издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Янталь, остров благополучия

Янталь,
остров благополучия

Николай ВОЛКОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

Янталь в переводе с
тунгусского означает "Красная
глина". На такой земле, на таежных
сопках, взгромоздились террасами
панельные, блочные и деревянные
дома поселка лесозаготовителей. Из
своих окон жители хорошо видят, что
происходит окрест. В долине
проходят три дороги: железная
Тайшет—Лена, автомобильная и
водная — по тихой, словно уснувшей
речке Куте.
Вдоль этих
магистралей тянется еще одна линия
— разделки хлыстов и переработки
древесины. Если почти километровая
цепь производства действует — день
и ночь разгружаются могучие
лесовозы, отправляются вагоны с
готовой продукцией, — то, значит,
ЗАО "Янтальлес" работает
уверенно, а жизнь в здешних местах
идет своим чередом.
У янтальцев, между тем, свежи в
памяти совсем недавние времена,
когда на созданное их руками
производство, жилой поселок напал
разор. Останавливались цеха,
отключались котельная и ЛЭП,
закрывались учреждения
соцкультбыта, сиротели квартиры —
молодой, растущий поселок замерзал,
умирал от безработицы и безденежья.
В тот роковой час и явился к людям
"добрый молодец", энергичный и
напористый правдолюбец Станислав
Павлович Куракин. Пришел, чтобы
вдохнуть в людей веру и силы,
сделать их жизнь достойной.

"Неужели
надо сначала разрушить, а потом
созидать?"

Таким
вопросом постоянно задается
Куракин. До него в Янтале было
занято несколько организаций
объединения "Укрлесзаг", за
десять с лишним лет заложены
солидная производственная база и
социальная сфера. Наращивали
объемы заготовок леса леспромхозы
(в лучшие годы до 170-180 тысяч
кубометров в год), обустройством
занимались две ПМК, свой ОРС и
торговая сеть.

С распадом
СССР и началом экономических
реформ весь этот накопленный
капитал оказался ненужным ни
Украине, ни России. Крупнейшее из
предприятий-самозаготовителей в
нашей области рушилось на глазах,
общественная собственность
растаскивалась, продавалась за
бесценок.

— Неужели
надо было сначала разрушить до
основания, а потом созидать? —
говорит с удивлением Куракин. — До
меня с 1992 по 1996 годы сменилось пять
генеральных директоров, которые не
успевали даже разобраться в
сложном хозяйстве. Развал, на мой
взгляд, наступил из-за
безграмотного, безответственного
руководства предприятием. Не
сумели они сориентироваться на
рыночные отношения, растерялись.
Разорвали связи с потребителями
лесопродукции, наступил
управленческий хаос: кому и что
поставлять? Фиктивные посредники
крутили деньги, которые не доходили
до трудового коллектива. И самая
главная беда — бывшие директора
заботились прежде всего о себе, а не
о людях.

Мне
рассказывали здесь невероятные
истории разграбления некогда
благополучного леспромхоза.
Раскряжевочную линию (Ло-15) один из
бывших директоров продал за 200
тысяч рублей. Теперь такую же
покупают за 1 миллион 800 тысяч.
Здание конторы, лишенное тепла и
света, продали новому руководителю,
стиральные машины из
банно-прачечного комбината,
оборудование из поликлиники
отправлены на Украину…

На таком
безрадостном фоне, под боком у
Янталя, работал неприметно
маленький Запорожский ЛПХ, где
директорствовал мало кому
известный С.П. Куракин. Соседней
деревушке очень повезло: пусть не
на широкую ногу, но производство
двигалось, леса заготавливали
столько, что хватало на собственные
нужды, на расчеты с налогами, а
рачительный хозяин откладывал еще
и на "черный день", потому что
ситуация в стране оставалась
непредсказуемой.

Долго
терпели местные власти здешнюю
разруху, потеряв всякую надежду на
меняющихся, как перчатки,
руководителей. Наконец, решили
пригласить Станислава Павловича на
эту должность, взяв за долги под
свой контроль главное предприятие
"ЯЛКО" и другие поселковые
подразделения.

Старожилы не
сразу поверили, что новый начальник
сможет что-то изменить к лучшему, с
опаской воспринимали его
появление. А Куракин особо ничего и
не обещал, но взялся за дела круто.
Из скромных резервов небольшого
леспромхоза выплатил зарплату за
два года, а это ни много ни мало два
миллиарда старых денег. Постепенно
выкупил имущество "ЯЛКО", ПМК и
ОРСа, преобразовав их в закрытое
акционерное общество
"Янтальлес". При этом
действовал "прозрачно", ясно и
по справедливости. 51 процент акций
остался у коллектива, 31 — закреплен
за Украиной, по 9% отдано
Усть-Кутскому и Катангскому
районам, на чьих территориях
ведется вырубка леса. Если бы
Куракин тогда не пришел, Янталь не
пережил бы зиму-96.

Армия
сильна командиром

Для него не
существовало вопроса: с чего
начать? За плечами — богатый опыт
организатора на крупнейших
стройках Приангарья, на целинных
землях и в рядах Советской Армии.
Первоочередные проблемы лежали на
поверхности: поселок замерзал, дети
не учились, а зима на севере уже в
сентябре. Всеми усилиями
навалились на центральную
котельную, энергоснабжение.
Отремонтировали котлы,
трансформаторную подстанцию,
некоторые линии и запустили тепло в
дома, на объекты социального
назначения. Наверное, тогда
потеплели души и сердца янтальцев,
которые поверили, что можно
изменить жизнь к лучшему, самим
зарабатывать средства.

— Не было бы
счастья, да несчастье помогло, — так
считает нынешний глава
администрации поселка Иван
Покулько. — Наши беды развеял С.
Куракин. Я тоже работал до этого в
"ЯЛКО" главным энергетиком.
Зарплату не получал более года,
собрался было уезжать в родные
края, в Тулунский район. Надо
растить троих детей. В самый
отчаянный момент пригласил к себе
на работу, а позже рекомендовал во
власть. Сейчас у нас в поселке
единый хозяин, требовательный,
заботливый и справедливый.
Вспоминаю случай, когда в декабре
упали две траверсы с опор ЛЭП,
которые за много лет уже сгнили.
Вечером объявили аврал, и Станислав
Павлович (еще до объединения
предприятий) приехал на место
аварии, отправил бульдозер,
автомашину для восстановления
энергоснабжения.
Электролинейщикам выделил премии
за ликвидацию обрыва электросети.
Он — человек чести, никогда не дает
пустых обещаний, а четко выполняет
все, что намечено. Теперь у нас
работают две цепи ЛЭП-35 от ст.
Речушка и надежное
энергоснабжение.

К нему точно
подходит народная мудрость: хозяин
— где ступит, там дело найдет.
Казалось бы, все 48 тысяч квадратных
метров жилого фонда, котельная,
Дома культуры и быта, поликлиника,
школа и детский сад до него
переданы в муниципальную
собственность, но "Янтальлес"
их содержит, опекает и помогает.
Пожалуй, не найти ни одного дома и
объекта в поселке, где бы ни
приложил своих рук Куракин, ни
чувствовалось его участия в
судьбах людей.

Здесь не
делят людей на своих работников и
посторонних, всех считают своими,
защищая общие интересы. Каждый с
гордостью сравнивает условия жизни
в Янтале и в близлежащем Усть-Куте —
это небо и земля. Лесники уже 25
августа получили во все дома тепло,
тогда как у соседей до середины
октября не было отопления во многих
многоэтажках и даже в детских
учреждениях. С.П. Куракин выделил из
своих ресурсов 165 тонн труб для
Усть-Кута, но их вовремя не
установили, не закончили
теплотрассы, не отремонтировали
котельные, не запасли нужного
количества угля, мазута.

Янтальцы
воочию видят, сколько сделано за
лето. Заменена кровля на десятках
домов, проверены инженерные сети,
полностью заменена
электропроводка, проложен почти
километр асфальтовых улиц. В
содержание социальной сферы
"Янтальлес" вкладывает 20
процентов заработанной прибыли.
Подобных предприятий ни в области,
ни в России (в лесной отрасли)
практически нет. Все переложили эти
многомиллиардные затраты на
государство, на местные власти, у
которых в карманах не звенит.

Я спросил
Станислава Павловича: не
расточительство ли начинать
отопительный сезон в конце августа?
И услышал в ответ прелюбопытнейшую
аргументацию:

— Все зависит
от того, что и как считать, — сказал
он. — Есть такое понятие в природе —
точка росы. Если долго не давать
тепло, здания промерзают (минусовые
температуры все же в сентябре
нередки). Пр запуске тепла их долго
приходится отогревать, стены
выделяют влагу, возникают
дискомфорт и болезни, особенно у
детей. Когда в жилье холод, люди
начинают включать для обогрева
квартир электроплиты, "козлы",
"жучки" — потребление
электроэнергии резко возрастает,
горят трансформаторы, выключатели,
вставки и т.д. На ремонте теряем
больше, дешевле раньше пустить
тепло. И настроение у людей
отличное, когда в квартирах тепло и
уютно.

Из этих
наблюдений и знакомств у меня
родились, по крайней мере, два
вывода: и один в поле воин, если поле
социально-экономическое, и
появился настоящий, волевой и
радивый Хозяин. А второе — все
преобразования, благополучие
поселка держатся на деятельности
основного, градообразующего
предприятия, каковым стал
"Янтальлес".

Политикам,
экономистам, ученым не стоит
искусственно искать национальную
идею, спасительные реформы — надо
твердо и всем миром браться за
возрождение отечественного
производства. Как заметил один из
моих собеседников: хребет и кости у
нас сохранились, пора наращивать
мясо и мускулы.

Лес
рубить с умом, а не с топором

У многих
наших соотечественников, думаю, еще
не выветрилась халявная фраза о
том, что работа — не волк, в лес не
убежит. В условиях социальных
перемен порочность ее поняли те,
кто на собственной шкуре испытал,
что значит потерять работу, а,
значит, и средства существования.
Вот почему сегодня в
"Янтальлесе" каждый из 1200
работающих в коллективе дорожит и
ценит свое рабочее место, гордится,
что ему посчастливилось трудиться
в таком предприятии. К тому же все
сознают: благополучие семьи, всего
поселка всецело зависит от
результатов работы
лесозаготовителей.

Условия
труда, скажем прямо, не из легких:
север, снега и дикие морозы, тайга
на сотни верст. Заготовка леса, его
вывозка ведется за 110-130 км от
поселка. Там, в глухомани, почти
круглосуточно кипит работа, ритм
очень напряженный и слаженный.
Ежемесячно из делян отгружается до
30-35 тысяч кубометров хлысток, а за
текущий год этот показатель
составит не менее трехсот тысяч
кубов. Это вдвое больше, чем
заготавливали в лучшие годы все
леспромхозы "ЯЛКО".

Чтобы воочию
увидеть, как организован труд, мы
отправились с главным инженером
Андреем Полищуком в таежные деляны.
Широкая, накатанная трасса то
теряется в распадках, то взбирается
на горы, откуда открывается
необозримое море леса. Наш путь
лежит на северо-запад от Усть-Кута,
к границе Катангского района. В
этих заповедных местах за
предприятием закреплена
лесосырьевая база — отдаленная, но
перспективная, с отличной
сибирской сосной.

Андрей
Полищук еще молод, но толковый
специалист, 14 лет назад приехал в
Янталь из Черкасской области.
Инженер-оборонщик, трудился на
машиностроительном заводе, откуда
и подался на хорошие заработки. За
минувшие годы уже многое пережил,
всякое попробовал. Он тоже говорит,
что Янталь погибал, пока не пришел
С.П. Куракин. С ним работает пять
лет. "Увидел, понял, как он
трудится, свои подходы к людям,
методы хозяйствования — ни в каком
институте не получишь таких знаний,
опыта, — считает А. Полищук. — Наш
генеральный не признает объяснений
типа "не могу", "не буду",
"забыл", не принимает он
подобных отговорок. Если человек
все-таки повторяет ошибки, то, как
правило, с ним расстаются. У нас
сильная, грамотная команда
итээровцев-единомышленников.
Потому и дела ладятся".

Даже на
японском "джипе" дорога
показалось мне не близкой. Был
ранний час, но навстречу то и дело
шли груженые лесовозы. В рейсы они
уходят затемно, обедают, ужинают в
столовой-котлопункте на 64-м
километре трассы. Здесь всегда
наготове аппетитные блюда,
"купеческий" чай и доброе
слово повара. И все почти бесплатно.

Первым
встретился нам на развилке
водитель Александр Бастрыгин.
Двадцать лет он трудится в Янтале,
на лесовозе. За одну ходку его МАЗ
взваливает на себя не менее
тридцати кубометров хлыстов. Зимой,
когда дороги сами катят, ежедневно
делает по два, а то и по три рейса,
накручивая порой до шестисот
километров с габаритным, опасным
грузом. В месяц в среднем вывозит на
нижний склад 2000 кубометров, а
рекордная выработка у него
достигала 2500-2700.

— Какова же
зарплата за такую нелегкую работу?
— поинтересовался я.

— В среднем
выходит 5000-6000 рублей в месяц. Для
севера, где все очень дорого, это
невысокий заработок, — говорит А.
Бастрыгин. — У меня в семье два
студента, поэтому и "пашу",
чтоб детей выучить.

— С первого
ноября администрация ввела новую
систему оплаты труда, по которой
водители могут заработать до 10
тысяч, если вывезут не менее двух
тысяч кубометров, — заметил
Полещук.

Базовый
вахтовый поселок
лесозаготовителей обустраивается.
Кругом дремучая тайга и маленькая
речушка. На склоне несколько
рубленых домиков, столовая, баня,
дизельная станция, гаражи и склады,
свинарник с курятником — все, что
необходимо для жизни и нормальной
работы.

Мастер
Александр Чупров рассказывает:
здесь будут жить рабочие двух
лесозаготовительных участков,
дорожники, строители, свинари —
всего около 110 человек. А пока
только двадцать, до приезда
вахтовых бригад. Их три укрупненных
на каждом из участков. На валке леса
заняты опытные профессионалы Иван
Халин и Сергей Садыков. Норма — 7
тысяч кубометров в месяц на три
трактора-трелевочника. Пользуются
бензопилами "Урал" и
шведскими, которые стоят очень
дорого. На единый "котел"
работают бульдозеристы Александр
Богданов, Николай Денисенко,
которые идут впереди, устраивая
подъезды, расчищая завалы.
Чокеровщики, сучкорубы и помощники
вальщиков трудятся в одной связке,
создавая запас хлыстов для
погрузки. Обычно бригады
перевыполняют свои задания, а если
случаются заминки, отставание от
плана участка, то пока его не
вытянут, не уезжают с вахты. Таков
неписаный закон.

— Постоянно
увеличивать объемы заготовок леса
нам помогает не только мастерство
работников, среднего звена
руководителей, но и, что
немаловажно, пополнение
современной техникой, обновление
парка машин, — говорит Андрей
Полищук. — Замечу, что мы работаем
только на отечественных
механизмах, тракторах, челюстных
погрузчиках, из лесовозов
предпочли МАЗы, с Белорусским
заводом установились деловые
связи, туда отправляем
пиломатериалы, получаем запчасти,
помогают нам и специалистами. Нынче
закупили новые вахтовки, автобусы,
для сельского хозяйства — тракторы
"Беларусь", бульдозеры.
Техническая оснащенность
позволяет решать не только текущие
задачи, но создавать задел на
перспективу.

Лесники
любят повторять, что лес возят не
машины, а дороги. В
"Янтальлесе" им уделяют
первостепенное внимание, четко
представляя: от этого зависит
будущее предприятия. Тридцать
процентов доходов, получаемых от
реализации продукции, направляется
на прокладку дорог круглогодового
действия.

— В этом году
мы введем в эксплуатацию 15
километров отсыпанной трассы, —
делится с нами начальник дорожного
участка Александр Реутов. — А
дальше надо углубиться еще на
двадцать километров, чтобы начать
освоение речных угодий Катанги. Там
в следующем году откроем новую
вахту. Кроме того, наш коллектив
обслуживает 130 км дороги, мосты,
которые находятся на балансе
"Янтальлеса". В коллективе
трудятся 53 специалиста, и основная
база находится в поселке. Самые
квалифицированные механизаторы
заняты на самых дальних, передовых
рубежах, готовят плацдарм для
вывозки леса с глубинных делян.

Своими
глазами мы видели, как виртуозно
действовали экскаваторщики Сергей
Никишов на "Хитачи" и Анатолий
Васильев с четырехкубового,
бульдозерист Сергей Нечупуренко.
За световой день они
раскорчевывают, отсыпают полотно
на ста метрах. Такими темпами
движутся механизаторы вперед, к
запасам древесины.

Завершается
цикл на нижнем складе
лесопереработки. С утра до полуночи
здесь не умолкают гудки кранов,
рокот лесовозов и тягачей.
Длинномерные хлысты-кряжи быстро
разделываются на сортименты на
поточной, полуавтоматической
линии. Бревна сортируются и
отправляются на пиление, на
экспорт, отходы — балансы — на ЛПК
Братска и Байкальска.

— Наша
лесопродукция — высокого качества
и пользуется огромным спросом за
рубежом и на внутреннем рынке, —
объясняет ситуацию Андрей Полищук.
— Экспортный пиловочник
выпускается с фирменным клеймом,
пиломатериалы раскупаются без
задержек. Ничто не залеживается на
прирельсовых складах. В настоящее
время закуплено оборудование
второй разделочной линии, ведется
ее монтаж. В 2000 году намечаем
заготавливать не менее 350 тысяч
кубометров леса и значительно
увеличить выход пиломатериалов.
Все материальные и финансовые
ресурсы для этого есть.

"Янтальлес"
уходит в рейс

Название
акционерного общества в
Усть-Кутском районе присвоено
теплоходу морского порта в г.
Находке. В свой стартовый рейс
"Янтальлес" вышел в начале
сентября, взяв на борт свыше 3600
кубометров древесины,
предназначенной для японских
предпринимателей. В экипаже
сухогруза 22 местных моряка, а
возглавляет его опытный
капитан-дальневосточник Владимир
Ломакин.

Это один из
двенадцати крупнотоннажных
кораблей (ранее он ходил под флагом
"Красноярск"), принадлежащих
компании "Океанинтербизнес",
входящей в союз независимых
лесоэкспортеров (СНЛ) северных
городов и районов Иркутской
области. Среди них — ЗАО
"Янтальлес", Каймоновский
леспромхоз, фирма "Нимакс" из
Тайшета и некоторые другие.

— Без малого
десять лет мы искали подходящую
фирму для экспорта нашей продукции,
поработали с несколькими
посредниками — и солидными, и
мелкими, и остановили свой выбор на
"Истгалфе", являющейся ведущим
учредителем СНЛ. Для нас весьма
важны стабильность, надежность
партнерства на длительный срок.
Этим принципам, мне кажется, вполне
отвечают названные выше компании, у
штурвалов которых стоят
профессиональные менеджеры и
управленцы В. Клюс, А. Гулай, В.
Нежурин. В лесном бизнесе они
замкнули заготовки древесины,
поставки ее на японский рынок,
судоходство и работы в порту. Это
позволяет сокращать издержки
производства, перевозок, а
получаемые доходы вкладывать в
развитие лесоперерабатывающей
отрасли нашего региона.

Только с
начала нынешнего года
"Янтальлес" уже отправил на
японский рынок около ста тысяч
кубометров сибирской сосны.
Последние три рейса теплоход
"Янтальлес" загружался именно
пиловочником этого предприятия.

— У вас лес
добротный, мы будем его охотно
покупать, — подчеркивал на недавней
встрече ведущий менеджер компании
"Ниссо-Иваи" Чубачи-сан,
находясь в Усть-Куте и Янтале. — Мы
готовы совместно работать по
расширению объемов поставок, в том
числе и древесины третьего сорта,
которая пользуется широким спросом
в Китае, над улучшением качества
леса.

Сами японцы
не всегда идут на уступки
российским поставщикам, но к Янталю
особое отношение, в кулуарах
откровенничают, будто не прочь
платить на 3-4 доллара выше за
кубометр, чем другим фирмам. В знак
признания успехов
"Янтальлеса" во
внешнеэкономической деятельности
на конференции СНЛ Станиславу
Куракину вручили картину, где
изображен теплоход с названием его
предприятия, которая отныне висит в
конторе для всеобщего обозрения.

Удачного вам
плавания по рыночным просторам
Дальнего Востока!

Свой
хлеб вкуснее

У Станислава
Павловича твердый, как кремень,
наступательный характер. Прежде
чем за что-то взяться, он на
несколько рядов посчитает,
проверит, посоветуется, а уж потом
принимает решения. И не отступает
от намеченного, пока не добьется
задуманного. Он не бросается из
крайности в крайность, не торопится
выполнять команды свыше. Все
леспромхозы Приангарья и
ЛПК-монстры в один момент порушили
свои подсобные хозяйства.
Объяснение дубовое: дорого
обходятся мясо, молоко, овощи. Да и
зачем обременять себя
дополнительными хлопотами? Лес
свалил, продал, заграница нас
прокормит.

Куракин не
поддался этой скоропалительной
логике и наперекор общему мнению с
нуля развивает свое подсобное
сельское хозяйство. Любопытно и то,
что он полностью отказался от
импортных продуктов, употребляя
которые, сам едва не отправился на
тот свет.

Под занавес
летнего сезона на фермах
содержатся около 400 свиней, 320 голов
крупного рогатого скота, в том
числе — под сотню дойных коров, 240
кур-несушек. Невдалеке от поселка
расположены старинные села
Каймоново и Максимово. Когда-то тут
были колхозы, совхоз, подсобные
хозяйства БАМовцев, нефтяников. В
одночасье будто переменчивый,
необузданный шторм налетел и все
порушил. Половина населения
(трудоспособного) разъехалась, а
остальные медленно деградировали,
ударившись в пьянство и кормясь с
реки да охоты.

Не знаю, чем
руководствовался С. Куракин,
жалостью ли к земле и людям, увидел
ли возможность поднять их от убогой
жизни и приносить пользу другим.
Прибрал эти деревушки под свою
опеку. Дали туда электроэнергию,
построили ферму, гараж, открыли
свой магазин, 29 сельчан обрели
работу, увидели свет в своих избах.
Так поступили в Каймоново.

В с.
Максимово довелось заехать
попутно. Со склона горы открывается
чудная панорама: змеей извивается
р. Кута, пойменные луга и всюду,
насколько окинешь взором,
желто-зеленые леса. По мосту через
речку, как по городскому проспекту,
попадаешь в хуторок, на заимку из
трех десятков построек. Тишина,
красота — отдохновение от
городской суеты.

Не застали
управляющую подсобным хозяйством
Любовь Кипещук — в аккурат держала
отчет перед администрацией
"Янтальлеса" об урожае-99, о
подготовке хозяйства к зиме. Ее
замещал механик Павел Агафонов,
который, помимо техники, ведает
всеми делами в агрофирме. Сам он из
Киренского района, закончил
Тулунский сельхозтехникум. После
армии работал в совхозе, все было
неплохо, жизнь налаживалась. И
вдруг "переворот" — хозяйства
по Лене-реке распались, деревни
обезлюдили, потому что оказались
без работы, без зарплаты. И вот
нашли приют в Максимовщине.

Удивительно,
но на "красной глине" растет
все лучше, чем на Украине, шутят
женщины. Особенно огурцы.
Тепличница Галина Томшина собрала
за сезон 10 тонн огурцов, обеспечив
ими все четыре столовые, продавали
в магазинах и на зиму засолили.
Накопали более 30 тонн картошки,
столько же капусты; буренок
обеспечили сеном и силосом.
Сельчане довольны своим житьем:
регулярно получают зарплату,
причем не такую уж маленькую, есть
магазин, школа, у многих — свои
подворья. Скажем, тот же Павел
Агафонов вырастил на своих грядках
2,5 т огурцов, других овощей. Держит
скот. Жена работает в школе, двое
ребят учатся. Сами они считают, что
живут безбедно.

Вся
сельхозпродукция реализуется в
восьми собственных магазинах
"Янтальлеса", два из которых в
самом Усть-Куте. В одном из них, в
"Ромашке", я увидел весь
богатый ассортимент собственной
продукции. Поразили сравнительно
божеские цены на самые ходовые
продукты. Хлеб местной выпечки от 4
до 5 рублей — на высший сорт и
ржаной. Свежее мясо (свинина и
говядина) стоит 50-55 руб. за кило,
молоко, сметана, творог от своих
товаропроизводителей тоже
приемлемой стоимости. Лук, огурцы,
свекла, капуста и морковь с местных
полей тоже недорогие. А то, чего не
выращивают сами, завозят из
ближайших районов: копчености,
колбасы — из Киренска, Усть-Кута,
Братска. Кондитерские изделия из
Нижнеудинска, Иркутска… Муку,
комбикорма получают по бартеру из
Воронежской области, фруктовые
соки и консервы — с Кубани, кое-что
из Средней Азии — яблоки, гранаты,
лук и чеснок. Даже привередливый
покупатель найдет для себя все, что
нужно. Деликатесов, заморских
товаров здесь не предлагают. Без
них можно обойтись.


Преимущество работников
леспромхоза и всех социальных
учреждений еще и в том, что любые
продовольственные и промышленные
товары можно купить по талонам (на
сумму 50% от окладов), — рассказывала
мне завмаг Татьяна Козлова. — Ко
всем праздникам дают пайки: к Дню
лесника — по пять килограммов масла
и столько же — сухого молока, по
мешку сахара. Устькутцы и жители
соседних поселков завидуют нам,
называя Янталь райским уголком.

В конце
августа здесь открыли собственную
хлебопекарню. В заброшенном здании
сделали ремонт, установили
оборудование — и выпекают свой,
ароматный хлеб трех сортов. В три
смены выпекают до 850 булок, если
потребуется, то смогут и больше.
Теперь янтальский хлеб известен
всей округе.

— Мало кто
верил, что так быстро освоим
хлебопечение, — говорит заведующая
пекарней Елена Брудняк. — До
прихода сюда стояла на бирже труда,
не могла найти работу. Поэтому с
жаром взялась за новое дело, вроде,
получается. Коллектив — девять
человек, все молодые, окончили
училище: Юля Лукьянова, Алексей
Файдуков, ученица Инга Бутырина.
Все мы обретаем уверенность
благодаря заботе С. Куракина. Он сам
часто заходит в пекарню,
интересуется, пробует духмяный
хлеб. Свой всегда вкуснее, люб и
дорог.

Не
стыдно смотреть людям в глаза

Где бы ни
довелось побывать, везде янтальцы
проводили грань между недавним
прошлым и настоящим, словно за пять
последних лет успели пожить в
разных мирах, измерениях. Приводили
разящие примеры, сравнения.

Был такой
период, когда с Янталя начался
массовый отток людей. Население
поселка в 2800 человек сократилось на
350. Уезжали самые
квалифицированные, работящие люди,
не только лесозаготовители, но и
учителя, медики, культработники.
Представьте: пустовало порядка 150
квартир, шестьдесят из которых в
благоустроенных домах.

Сейчас
демографический процесс повернул
вспять. Уже принято примерно двести
специалистов, уехавших было на
Украину, в южные районы Приангарья.
Сюда ежедневно приходят, просятся
на работу 10—15 человек, даже из
отдаленных регионов России.

— Минувшим
летом я был в отпуске на Украине, —
рассказывает Андрей Полищук. — От
земляков, ранее работавших в
Сибири, отбоя нет. Заглянул в гости
к Михаилу Уксюзову, с которым
прежде работали в Янтале.
Монтировали первую линию разделки
хлыстов, ремонтировали котельную,
из металлолома собирали станки,
ножницы — до сих пор крутятся.
Инженер от Бога, любой чертеж,
проект читает и воплощает в жизнь. И
такие спецы с "золотыми"
руками и светлой головой не
востребованы на Украине! Захожу в
усадьбу, а он в огороде копается,
кур, уток разводит, тем и
промышляет. Позвал его в Янталь, он
обрадовался, аж глаза загорелись. С
ним и сын Сергей — токарь, недолго
думая, собрался, знакомый сварщик
приглянулся. Сблатовали заодно
двух классных шоферов. Собирают
вторую ЛПО-15, работают безотказно,
хоть сутками. Определили в
пустующие квартиры.

— Схожие
социальные процессы происходят в
местной школе, в тяжелые времена
треть учителей разъехалась, —
заявляет директор Елена Черкашина.
— Сейчас ситуация улучшается
благодаря заботе С. Куракина, но
заманить выпускников вузов очень
непросто. Боятся ехать в такую даль,
да и непредсказуема обстановка.
Сегодня хорошо, а завтра?

— Мы
находились в ужасном положении, —
наперебой рассказывали работницы
Дома культуры. — Кто спился, кто
смылся. А мы подались в сторожа,
домработницы. Культуру заморозили,
в прямом смысле. И все-таки мы
верили, ждали — придет порядочный
начальник — и все возродится. Так и
случилось. Теперь праздники,
торжества организуем, люди
соскучились по культурному отдыху.
Полнятся самодеятельные кружки,
ансамбли, изостудия. И старым, и
малым есть где показать свои
способности. ДК "Украина"
снова приобрел статус культурного
центра, став своеобразным
культурным цехом "Янтальлеса".
Наша жизнь неузнаваемо изменилась.
Все янтальцы желают Станиславу
Павловичу доброго здоровья, чтобы
он дольше здесь работал и никуда не
думал уезжать.

Ну а сам
Куракин видит свой долг в том, чтобы
быть честным и чистым перед людьми
и государством. Он делает все
возможное, а порой и невозможное,
чтобы им жилось лучше…

Факты
одной строкой

* По
объемам заготовки леса ЗАО
"Янтальлес" является вторым
предприятием в Иркутской области,
уступая лишь Ждановскому ЛПХ.
* Единственный в отрасли
трудовой коллектив, который
содержит всю социальную сферу
жилого поселка.
* Заготовка древесины и ее
вывозка на переработку
осуществляется за 125-170 км.
* Одна из немногих фирм,
которая продолжает строить дороги,
отвлекая из своих прибылей 30
процентов средств.
* Средняя зарплата по
леспромхозу составляет 2500-3000
рублей, у работников основных
процессий она гораздо выше.
* Инвалидам и участникам
войн ежемесячно доплачивается к
пенсиям по двести рублей.
* На празднике,
посвященном Дню работника леса,
всех детей поселка бесплатно
угощали мороженым, конфетами, а
взрослых — пивом.
* В октябре-99 жители п.
Янталь стали смотреть третью
программу телевидения, в том числе
и местной студии "Диалог".
Оборудование для ретранслятора
приобрел "Янтальлес".

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер