "ЕЭС" сибирские экспортные угли?

Проглотит
ли "РАО "ЕЭС" сибирские
экспортные угли?

Не исключено,
что все мы в ближайшее время станем
свидетелями развернувшегося
противостояния между РАО "ЕЭС
России" и региональными властями
за еще один объект
топливно-энергетического
комплекса — АО "Востсибуголь".
В ближайшее время совет директоров
крупнейшей угольной компании
Восточной Сибири должен принять
решение по проекту создания
Бурятской топливно-энергетической
компании (БурТЭК).

Энергоугольную
компанию планируется создать на
базе двух разрезов — Тугнуйского и
Холбольджинского, которые должны
выйти из состава АО
"Востсибуголь". Причем на
Тугнуйском разрезе добываются
ликвидные экспортные угли.
Инициаторы создания
энергоугольной компании не
сомневаются в покладистости
иркутских угольщиков по двум
причинам: правление РАО ЕЭС
одобрило проект создания БурТЭК и
собрание акционеров АО
"Востсибуголь" летом прошлого
года также вынесло положительный
вердикт. Однако есть основания
полагать,ч то иркутские власти,
несмотря на то, что государственный
пакет в 41 процент акций АО
"Востсибуголь" находится в
доверительном управлении у
московского Промторгбанка, не
сдадут стратегический для
Приангарья объект без боя.

Идеологом
создания энергоугольных компаний у
нас в регионе выступил московский
Промторгбанк, а именно известный в
стране предприниматель Каха
Бендукидзе. По его глубокому
убеждению, вывести угольную
отрасль из кризиса можно
посредством дробления крупных
монстрообразных угольных АО на
составные части и объединения их с
располагающимися поблизости ГРЭС.
Предполагалось, что объединение
угольщиков и энергетиков (РАО
"ЕЭС") в единую
вертикально-интегрированную
энергоугольную компанию на
паритетных началах позволит
снизить издержки предприятий ТЭК и
тарифы на энергоресурсы, сократить
неплатежи и обеспечить стабильную
поставку тепла потребителям в
зимний период. В качестве
положительного примера
приводилась Лучегорская ТЭК. После
ее создания на Приморской ГРЭС
значительно снизились издержки
производства. По мнению Кахи
Бендукидзе оставшиеся
производственные мощности,не
задействованные в поставках углей
на объекты энергетики, должны быть
переориентированы на добычу других
полезных ископаемых.

Однако
идеологию Бендукидзе, которую он
озвучил на коллегии Минтопэнерго в
Иркутске, не поддержал министр
топлива и энергетики Сергей
Генералов. Он, в частности, заявил,
что опыт Лучегорской
энергоугольной компании нельзя
оценивать однозначно, впрочем, как
и саму деятельность Промторгбанка
в качестве доверительного
управляющего от государства. К
славу сказать, действия
Промторгбанка в контексте
реорганизации АО
"Востсибуголь" имеют ярко
выраженную демонополизационную
направленность. БурТЭК — лишь часть
этого плана. Следующим в очереди
стоит Тулунский угольный разрез, на
базе которого в свое время
менеджеры Промторгбанка
планировали создать другую
энергоугольную компанию, но уже
совместно не с РАО "ЕЭС", а с АО
"Иркутскэнерго". Какая в этом
случае судьба должна постигнуть
некогда крупнейшее угледобывающее
объединение АО "Востсибуголь",
уже потерявшее читинские шахты,
догадаться несложно. Ему придется
добывать другие полезные
ископаемые, к примеру,
переориентироваться на магнезиты.
Как известно, Промторгбанк в свое
время активно интересовался
Савинским месторождением и даже
пытался перебить у "Магира"
лицензию.

Между тем,
немецкие эксперты, работавшие в
Иркутске в прошлом году в рамках
программы ТАСИС, довольно
недвусмысленно высказались в
отношении демонополизации АО
"Востсибуголь". По их мнению,
локализация производственной
деятельности в рамках
самостоятельных хозяйствующих
субъектов ускорить их смерть,
поскольку сами они не в состоянии
развиваться, заниматься
воспроизводством основных фондов и
освоением новой сырьевой базы.

Сегодня АО
"Востсибуголь", плохо это или
хорошо, собственными силами ведет
строительство на крупнейшем в
Восточной Сибири Мугунском
месторождении. Во многом это
строительство возможно за счет
продажи тугнуйских экспортных
углей, поскольку внутри
объединения всегда есть
возможность перераспределить
источники, в том числе
инвестиционные. А Тулунский разрез,
по мнению ряда экспертов, сегодня
существует за счет накопленной
базы прошлых лет и, если так дальше
продлится, то его ждет незавидная
участь. Возможно, авторы схемы
энергоугольных компаний
предполагали, что ивнестиции в
угольное производство возьмут на
себя энергетики. Но это ведь еще
вопрос.

Как известно,
у энергетиков свой интерес —
создание конкуренции и, как
следствие, удешевление сырья
смежников, а значит, они вряд ли
пойдут на закладывание в цену угля
инвестиционной составляющей, как
это делают сегодня иркутские
угольщики. Но последние в данном
случае озабочены развитием и
перспективами угольной отрасли.
Энергетики же, получается, —
снижением собственных издержек.

Стоит
заметить, что политика
демонополизации угольной отрасли,
которую в данном конкретном случае
у нас в регионе исповедует
Промторгбанк, как нельзя лучше
укладывается в стратегические
планы РАО "ЕЭС России" и
председателя правления данной
энергомонополии, а некогда и
главного приватизатора России
Анатолия Чубайса. Результаты его
деятельности в части борьбы с
монополизмом крупнейших гигантов
промышленности широко известны.
Политика РАО в отношении угольных
предприятий хорошо
просматривается на примере
недавней истории с банкротством АО
"Красноярскуголь".

Когда
красноярский олигарх Анатолий
Быков захотел обанкротить АО
"Красноярскуголь", Анатолий
Чубайс предложил губернатору края
Александру Лебедю погасить долги
красноярцев в обмен на создание
топливно-энергетической компании,
в которой часть акций принадлежала
бы краю. Главный энергетик страны
выдал 72 млн. руб. красноярским
угольщикам на погашение долгов.
Дело о банкротстве рассыпалось.

Кроме того,
руководство РАО заявляет, что до
конца года планирует организовать
в России пять-шесть подобных
компаний. Из чего следует, что РАО
стремится сделать угледобывающие
предприятия России своими смежными
цехами по производству. Как в этом
случае будут учитываться интересы
угольщиков — большой вопрос. Но
совершенно очевидно: если угольная
отрасль перестанет существовать
как целое, то и шахтерская сила как
"гегемон-пролетариат" утратит
политический вес. Одно дело, когда
интересы угольщиков отстаивает
крупнейшее объединение, и совсем
другое, когда за корпоративные
интересы бьются разрозненные
директора разрезов — осколков
былого величия.

Это лишь один
аспект проблемы. Есть и другие,
менее значимые, но более пикантные.
Решение о выделении двух разрезов и
вхождении их в дочерние общества со
100-процентной собственностью АО
"Востсибуголь" без
конвертации акций проводилось
через собрание акционеров крайне
тяжело и сопровождалось
неоднократными скандалами. Между
крупнейшими акционерами компании
до сих пор не достигнуто единства в
этом вопросе. Несмотря на то, что
доверительному управляющему от
государства только с четвертой
попытки удалось "продавить"
это решение, администрация
Иркутской области так и не дала
своего согласия на реорганизацию
угольной компании в предложенной
Промторгбанком форме.
Представитель государства
вице-губернатор области Николай
Ерощенко призвал тогда акционеров
голосовать против, акцентируя
внимание на том, что в результате
реализации предлагаемой схемы
серьезно пострадают их интересы.
Его поддержал и другой крупный
акционер "Востсибугля" —
Восточно-Сибирская ФПГ в лице ее
президента Юрия Семака. Ерощенко и
Семак, высказавшись категорически
против выделения разрезов,
усмотрели в предлагаемой
Промторгбанком схеме угрозу
целостности АО "Востсибуголь".
По их мнению, растаскивание
компании на отдельные составляющие
может привести к тяжелым
социально-экономическим
последствиям для региона.

Однако
мнение крупных акционеров,
выражающих региональные интересы,
не оказало воздействия на умы
держателей мелких пакетов акций.
Представителям Промторгбанка
удалось консолидировать голоса и
добиться положительной санкции
Минтопэнерго по этому вопросу. Не
последнюю роль здесь сыграло
мнение президента Республики
Бурятия Леонида Потапова, по
инициативе которого данный вопрос
был вынесен на обсуждение.

Администрация
Иркутской области тогда осталась в
меньшинстве, но время показало
правильность занятой ею позиции.
Теперь уже президент Бурятии
усмотрел в БурТЭК угрозу интересам
подведомственного ему субъекта
федерации. В середине февраля он
обратился к руководителям
Минтопэнерго, Мингосимущества и
РАО "ЕЭС России" с просьбой
изменить решение о создании БурТЭК
по предлагаемой Промторгбанком
схеме.

Что же
подвигло президента Республики
Бурятия на этот шаг? Из письма
Леонида Потапова на имя
высокопоставленных чиновников
следует, что представители
Промторгбанка, мягко говоря, не
выполнили своих обещаний. Потапов,
в частности, пишет, что
правительство Республики Бурятия
предложило РАО "ЕЭС России" и
АО "Востсибуголь" образовать
единое хозяйственное общество на
базе Гусиноозерской ГРЭС, разрезов
"Тугнуйский" и
"Холбольджинский", а также ООО
"Бурятская горнорудная
компания". Однако правление РАО
решило на первом этапе объединить
только разрез "Тугнуйский" и
Гусиноозерскую ГРЭС. В
энергоугольную компанию не вошли
базовое предприятие
Гусиноозерской ГРЭС, разрез
"Холбольджинский" и
Горнорудная компания, имеющая на
своем балансе практически все
горнодобывающее и транспортное
оборудование двух разрезов. Такое
решение, по мнению Леонида
Потапова, дискредитирует цель
создания электроугольной компании
и не позволит обеспечить
эффективное функционирование
всего ТЭКа республики. Поэтому
президент Бурятии просит изменить
решение правления РАО и
сформировать ОАО "БурТЭК" с
одновременным вхождением в него
Холбольджинского разреза и
Горнорудной компании.

После
прочтения данного документа
возникает вопрос: зачем
понадобилось создавать БурТЭК в
два этапа? Может быть, потому, что
второй этап вовсе никому не нужен?
Тугнуйский разрез, как уже
говорилось, ориентирован на
экспорт, а Холбольджинский,
напротив, убыточен и в перспективе
является кандидатом на закрытие. А
как можно добывать уголь без горной
техники, которая вся осталась в
Горнорудной компании? Ответ стоит
поискать в сообщении агентства
"Росбизнесконсалтинг" от 12
февраля, где говорится, что
создание БурТЭК позволит
ликвидировать угрозу банкротства
ОАО "Гусиноозерская ГРЭС",
задолженность которой за уголь ОАО
"Востсибуголь" составляет
около 500 млн. руб. А газета "Время
МН" от 15 февраля пишет, что
угольщики сами инициировали
процедуру банкротства
Гусиноозерской ГРЭС. Иными словами,
для Промторгбанка учреждение
БурТЭК — это способ спасения
Гусиноозерской ГРЭС от банкротства
(при том, что они сами ее
обанкротили) посредством зачета
или списания долга.

Если под
стратегию РАО в части создания
энергоугольных компаний еще можно
подвести экономическое
обоснование, то деятельность
Промторгбанка в этом вопросе
вообще малопонятна. Некоторые
наблюдатели полагают, что
формирование создания БурТЭК
объясняется шатким положением
Промторгбанка в Иркутске.
Правительство и Минтопэнерго
заявили о своем намерении усилить
роль государственного
регулирования в
топливно-энергетическом комплексе
и в угольной отрасли в частности. В
связи с этим с 18 февраля в Иркутске
уже приступила к работе
специальная комиссия с участием
чиновников Минтопэнерго, которая
должна дать оценку деятельности
Промторгбанка в качестве
доверительного управляющего от
государства. Промторгбанку это
грозит потерей статуса
доверительного управляющего, в
результате чего государственный
пакет акций АО "Востсибуголь"
будет передан в Минтопэнерго.
Понятно, что до этого времени нужно
где-нибудь "зацепиться". А
Тугнуйский разрез — чем не золотое
дно?

Поэтому
москвичи не сидят без дела. На
последнем заседании совета
директоров АО "Востсибуголь"
им удалось протащить решение о
проведении 10 апреля нынешнего года
собрания акционеров угольной
компании. Это позволяет им закрыть
реестр акционеров уже в феврале. В
случае изъятия у Промторгбанка
пакета с 1 марта при закрытом
реестре его представители получают
возможность голосовать на
собрании. Другими словами,
сохранить статус-кво благодаря
законодательной казуистике, как
это уже делалось ими при срыве
собрания акционеров весной
прошлого года. В этом случае
администрация Иркутской области
попадает в весьма затруднительное
положение. Спасти
"Востсибуголь" от развала
будет чрезвычайно сложно, даже
несмотря на заявленную
правительством генеральную линию
на сохранение целостности
крупнейших угольных монополий
России.

Вячеслав
ТКАЧЕНКО, журналист.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector