издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Экономия на образовании, науке, и культуре превратит Россию в отсталую провинцию нашей планеты"

Профессор
Александр СМИРНОВ:

"Экономия
на образовании, науке, и культуре
превратит Россию в отсталую
провинцию нашей планеты"

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда"

Летом на международном
семинаре в Зальцбурге, где ежегодно
собирается мировая
университетская элита,
американские менеджеры стали
поучать ректоров российских
провинциальных университетов.
Профессора Третьяков и Смирнов
объяснили в ответ, что уровень
российского образования не ниже
заокеанского и научиться можно
кое-чему и в России. И хотя русские
были предельно корректны,
американские "учителя" слегка
обиделись. Впрочем, охоту поучать
потеряли… и стали задавать
вопросы.

Эту историю
мне рассказал знакомый профессор
Иркутского государственного
университета, который вместе с
ректором ИГУ Александром Смирновым
был на семинаре в Австрии. И я стал
еще больше уважать Александра
Ильича, с которым познакомился в
Таврическом дворце в
Санкт-Петербурге во время
учредительного съезда движения
"Вся Россия". Ректор выступал с
трибуны съезда от имени иркутской
делегации. Его слова, в которых была
искренняя обеспокоенность
состоянием российского
образования и будущим нашей
молодежи, были словами патриота и
государственного человека. Они
вызвали в зале аплодисменты.

Мы
встретились с Александром
Смирновым после того, как блок
"Отечество — Вся Россия"
выдвинул ректора ИГУ кандидатом в
депутаты Государственной Думы. И я
первым делом поинтересовался, что
же в действительности произошло в
Австрии?

— Миф родился
из эпизода, в котором россияне не
дали себя в очередной раз унизить, —
рассмеялся профессор. — Это был
ежегодный международный семинар
классических университетов, на
который пригласили и нас.
Американские коллеги начали
выступать с рекомендациями, как нам
поднять образование до
цивилизованного уровня. Мы им
ответили, что Россия своеобразная
страна. Нам не нужны чужие модели,
поскольку наше образование не хуже
европейского или американского. И
нам интересно лишь то, что позволит
нашу систему улучшить.
Американские менеджеры были
поражены, когда узнали, что
Иркутский университет не
сохраняется, а развивается.

Жизнь
Александра Смирнова началась в
семье фронтовика, который учился на
педагога, а стал кадровым офицером
и прошел войну от Берлина до
Японских островов. Для него и
матери, врача-педиатра, слова
"долг", "честь", "служба
Родине" были не лозунгами, а
смыслом жизни…

Дети
офицеров и врачей чаще всего
становятся офицерами или врачами.
Однако отечеству можно служить и в
науке.

— А как
вы стали ученым?

— По
призванию. Еще в школе я занимался в
двух кружках — математическом и
химическом. Позже, студентом,
участвовал в научных
исследованиях. Дипломную работу
выполнял в Москве в академическом
Институте химической физики.

Наука
стала жизнью Александра Ильича.
Младший научный сотрудник,
аспирантура, кандидатская
диссертация, докторская
диссертация, преподавательская
работа. Проректор, а затем ректор
Иркутского государственного
университета. На эту ко многому
обязывающую должность Александр
Смирнов был избран в 1997 году.


Александр Ильич, что вы сделали в
науке такого, чем можно гордиться?

— Нами
создана теория образования
чередующихся полимеров. Это
теоретическая разработка, которой
я занимался на протяжении всей
своей научно-исследовательской
деятельности.

Когда
"зеленые" залезают на трубу
ЦБК, чтобы весь мир узнал, что они
против загрязнения природы, за их
действиями не просматривается
ничего, кроме политической рекламы,
заквашенной на опасном для жизни
хулиганстве. За истерической
риторикой нет дела. Теория
образования чередующихся
полимеров не интересна рекламистам
от политики. Но за ней реальные
методы решения экологических
проблем, и они не имеют ничего
общего с умением лазать по трубам.
Синтезированные профессором
Смирновым и его коллегами полимеры
нашли применение при очистке
сточных вод целлюлозно-бумажных
комбинатов.

— Я
догадываюсь, что этот полимер
позволит существенно продвинуться
в решении байкальской проблемы. За
чем же остановка?

— Нет денег.
Поэтому в начале 90-х работы были
свернуты.

— Нужны
какие-то решения на
правительственном уровне?

— Решений у
нас принято много и в Думе, и на
уровне правительства. Только все
они не выполняются. Надо, чтобы
встала промышленность. Если при
этом заработают все
природоохранительные законы, а их
тоже принято достаточно, то
предприятия будут вынуждены
применять наш препарат. Он в 100 раз
эффективнее тех, которые сегодня
используются.

Что общего
между очисткой сточных вод и
медициной? Однако наука, которой
занимается Александр Ильич,
привела к созданию уникального
лекарства. Это антидот гепарина.
При операциях на сердце и почках,
когда подключают систему
искусственного кровообращения,
вводится гепарин, чтобы уменьшить
свертываемость крови. После
операции свойства крови надо
восстановить. Вот для этого и нужен
антидот. До сих пор применялись
вещества, обладающие побочными
эффектами. У иркутского препарата,
полученного совместно со Вторым
московским медицинским
университетом, этого недостатка
нет.

В
сотрудничестве с медиками ученые
университета синтезировали еще
одно лекарство. Оно спасет жизнь
тысячам людей. Это препарат,
снижающий давление. Лабораторные
испытания показали, что его
эффективность выше, чем у тех
средств, которые применялись ранее.

"Ректор"
в переводе с латыни означает
"управляющий", в данном случае
— университетом.


Александр Ильич, что происходит с
нашим образованием…?


Образование нельзя рассматривать
отдельно от науки. Это два
взаимосвязанных процесса. Хорошо
развивается наука — повышается
уровень образования. Повышается
уровень образования — улучшается
качество науки. До 90-х годов
руководство страны уделяло науке и
образованию больше внимания.
Сегодня отношение "никакое".
Финансирование близко к нулю. К
счастью, российская система
образования оказалась удивительно
прочной. Ее удалось сохранить. Наше
образование не хуже американского
и английского. Даже сейчас… Но дело
в том, что мы живем на старом багаже.
Идет спад. Сегодня образование
существует в основном за счет
коммерческого набора студентов с
полным возмещением затрат. Мы
получаем от государства только
заработную плату. Кроме того,
делаются попытки произвести
реформу высшего образования.
Предложенные реформаторами модели
направлены на его разрушение. К
счастью, они не приняты. Наш министр
сегодня отстаивает принципы
российского образования, которые
формировались столетиями. Он
поддерживает ректоров, которые
стремятся сохранить высшую школу.

— А как
вы, ректор, оцениваете рейтинг ИГУ
среди российских университетов?
Вам удалось сохранить Иркутский
университет?

— Мы, как и до
90-го года, входим в первую десятку
лучших университетов России. В
чем-то мы сохранили позиции, где-то
стали выше, но…. Самое страшное —
спад в науке, проблемы с
омоложением кадров.

Я не считаю,
что наше образование "лежит".
Оно пока еще держится на
патриотизме, самоотверженности,
том чувстве долга, которое
характерно для российских
педагогов и ученых. Но речь идет не
только о высшем образовании. Наша
система начинается с первого
класса. Если мы не будем нормально
финансировать школы, особенно
сельские, где много талантливой
молодежи, мы сильно проиграем.
Учитель в сельской школе зачастую
преподает одновременно и
математику и историю. А что
получают сегодня учителя, на что
они живут? У них ни зарплаты, ни
условий для выживания — замкнутый
круг.

Мы
докатились до того, что в Чеченской
республике ребенок не знает,
сколько ему лет и в какой класс ему
идти… А сколько у нас беспризорных
детей? А разве может защитить
страну армия, в которой каждый
третий солдат не имеет даже
восьмилетнего образования? И это
при современной военной технике,
основанной на электронике и
компьютерных технологиях…

Каких мы
готовим школьников, таких мы
получим граждан России, такую
получим Россию… Это первое. И
второе. Я не отрицаю безоговорочно
коммерческое образование в вузах.
Но нельзя скатываться на него
полностью. Лишь за счет
государственного приема мы имеем
возможность отбирать талантливую
молодежь. Она — наше будущее!

— Почему
вы решили пойти в политику? Почему
вошли в блок ОВР? Почему выставили
свою кандидатуру в Государственную
Думу?

— Ответы на
эти вопросы логически вытекают из
нашего с вами разговора. Блок
"Отечество — Вся Россия"
объединил людей воли и дела,
способных принять ответственность
за судьбу Родины. Кто идет
кандидатами в депутаты у нас в
Иркутской области? Врач Колесников.
Академик Жеребцов. Я давно знаю
Гелия Александровича Жеребцова. Я
давно знаю Сергея Ивановича
Колесникова. Достойные люди. Люди,
преданные своему делу. Люди,
преданные своему государству. Люди,
которые прошли большую школу. Гелий
Александрович начинал работать
младшим научным сотрудником на
Крайнем Севере, вырос до ученого с
мировым именем, руководителя
государственного масштаба. Он
знает людей, знает нужды науки и
проблемы образования. Ученый.
Управленец. На его плечах находился
весь академгородок с его
житейскими нуждами, а сегодня —
наука и образование всей Иркутской
области…. Сергей Иванович — медик.
Знает, что надо сделать в области и
в стране в интересах
здравоохранения. Я подчеркиваю, эти
люди идут в Думу не для того, чтобы
сделать карьеру. Они люди
состоявшиеся. Известные. Они будут
работать для народа, для жителей
нашего Приангарья. И это не только у
нас. В Татарстане кандидаты в
Государственную Думу — управленцы,
ученые. Это не случайно. Необходимо
поднять интеллектуальный уровень
нашей законодательной власти.
Только так мы сможем спасти страну,
ее будущее. Конечно, в Думе должны
быть и опытные юристы. Конечно, там
нужны и опытные экономисты. Но
главное, чтобы там были люди дела, а
не производители "словесного
мусора".

Теперь о моем
решении. Кто сегодня заседает в
Государственной Думе? Педагогов и
ученых мало. Дума не интересуется
ни образованием, ни
здравоохранением, ни культурой.
Нужны законы и статьи в бюджете,
которые позволят нам выйти из
нищенского состояния. Нужна
политика развития в самом широком
смысле… Если мы погубим систему
образования, то потеряем страну.
Если у нас не будет
высокообразованных людей, то не
будет ни экономики, ни
здравоохранения, ни армии… Ничего
не будет. Почему Япония приняла
закон о всеобщем высшем
образовании? Потому что
руководство этой страны прекрасно
понимает смысл лозунга "Кадры
решают все!".

Я никогда не
был политиком. Мое решение, моя цель
— бороться за образование, за
будущее наших детей. Я вижу в этом
свой долг.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector