издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Что такое хорошо и что такое плохо

Что
такое хорошо и что такое плохо

Сценка на
Мельниковском оптовом рынке.
Покупатель, расплатившись, вдруг
снова прильнул к "форточке" в
узком коридоре контейнера:

— Девушка, а
чек почему не дали?

— У нас
оптовая продажа.

— Но вы же и в
розницу торгуете. И налог с продаж
берете…

— Как
положено. К вашему сведению, наш
киоск вчера проверяла налоговая
инспекция и нашла, что все в
порядке, — отделенная стеклянной
перегородкой, невозмутимо
парировала сидящая за ней
продавщица. Возможно, она была
искренна в своем заблуждении, не
подозревая, что с августа любые
покупки и услуги, будь это опт или
розница, должны сопровождаться
выдачей чека, даже если в роли
покупателя — предприниматель. Ведь
Закон РФ "О применении
контрольно-кассовых машин при
осуществлении денежных расчетов с
населением", контроль за
соблюдением которого возложен на
сотрудников налоговых органов, у
этого самого населения уже давно
так или иначе на слуху: с 1993 года ККМ
вошли в наш быт.Сейчас трудно даже
представить иной механизм
оперативного учета оборота
"налички". Недаром без малого
двадцать тысяч юридических лиц и не
обремененных этим статусом
предпринимателей Приангарья
зарегистрировали по состоянию на 1
октября свои контрольно-кассовые
аппараты. А всего этих аппаратов
числится 32609, причем 76,7 процента ККМ
— с фискальной памятью. Для них
создана целая сеть центров
технического обслуживания и
ремонта. Таких ЦТО на территории
области сейчас 43, объединенных в
некоммерческое
"Восточно-Сибирское партнерство
ЦТО ККМ". И отношения у
налоговиков с этим партнерством,
как и с большинством местных
администраций, вполне партнерские,
что обеспечивает согласованность
всех их действий,
свидетельствующую о некоем уровне
культуры. А культура, кто станет
возражать, это всегда хорошо.

Плохо же то,
что сценки типа описанной выше —
пока еще большая редкость. Между
тем чек (давайте наберем его даже
печатными буквами: ЧЕК) — первый и
главный признак цивилизованности
отношений в сфере торговли и услуг,
а улыбка и взаимная вежливость —
только дополнительный признак,
хотя он как бы сам собой разумеется.
Когда контакт со службой сервиса не
оставляет следов ни обязательного
— в виде кассового чека, ни
желательного — в виде "спасибо,
заходите еще", то покупатель или
клиент терпит, в лучшем случае,
только эмоциональный урон, а бюджет
— материальный. Причем весьма и
весьма ощутимый.

В этом
убеждают итоги 9 месяцев, в течение
которых налоговые инспекции
Иркутской области провели 8729
проверок и в 2260 из них выявили
нарушения законодательства по
применению ККМ. То есть, как
минимум, в каждом четвертом случае
(25,9 процента). Год назад за
аналогичный период число проверок
было немногим меньше (8378), а
нарушения фиксировались заметно
реже — в каждом пятом случае. Вывод
очевиден: цены — вверх, а динамика
законопослушания — вниз. В
результате только штрафных санкций
предъявлено на сумму свыше шести
миллионов рублей. Это не считая
налогов, которые пришлось
дополнительно начислить по итогам
1060 проверок полноты оприходования
выручки. Хотя нарушения
установлены только в 18 случаях,
сумма финансовых санкций превысила
32 тыс. руб.

Да что там,
ведь за один сентябрь, когда рейды
стали носить массированный
характер, общая цифра штрафа
достигла 650 тыс. руб. Где самые
злостные "территории
непослушания"? Рынки, прежде
всего. Буквально на каждом из 77
проверенных рынков налоговики,
сопровождаемые сотрудниками
полиции либо милиции, обнаружили
все виды возможных отступлений от
закона. Чаще всего — игнорирование
необходимости применять ККМ и
выдавать кассовые чеки. На фоне
автостоянок, станций
техобслуживания, гостиниц и прочих
мест оказания услуг, где из каждого
десятка проверенных четыре уличены
в нарушениях, относительно
пристойно выглядят
автозаправочные станции. Однако
важнее и, если хотите, обиднее иная
закономерность. Абсолютное
большинство всех видов нарушений
допускают "индивидуалы".
Представители малого и среднего
бизнеса из числа индивидуальных
препринимателей обрели репутацию в
этом смысле столь же стойкую, сколь
и незавидную. Чем, безусловно,
бросают тень и на свой бизнес, и на
коллег, предпочитающих вести его
честно. 81,9 процента всех штрафных
санкций приходится на долю
частников. Можно не гадать,
положительно или наоборот,
оценивают сами они этот не красящий
их факт.

Хорошо то,
что 3583,1 тыс. руб., или 58,7 процента, от
предъявленных штрафов, уже
взысканы с виновных. По сравнению с
прошлым годом, когда за тот же
период в бюджет поступило 1953 тыс.
руб., или 27 процентов от суммы
штрафных санкций, эффективность
мер, предпринятых налоговиками для
реального роста бюджетных доходов,
сильно возросла. Меры самые
разнообразные, от инкассовых
поручений, выставленных на
расчетные счета провинившихся, до
исков в арбитражный суд для
принудительного взыскания
штрафных санкций. Что показательно?
263 иска налоговых органов из 554
направленных судом удовлетворены
(остальные — в стадии рассмотрения),
а значит, в бюджете должен бы
прибавиться один миллион с
довеском в одиннадцать тысяч
рублей. А фактически из них
взыскано пока всего лишь 25,5 тысячи.

И вот это уже
никуда не годится. Вопрос, почему
институту судебных приставов
позволено довольствоваться столь
ничтожно малой эффективностью
своей работы, когда сумма взыскания
по арбитражным решениям колеблется
в пределах двух — максимум шести
процентов, остается до сих пор
открытым. Касается это, увы, не
только исков по ККМ, но сейчас речь
о них. Конкретный пример — ГНИ по
Ленинскому округу города Иркутска.
Лишь по 12 из 128 исполнительных
листов, направленных инспекцией
судебным приставам с 1996 года,
получены сведения. Нынче с января
каждый материал на
"штрафников" налоговые
инспектора стали сопровождать
письмом с исчерпывающей
информацией о месте работы
ответчика, его торговых точках и
т.д. Результат всех попыток
достучаться до приставов и
всячески им помочь пока нулевой.
Проблема, как говорится, перезрела,
откладывать дальше некуда.

Однако она не
единственная. Свои предложения, как
добиться большей действенности
законодательства о ККМ, иркутские
налоговики шлют в министерство.
Пока там разберутся, кое-что можно
бы поправить и здесь, на месте. В
частности, вдумчиво проревизовать
список из почти 600 населенных
пунктов, отнесенных к отдаленным
или труднодоступным местностям,
где разрешено не применять
контрольно-кассовые машины, причем
даже торгующим алкоголем. А также
подсчитать, к примеру, потери
местных бюджетов из-за отмены
транспортных льгот для налоговых
инспекторов, чьи рейды и проверки
оборачиваются реальными доходами
казны по принципу: чем чаще
контроль, тем больше поступлений в
нее.

Само
население, видимо, тоже надо как-то
стимулировать, дабы привычка
требовать чек за покупку или услугу
быстрее укоренилась. В Тамбовской
губернии среди жителей конкурс с
этой целью объявили, кто за месяц
больше чеков пришлет. Победил
пенсионер, собравший кассовые чеки,
билеты, квитанции — свидетельства
своих контактов с самыми разными
службами сервиса, и среди его
коллекции — устроители
воспитательной акции с изумлением
обнаружили чек за… доставку трупа
в морг. Прямо из серии "А вам
слабо?"

Мы по инерции
все еще отмахиваемся, дескать, да
ладно, государство не обеднеет
из-за того, что какую-то сумму от
налога увели. Говорили-говорили
так, а государство-то уже все, как
есть, в дефолте… Главное же, другое
никак в разум не возьмем: от
непробитого и не выданного на руки
чека не только бюджет тощим
делается, но и собственный наш
кошелек, коли вдуматься. Хорошо это
или плохо? То-то и оно…

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector