издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Остались только надежные банки

Остались
только надежные банки

естественный отбор позади

Пять лет — значительный
период в жизни любого предприятия
или организации, тем более в такой
нестабильной стране, как наша. А
если речь идет о пятилетии банка, то
это показатель устойчивости. Чего
стоил один только августовский
кризис прошлого года, ставший
серьезной проверкой на прочность
для банков, чей бизнес — дело весьма
рискованное. Классик банк,
отмечающий в эти дни свой
пятилетний юбилей, необычен во
многом. В том, что после
пресловутого 17 августа в банке
прибавилось клиентов. В том, что это
единственный банк в регионе,
имеющий консалтинговую компанию. В
том, что средний возраст работающих
там — двадцать пять лет… Впрочем,
все по порядку. О работе Классик
банка рассказывает его президент
Юрий Иванович Ковалев.

— Юрий
Иванович, давайте начнем с истории.
Знаете, в Иркутске кто-нибудь
нет-нет да и припомнит, что Классик
— тот банк, у которого собирались
отозвать лицензию…

— Наш банк
появился в результате
реорганизации Иркутского филиала
Братского АНКБ. И действительно,
три года назад он оказался на грани
краха. Тогда мы и купили его за
долги у обанкротившегося Финпрома.
Понесли очень много затрат, но
сделали банк свободным от долгов.
Все мелкие банки являются объектом
пристального внимания
Центрального банка, нас проверяли
серьезно, пока не убедились, что
банк чистый, законный, что он
работает по всем канонам
банковского бизнеса. Мы успешно
выполняем все функции, работаем с
физическими лицами, с ценными
бумагами, сопровождаем контракты.
Правда, нет пока лицензии на работу
с валютой. В масштабах России такой
банк, как наш, конечно, считается
мелким, но по региональным меркам, у
нас средний банк, и банк весьма
важный, как стало видно после 17
августа.

— Как на
работу банка повлиял кризис?

— Доверия мы
не потеряли, а, скорее, наоборот.
Конечно, и у нас был ажиотаж, 800
миллионов отдали физическим лицам,
которые поспешили снять свои
деньги. Теперь мы больше
ориентированы на крупных, элитных
клиентов, и после 17 августа у нас
начался их приток. Например, стали
работать с артелью "Витим", это
одно из крупнейших
золотодобывающих предприятий. Они
спокойны, что мы их деньги
сохраняем. Ведь сейчас люди
перестали верить банкам, откуда все
средства, хочет клиент или не хочет,
могут снять и перевести в Москву. А
в нашем банке я являюсь основным
учредителем, мне не безразлично мое
имя. Кроме того, Классик не
отпускает деньги дальше вытянутой
руки, мы работаем, так сказать, на
"коротких деньгах".

— А не
заманчиво ли было бы вложить,
например, сразу миллион, чтобы
получить миллион сверху?

— Конечно,
деньги — это большой соблазн, но
миллион может принесли миллион
только при стабильной ситуации, а у
нас в стране все непредсказуемо. На
два-три месяца мы можем
проинвестировать мелкие
предприятия торгового бизнеса,
продовольственного. Поскольку в
холдинге, куда входит банк, есть
свои коммерческие структуры, то и
через них оборачиваются средства.
Таким образом, деньги наших
клиентов работают близко. А иметь
дело "с длинными" деньгами при
такой инфляции нельзя. Денежные
потоки — это как кровеносные сосуды
экономики, которые могут и
разорваться, ведь каждый день от
наших политиков ждешь каких-нибудь
проблем.

— А ваш
банк, получается, ведет грамотную
кредитную политику?

— Я вам так
скажу: еще ни разу мы не
прокалывались. В том-то и
преимущество местных банков, что
они работают в городе, где все друг
друга знают. А у меня, как у
советника губернатора и члена
областного административного
комитета, достаточный уровень
информации.

— Как
подсказывает ваш опыт, что еще
необходимо, чтобы деньги
оборачивались с наименьшим риском?

— Я отработал
в банке "Российский кредит"
пять лет в должности
вице-президента. Банк
"Российский кредит" входит в
так называемую
"семибанкирщину". Считалось,
что эти банки, которые повседневно
контролируются ЦБ, не могут быть
подвержены кризисам. Однако все
получилось иначе. Самое главное,
теперь стало понятно, что во главе
банка обязательно должен стоять
триумвират. Например, у нас есть
президент, председатель совета
директоров и председатель совета
правления. Это дает возможность все
контролировать, договариваться при
принятии решений. А если все
должности совмещать в одном лице,
банк будет обречен — это против
законов банковских
взаимоотношений.

— Вообще, тем
банки, которые на сегодня уцелели,
это надежные банки, потому что
произошел своего рода естественный
отбор. Раньше можно было
рассчитывать на шальные деньги,
когда ставки были 160-190 процентов
годовых. Будущее за банками,
которые работают на реанимирование
производителя. Сейчас деньги есть,
нет серьезных заемщиков. Недавно
губернатор встречался с банкирами
города. Это серьезные люди, они
озабочены, куда вложить средства?
Речь шла о значительной сумме — 79
миллионов. Мною был подготовлен
рекомендательный список
предприятий и объектов, но, конечно,
банкиры сами выберут, кому можно
доверять.


Давайте остановимся на вопросе
реанимирования производителей.
Каким образом это делается, если
речь не идет о "длинных
деньгах"?

— Нас
интересует прикладной характер
денег. Мы не играли в ГКО, для этого
у нас не было лишних средств. Мы не
верим в сказку, как Буратино,
который ждал, что деньги сами
вырастут на дереве. Зато мы знаем,
что деньги надо вкладывать в
собственность, и тогда они
заработают. Например, покупаем
несколько БелАЗов, которые
начинают работать в карьере
Татарский Ключ, и мы знаем, что это
нам принесет. По такому же принципу
мы смотрим, как войти в бизнес
Коршуновского ГОКа, Усть-Илимского
ЛПК, Усольского "Химпрома"…
Сейчас занимаемся сложной работой
по сохранению банковской системы
ВСКБ, опять же учитывая, где можем
подразумевать бизнес через свои
компании.

— Зачем
нужно проходить такой путь, так
сказать, по следам ВСКБ? И каким
образом?


Разветвленная сеть местного банка
прежде всего необходима, чтобы
денежные средства оставались
внутри Иркутской области, работали
здесь, а не уходили за пределы
региона. Я, как строитель, как
руководитель треста, обслуживался
в ВСКБ, был его акционером,
наблюдал, как все ему пытались
помогать, но ничего не вышло. Если
бы ко мне обратились раньше, до
изъятия лицензии, было бы проще: мы
бы слили два банка, Классик взял бы
на себя все обязательства по долгам
ВСКБ.

Пока мы
купили четыре филиала — в Усолье,
Нижнеудинске, Байкальске, Новой
Игирме, открыли там свои отделения.
Это будут как бы отдаленные рабочие
места, где будут работать по
четыре-пять сотрудников, в отличие
от старой системы — с большими
помещениями, с челядью человек в
двадцать пять. А функции и объем
работ будем выполнять такие же.

— И вы
считаете, это все перспективно?

— Во-первых,
мы знаем, как деньги зарабатывать,
не собираемся просто так бумажки с
места на место перекладывать. А
во-вторых, если бы региональная
политика строилась по принципу
"купи-продай", ни банки, ни их
районные отделения были бы не
нужны. Но я вижу, как работает
администрация области — сегодня в
семи городах решаются накопленные
ранее проблемы, отлаживается
работа градообразующих
предприятий. Им-то и необходимы
банки. Губернатор сделает все,
чтобы и в других городах заработала
промышленность, оживилась
экономика.

— Юрий
Иванович, не сложно уследить за
таким разветвленным бизнесом?

— А у нашего
холдинга большой потенциал. Я один
тут такое умудренный жизнью, а
большинству наших сотрудников не
больше двадцати пяти лет. Их
энергия, мой опыт — такой у нас
сочетание. Сам тоже активно
работаю, бывает, утром вылетаю в
Москву, вечером уже возвращаюсь. На
мне — самые сложные контакты, с
властями, с другими банками. Совсем
недавно продолжалось то время,
когда про старшее поколение
говорили: "старики, консерваторы,
обойдемся без вас". Оказалось,
знание жизни тоже важно. За
несколько лет у нас сложился зрелый
коллектив, направленный на
развитие, на прибыль. Молодые
многому научились, уже не могу
сказать про них —
"молодо-зелено". Они все с
новым, достаточно жестким
мышлением. Бизнес для них — как
икона. Меня поначалу это даже
шокировало, что они не хотят,
например, думать о том, что раньше
называлось соцкультбытом.


Наверное, в трудном и жестоком
банковском бизнесе не бывает
по-другому, там не место
сантиментам?

— А я, как
меценат со стажем, так не считаю. Вы
зайдите к нам в банк — на стенах
картины висят, мы проводим выставки
местных художников. Это
облагораживает бизнес. Ведь есть
российские традиции со времен
купечества — достигнувший
благосостояния поддерживал
искусство. Я давно начал
коллекционировать работы
сибирских художников, дома у меня
галерея, хотя это не
приветствовалось в советское
время, да и сейчас от искусства, от
живописи все отвернулись. А без
красоты не может быть жизни. У меня
не просто увлечение живописью — это
моя любовь…

Беседовала Татьяна
МИХАЙЛОВА.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector