издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нервный август девяносто девятого

  • Автор: Всеволод МАКАРОВ, обозреватель

Нервный
август девяносто девятого

Вот и лето
прошло. Жара, ожидание конца света
(чья-то рекламная акция?), который в
некоторых регионах мира
действительно наступил, локальные
конфликты, в которых по-прежнему
гибнут люди, международные
скандалы. Мир вполз в
"бархатный" сезон в очень
нервном настроении.

1 сентября
дети, во всяком случае в России,
идут в школу. Школу выживания для
китайской промышленности 1
сентября открывают мудрые
китайские руководители. Точнее,
новый класс. 1 сентября
останавливаются инвестиции (в
другой формулировке — запрещается
производство) на предприятиях,
производящих телевизоры,
кондиционеры, рефрижераторы,
пластиковые пакеты, велосипеды,
микроволновые печи, конфеты, соль,
яблочный сок, спиртные напитки и
другие товары, которыми
трудолюбивые китайцы завалили по
сходной цене весь мир. Мир морщится
на качество, но покупает. А кризис
перепроизводства в Китае
продолжается. В России и левые, и
правые всегда с любовью младшего
брата говорили о китайских
реформах. Спору нет — достижения
налицо. Капитальное строительство
особенно впечатляло
постсоветского туриста.
Стандартная фраза посетившего
Китай: "Сколько они строят! А у
нас все разваливается…" И скупая
патриотическая слеза запивалась
рюмочкой китайской водки. А в
Шанхае 60% этих новостроек стоят
пустые. Теперь до поры до времени
разрешения на строительство новых
люксовых жилых домов, отелей и
офисных зданий выдаваться не будут.
Китай стоит сейчас на пороге
кризиса. Перенасыщенный
потребительский рынок,
стремительное падение спроса,
госпредприятия, привыкшие сидеть
на дотациях и не желающие
приспосабливаться к рынку,
массовые увольнения и отпуска без
содержания. Так недолго и до
социальных волнений. Правительство
нервирует народ тем, что борется с
популярной сектой Фалунь Гун.
Правда, почему СМИ называют сектой
духовное движение, объединяющее 60
миллионов человек, непонятно. В
общем, трудно быть нынче китайцем.

Хорошо быть
упитанным и добродушным немцем. То
народные умельцы сделают самую
толстую и длинную в мире колбасу на
радость бюргерам, то юбилей
великого поэта Гете проведут.
Маечки и пивные кружки с портретом
— все как положено. Заставляют
вспомнить, что кич — слово немецкое.
А в начале той недели столица
Германии окончательно переехала в
Берлин. Первому канцлеру
"Берлинской" республики
Шредеру, правда, придется пока
работать в здании, по которому
бродят призраки Эриха Хонеккера и
агентов Штази. Это ему тем более
неприятно, что герр Шредер
решил-таки урезать в целях экономии
кое-какие социальные программы и
отучить немцев от халявы
"социального государства".

В Турции
продолжают оплакивать и хоронить
погибших от землетрясения.
Верующий любой конфессии или
продвинутый эколог-мистик скажет,
что небо или земля наказали Турцию
за то, что турки не смогли жить
мирно с курдами, отказав последним
в праве на существование. Мне же
хотелось бы обратить внимание на
некоторые моменты, которые выявила
эта катастрофа. Первый, очень
привычный и почти незаметный
момент — работа спасателей. В конце
ХХ века мы можем гордиться тем, что
порой бываем просто людьми,
землянами, а не турками, русскими
или американцами. Мы привыкли
буквально всем миром помогать
странам, где произошла беда. Еще сто
лет назад это было невозможно.
Второй момент — внутритурецкие
проблемы. Катастрофа выявила
организационную слабость властей:
срочно помогать населению
оказалось труднее, чем подавлять
инакомыслие и пытать диссидентов
по подвалам. На первый план вышел,
точнее, обрушился на головы граждан
вопрос о коррупции с подрядами на
строительство. Слишком дорого
обошлись Турции взяточники,
которые за мзду принимали объекты,
даже не побывав на них. Сейчас
горячо обсуждается вопрос о том, не
стоит ли вообще снести ненадежные
здания в Стамбуле и вокруг него в
превентивных целях. В турецких СМИ
также подозревают, что
коалиционное правительство могло,
воспользовавшись бедой, незаметно
протащить кой-какие законы,
которые, будучи освещены, вызвали
бы сильное недовольство в обществе.
Законодательные решения касаются
частичной амнистии курдских
повстанцев, увеличения возраста
выхода на пенсию и амнистии для 26000
преступников. Газета "Радикал"
по этому поводу написала, что
правительство "само себе дает
амнистию", выпуская на свободу
бывших полицейских и членов
спецслужб, осужденных за пытки и
злоупотребления властью. А
правительство судорожно пытается
решить проблему расселения
оставшихся без крова до зимы.
Землетрясение лишило дома 600000
человек.

В России же
от августа по сложившейся
демократической традиции ничего
хорошего не ждали. 11 числа
ненаступление конца света вызвало
явное недовольство населения. 17
числа хотелось порадоваться обвалу
рубля. Его не случилось. СМИ
всенародно чествовали в этот день
Кириенко. Предвыборные технологии,
понимаешь. Чтобы как-то потешить
мазохистские чувства россиян,
западные СМИ протянули руку помощи
с сочным, хорошо прожаренным
скандалом на розовой ладошке. 25
августа одна из ведущих
итальянских газет "Коррьере
делля Сера" публикует статью
"Швейцария, кредитные карточки
выдают Ельцина". Кстати,
российские скандалы часто
начинаются в итальянской прессе.
Наверное, любовь. Штаты
присовокупляют "Рашагейт" с
отмыванием денег через "Бэнк оф
Америка". А что же Россия?
Президент "в отличной форме,
готов к борьбе, покажет этим
западникам" и т. д. Краткое
заявление пресс-службы, дескать, не
было у нас никаких кредиток, живем
скромно, дачка, огородик, теннис. И
ни гу-гу. Бравые российские СМИ
бросились защищать забрызганное
грязью лицо государства. Главная
идея — Запад хочет опорочить
российский бизнес и изолировать
Россию. Идея хороша для того, чтобы
успокоить российскую либеральную
интеллигенцию в преддверии
выборов. Но не более. Ведь коли рожа
крива, то вместо того, чтобы
обижаться на карикатуры в прессе,
надо в этой же прессе объявить
конкурс на лучшего косметического
хирурга. Когда европравительство
ушло в отставку даже не за
коррупцию, а за халатность в ее
допущении, никому и в голову не
пришло, что это опорочит
европейский бизнес. Если
бесстрашная Карла дель Понте шьет
дело бывшему директору швейцарской
спецслужбы за коррупцию и создание
тайной личной армии, то никому и в
голову не придет, что это порочит
швейцарские силовые ведомства.
Государство сильно тем, что
способно признавать свои ошибки и
действовать на основе простых
принципов, невзирая на ранг рыльца
в пушку. Вор должен сидеть в тюрьме.
Чего уж проще. Где ты, российская
Карла дель Понте?

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector