издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Горно-Чуйский в российском интерьере

Горно-Чуйский
в российском интерьере

Валентина
АКСАМЕНТОВА, журналист

Здесь войны
не было, хотя она уже несколько лет
идет в стране, и мы от нее далеко. Но
в водовороте неслыханного
исторического размаха, когда
поменяли строй и эпоху, поселок
Горно-Чуйский задет не косвенно —
прямо. Наглядные пособия военного
времени налицо — обрушенные дома с
вывороченными внутренностями,
печные трубы, напоминающие
издалека обелиски, стоят,
невозмутимо, возвышаясь над
действительностью. Люди,
оставившие эти дома, навсегда
покинули таежные места, другие
разобрали брошенное жилье, взяв для
своих хозяйств все нужное. Картина
при въезде в Горно-Чуйский, да и в
самом поселке — удручающая.
Впрочем, она характерна сегодня для
многих северных поселков. Везде —
мертвенно тихо. Тишина эта давила
бы сильнее, если б не признаки
жизни. И самый первый — на фоне
опустевшей станции (так называли
место у въезда в поселок) — молодой
мужчина, бережно везущий детскую
коляску синего цвета.

И еще ярко
выраженный момент запустения —
много воронья в поселке, уже не
просто не боящегося людей, а
обнаглевшего.

По данным
администрации, в поселке
Горно-Чуйском осталось всего 1078
жителей: 178 учащихся — в местной
школе и 38 детей ясельного и
детсадовского возраста. Детей
обеспечивают в школе горячим
питанием, а малышам до 1,5 года дают
молоко.

И никуда не
делось в Горно-Чуйском
месторождение слюды-мусковита,
работают горные участки. А
начальник цеха обработки слюды
Любовь Евгеньевна Григорьева, сама
отработавшая здесь 12 лет,
рассказывала, как ее вернули в цех
уже из леса, где она устроилась
было. В цехе щипкой слюды заняты 17
работниц. Некоторых я помню по
прошлым встречам. К Анастасии
Стефановне Лазаревой, которой в
ноябре исполнилось 64 года, я
подошла, спросила: "Как
живете?"

— А что
жаловаться-то, помолодею я от этого,
что ли? — ответила и улыбнулась, как
улыбается человек, который знает о
жизни многое. В цехе, где по
списочному составу полста
работающих, много молодых, 19-летних,
занятых на слюде — Анастасия
Бочкова, Екатерина Шеина, Марина
Филиппова. Кстати, безработных в
Горно-Чуйском можно пересчитать по
пальцам.

Накануне
моего приезда в клубе поселка
проходил День матери — чествовали
троих: Елизавету Федоровну
Филиппову, Лидию Федоровну
Григорьеву, Наталью Николаевну
Абдуллину. Жизнь всех троих связана
с Севером. А праздник устроили для
женщин тоже женщины — заведующая
клубом Ирина Шарикова и
библиотекарь Ольга Лементович. В
клуб на мероприятия народ ходит —
это одна из немногих возможностей
общения, радости на всех.

Работают
животноводческие фермы в поселке —
не везде в районе разрушили их.

В
Горно-Чуйском, благодаря умным и
мужественным людям, руководителям
рудника Владимира Щапова и Олега
Баулина, живет производство, с
таким трудом сохраняемое, и люди
откровенно высказывают тревогу о
том, что вот уйдут вдруг эти мужики,
что будет тогда с Горно-Чуйским? В
жилищно-коммунальном хозяйстве
заняты около 80 человек. "Живых"
денег люди не видят…

По жизни,
зачумленной от безденежья, сегодня
трудно идти с достоинством. Но
инстинкт самосохранения позволяет
людям не раскиснуть совсем. В самом
Горно-Чуйском в день нашего приезда
с заместителем главы администрации
Галиной Амельченко и заведующей
районным отделом образования
Лидией Хливняк должен был
состояться переезд детского сада в
другое помещение — в здание бывшей
администрации поселка. Надо
сказать, что садик оформлен
настолько добротно, уютно, что
кажется: помещение всю жизнь
ожидало именно этого
предназначения — служить детям. А
постарались с обустройством
женщины — работницы детского сада.

Горно-Чуйский
живет не лучше и не хуже всей
России. Когда проводилось собрание,
обнаружилось, что в поселке есть и
мужское население. В других
поселках обычно видишь на
собраниях лишь стариков, женщин и
детей.

Территория
еще не сникла совсем, хотя стала
походить на мяч, из которого
выпустили воздух. Прижавшись к
спрятавшейся подо льдом речке,
вытянувшись вдоль берега Чуи,
Горно-Чуйский в сегодняшнем
интерьере России выглядит
энергичней и светлее, чем многие
другие рудничные поселки района,
где улицы давно стали дорогами в
никуда.

Возвратившись
в райцентр, я уточнила информацию в
паспортном столе о выехавших из
Горно-Чуйского в этом году жителях
— уехали 27 человек, прописались
вновь или перепрописались с улицы
на улицу — 47 человек. Нет тупика —
есть жизнь, трудная, очень трудная,
но жизнь.

пос.
Горно-Чуйский — Мама.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер