издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Всякий может применять закон, но не каждый может быть судьей"

Сергей
АМОСОВ:

"Всякий
может применять закон, но не каждый
может быть судьей"

В сентябре 2000 года
исполняется ровно пять лет со дня
образования в г. Иркутске
Федерального арбитражного суда
Восточно-Сибирского округа —
одного из 10 федеральных
арбитражных судов округов России,
созданных по Указу Президента
Российской Федерации.

Журналист Анатолий
МАЛЫШЕВ попросил председателя
Федерального арбитражного суда
Восточно-Сибирского округа,
кандидата юридических наук Сергея
АМОСОВА ответить на ряд вопросов.

— Позади
дорога длиною в пять лет. Как вы
считаете, Сергей Михайлович,
становление суда состоялось?

— Безусловно.
Дело в том, что, наверное, впервые в
истории российского правосудия
новое учреждение судов округов так
быстро и так естественно влилось в
уже существующую систему
арбитражных судов. Мы начали работу
в сентябре 1995 года и с этих пор
стали рассматривать кассационные
жалобы на решения арбитражных
судов субъектов Российской
Федерации, входящих в
Восточно-Сибирский округ, в том
числе Республик Бурятия, Саха
(Якутия), Тыва, Хакасия,
Красноярского края, Иркутской и
Читинской областей.

И сегодня,
спустя годы, можно с
удовлетворением отметить, что к нам
пришло признание. Об этом
свидетельствует и статистика. Если
в 1996 году в суд округа поступило 887
кассационных жалоб от
граждан-предпринимателей и
юридических лиц, то в 1999 году — две с
половиной тысячи. А нынче это число
перевалит за 3 тысячи.

По мнению
многих юристов, с появлением судов
округов законности в экономической
сфере заметно прибавилось.

Другим не
менее важным аргументом в пользу
окружных судов следует признать и
то, что в республиках, краях и
областях гораздо меньше стало
проявлений регионального
сепаратизма. И это понятно. Ведь,
рассматривая дела в кассационном
порядке, мы руководствуемся прежде
всего федеральным
законодательством. И всеми
инстанциями исполняется наше
постановление, а не решение,
принятое на основе местного закона,
но противоречащее федеральному
законодательству.

— Какими
качествами, по вашему мнению,
должен обладать судья,
рассматривающий хозяйственные
споры?

— Недавно я
прочел книгу Иосифа Покровского
"Основные проблемы гражданского
права", написанную еще в царской
России, но переизданную лишь
недавно. Так вот, в ней автор пишет:
"… Мы должны помнить, что не
всякий, кто только изучил законы,
уже способен занимать
ответственное место судьи; для этой
роли годятся лишь люди выдающихся
интеллектуальных и моральных
качеств".

И с этим
нельзя не согласиться.
Действительно, судьей должен быть
человек исключительно высоких
моральных качеств, а уже потом
профессионально подготовленный,
потому что нравственные черты
воспитать гораздо сложнее, чем
изучить законодательство. Всякий
может применять закон, но не каждый
может быть судьей.

К сожалению,
до недавнего времени вопросы
нравственности недостаточно четко
и твердо ставились в судейском
сообществе. Совет судей России
исключительно много сделал и
делает по развитию судебной
системы, однако и он порой забывал о
воспитании личности судьи. К
счастью, это положение
выправляется.

— В
последнее время много говорят о
вводе в арбитражных судах нового
института помощников судей.
Насколько это реально?

— Скажу
откровенно, мы давно этого ждали.
Дело в том, что судья, особенно в
советское время, во многом
напоминал канцелярского работника.
Судьи нередко сетовали: рука
онемела писать. Канцелярщина
отрывала судью от прямых функций —
осмысления того материала, по
которому надо было принять решение.

В то же время
надо учитывать, что сейчас
законодательство неизмеримо
усложнилось. Рыночные законы не в
пример законодательству
административно-командной системы
гораздо разветвленные, более
детализированы. Сегодня появились
целые отрасли законодательства.
Среди них таможенное, налоговое и
т.д. Но самое главное, что осложняет
работу, — наше законодательство
очень молодое.

Если,
допустим, гражданскому кодексу
Франции почти 200 лет, то нашему —
около пяти лет. Можно себе
представить, какие сложности
испытывают российские юристы.
Поэтому нынешнему судье необходима
квалифицированная юридическая
помощь.

И, наконец,
еще один момент. Как известно,
судебные процедуры у нас основаны
на принципе состязательности.
Таким образом государство само
себе ограничило доступ в частные
отношения граждан и юридических
лиц. Сегодня они обладают самыми
широкими полномочиями доказывать и
обосновывать свои права. Для этого
каждый из них может нанимать себе
юридических помощников, принимать
на службу адвокатов. Однако при
этом судья должен оставаться
беспристрастным. В этой ситуации
помощник судьи — такая
процессуальная фигура, которая
могла бы готовить к рассмотрению
дело и в процессе его подготовки
беседовать со сторонами,
подсказывать и разъяснять им, какие
у них имеются права и обязанности,
что нужно сделать, чтобы полнее
реализовать свои процессуальные
возможности. В ходе этих бесед
вполне возможно, что стороны смогут
прийти к общему знаменателю и
заключить мировое соглашение.

— Из
средств массовой информации
известно, что сейчас готовится
новый, третий, Арбитражный
процессуальный кодекс Российской
Федерации. Какие новации ожидаются
в арбитражном процессе?

— Новелл
много. Но я бы хотел остановиться на
некоторых.

Первое. В
новом АПК предполагается ввести
настоящую стадию подготовки дела к
судебному разбирательству.
Представьте себе: человек пришел в
больницу. Там, прежде чем
оперировать, его готовят к
операции. Или возьмите уборку
урожая. Здесь также готовят
сельхозтехнику. А почему у нас, в
арбитражных судах, слушание дела
должно начинаться сразу с
сердцевины судебного процесса,
который мы называем
судоговорением? В новый свод
законов предполагается включить
целый ряд подготовительных
процедур, прежде чем вынести дело
на судебное рассмотрение. После
этого судье остается только
оценить права и обязанности
участвующих в судебном
разбирательстве сторон и вынести
вердикт. Вот тогда суд будет
действительно независимым,
объективным, а процесс будет
состязательным. При этом никто не
будет вмешиваться в этот процесс со
стороны государства, а стороны
будут доказывать свою правоту.

Второе
новшество — аккредитация юристов в
арбитражных судах. Для чего она
нужна? Россия — страна большая.
Предприниматели и юридические лица
работают в глубинке. Зачастую им
необходима квалифицированная
юридическая помощь. Однако,
обращаясь к юристу, платя немалые
деньги, они нередко рискуют своим
имуществом из-за
неквалифицированной юридической
помощи. Поэтому в соответствии с
новым АПК в арбитражных судах
предполагается участие только тех
юристов, которым суд выдаст
аккредитацию.

Кроме того,
намечается ввести новый порядок
надзорного производства, увеличить
сроки обжалования судебных
решений, возможно, будет
беспошлинное обжалование, а также
предоставление судам целого ряда
полномочий, в том числе по
назначению по своей инициативе
экспертизы и т.д.


Недавно образованные семь
федеральных округов полномочных
представителей президента РФ не
совпадают с округами арбитражных
судов. Не лучше ли было их
объединить?

— На мой
взгляд, судебной власти с
исполнительной не надо
объединяться. Нужно, наоборот,
дистанцироваться от нее. Правовое
государство как раз и основано на
системе сдержек и противовесов,
когда одна власть уравновешивает и
сдерживает другую. А когда они
будут ходить в обнимку, ничего
хорошего не получится.

— А как
вы относитесь к идее объединения
арбитражных судов и судов общей
юрисдикции?

— Мне знакомы
эти настроения. Однако аргументы у
вдохновителей этой идеи крайне
примитивны. К примеру, приводятся
аналогии с семьей. Дескать, в
судебной системе, как и в семье,
должен быть один отец, а не два и не
три. Имеются в виду Конституционный
суд, Верховный суд и высший
Арбитражный суд Российской
Федерации. Но ведь арбитражная
система — совсем другой организм.

Эта система
реально защищает
предпринимательскую деятельность.
Поэтому если суды будут объединены,
то изменится сразу подсудность.
Получится, что в любом поселке, в
Жигалово или Хандаге, где есть суды
общей юрисдикции, будут
рассматриваться экономические
споры. А кто там будет
рассматривать такие дела? Качество
оказываемой правовой помощи в
экономической сфере отбросит тогда
Россию лет на десять назад, не
меньше. И потребуется еще больше
времени, чтобы достичь того
профессионального уровня, который
имеют сегодня арбитражные суды.

— И
последний вопрос, Сергей
Михайлович. Сегодня все иркутяне,
жители Прибайкалья живут
ожиданиями Международного
Байкальского экономического
форума. Приедет много гостей. Это
будут предприниматели, бизнесмены,
министры, ученые… В связи с этим
что можно сказать о роли
экономического правосудия в
развитии предпринимательства?


Экономические преобразования
последнего десятилетия проходят
под лозунгом развития товарного
рыночного производства. Они
обеспечиваются политическими
решениями: введением свободных цен,
конвертацией рубля, упразднением
монополии государства в торговле,
приватизацией государственного и
муниципального имущества,
банкротством предприятий. Это
требует новых крупнейших
законодательных актов и
организации их применения.

Действующее
законодательство удовлетворяет
запросы рынка. Но чтобы оно не
осталось декларацией, необходима
система их приведения в действие,
вживления в государство и общество.

Такой
системой сегодня являются суды.

Вместе с тем
внимательный анализ политических
действий властей свидетельствует о
недооценке связи политической
экономии и гражданского
правоприменения.

По-прежнему
упор в решении экономических
проблем делается на исполнительную
власть, силы контроля и надзора. Это
ведет к созданию различного рода
организаций и, как следствие,
размножению чиновничьего аппарата,
усложнению хозяйственного
механизма.

Необходимо
двигаться другим путем, используя в
полной мере возможности судебной
системы. В цивилизованном обществе
не полиция, не прокуратура (нигде
нет аналогов российской), а судьи
служат гарантией законности.

Сегодня в
России судьи имеют декларированные
возможности гласно, независимо и
оперативно принимать решения,
обеспечивающие равенство всех
перед законом и судом,
неприкосновенность собственности,
невмешательство в частные дела со
стороны государства, защиту прав и
законных интересов граждан и
юридических лиц.

Фактически
речь идет об обеспечении охраны
предпринимательской деятельности
цивилизованными, демократическими
методами. Вместе с тем
исполнительная власть, на словах
признавая необходимость правового
государства, в последние годы
охладела к идее его реального
построения. Законов принимается
много, но какова общая идея их свода
— обществу неизвестно. Может быть,
даже об идее, концепции
законодательства в целом вообще
нет представления.

Этим
объясняется замедление судебной
реформы, особенно в системе судов
общей юрисдикции: фактически не
созданы суды присяжных; нет мировых
судей; исполнительное производство
развивается крайне медленно;
каждая новая администрация
пытается реформировать уже
сложившиеся звенья судебной
системы, не занимаясь конкретикой
(борьба с пьянством, безнадзорность
детей и т.п.); не создана организация
защиты судов и судей от произвола
чиновников; неудовлетворительно
финансирование судебной системы.

Отрицательные
аспекты проблемы можно продолжить,
однако главное сегодня — это
увидеть пути их преодоления. Хватит
дебатировать о реформировании,
надо обеспечить стабильность
существующих звеньев, вполне
справляющихся с задачами
экономического правосудия и
имеющих внутренние резервы для
совершенствования.

Доверие к
судам и судьям можно гарантировать,
только повышая требования к их
профессиональному и нравственному
уровню, ужесточая подбор
кандидатов на судебные должности.

Это задача
центральных судебных органов и
Совета судей России, которые в
последнее время сосредоточились
лишь на финансовых вопросах.

Существует
еще ряд конкретных мер, которые
позволят реализовать возможности
судов по углублению демократии в
обществе.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector