издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Баяндай -- земля богатая"

Анатолий
ТАБИНАЕВ, мэр района:

"Баяндай
— земля богатая"

Геннадий ПРУЦКОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

Услышав впервые, что слово
"баяндай" в переводе на
русский означает "богатая
земля", я подумал, что далекие
предки жестоко пошутили над
потомками. Какая она богатая, если
под ней вечная мерзлота? В иных
местах заборы валятся. Все по той же
причине, из-за мерзлоты. В Кырме, в
самом отдаленном селе, сосна не
растет. И после этого говорят, что
тот край богатый.

Щедра
природа наша

— Да, край наш
богатый, — жестко говорит глава
администрации Баяндаевского
района Анатолий Прокопьевич
Табинаев. — Ну сами посудите, в ином
месте копни — и уголь появится. На
стыке Качугского, Ольхонского и
Баяндаевского районов есть золото,
его добывают. А сколько таит всего
тайга! У нас большие запасы белой
глины, без которой невозможно
изготовление строительных красок.

Корр.: Но
предки прежде всего имели в виду
сельхозугодья, пашню, не так ли?

Табинаев:
И здесь грех жаловаться. Конечно,
многое зависит от того, сколько
дождей отпустит небо, каким теплом
одарит солнышко. К тому же к нам
поздно приходит весна, раньше
начинается зима. Заморозки могут
ударить и в июне, и в августе. Но
ведь жили здесь люди, несметные
стада скота держали.

Корр.:
При всем уважении к давним
поколениям хочу уточнить: на начало
ХХ века в Иркутской губернии
имелось гораздо меньше скота, чем
даже в наше провальное время.
Согласно "Иркутским губернским
ведомостям", тогда получали
где-то 6-7 центнеров зерна на круг.
Говорю о том не только ради
восстановления истины. На таком
фоне достижения колхозных
хлеборобов, животноводов выглядят
особенно внушительными. Возьмите,
например, колхоз имени Чапаева,
когда им руководил Анатолий
Степанович Гуревский.

Табинаев:
Да, удивительно, что еще 30 лет назад
в том хозяйстве меньше 20 центнеров
зерна не получали, от каждой коровы
надаивали свыше 3200 килограммов
молока. На всю область гремела
местная ферма. А взять совхоз
"Люрский", когда он был
головным предприятием
межхозяйственного объединения по
доращиванию и откорму скота. Не
сказать, что полей у него было
несчитано, лугов немерено, но пять
тысяч голов скота прокармливал. Во
всероссийском соревновании
завоевывал призовые места. Его
сосед, совхоз "Гоханский", в 80-е
годы до 30 центнеров зерна брал. На
смену колхозам и совхозам начали
приходить фермеры, и лучшие из них
не посрамили чести отцов. Например,
А.А.Мунгалов за шестилетний период
получал в среднем свыше 30 центнеров
зерна. Так что действительно по
сравнению со старым временем рывок
был совершен мощнейший. А с другой
стороны, все эти данные показывают,
какими большими возможностями
обладает наша земля. Надо только
руки приложить.

Будет
год хлеборобным

Корр.: Но
ведь те же люди работают сегодня, те
же специалисты, а едешь по району —
и сердце от боли сжимается: сколько
заброшенных полей, сколько забытых
ферм. Упрекать иного хлебороба или
животновода язык не
поворачивается. Этой земле нужны не
только забота и ласка, но и
серьезные капиталовложения. А их
нет.

Табинаев:
Правильно, их нет. Но кроме того, три
года терзает нас стихия. То
заморозки в августе, то небывалая
засуха, тут еще саранча бог знает
откуда взялась. Признаться, я и сам
удивляюсь мужеству наших
хлеборобов, специалистов. Техники
нет, с горючим проблема, из
последних сил стараются люди, и как
еще работают!

Да, произошло
сокращение поголовья в
общественном секторе. Не у нас
одних, кстати. Но я говорил
руководителям и говорю: "Мужики!
Не рушьте ферму, не снимайте шифер,
не разбирайте оборудование!
Выдастся год удачным, получим хлеб
— за зерно селянин и корову сдаст, и
бычка! И тогда мы восстановим
ферму". По многим приметам,
следующий год должен быть хлебным.
К концу нынешнего лета дожди, как
никогда, хорошо напоили пашню.

Вместе с тем
обратите внимание на то, как много
живности держит население. Хотя нет
сейчас межхозяйственного
объединения по доращиванию и
откорму скота, но за счет
укрепления и развития
индивидуального сектора нам
удалось сохранить
животноводческий потенциал.
Сегодня в районе около 50 тысяч
голов скота. В конце концов
случайно, что ли, на 15 тысяч жителей
приходится 3,7 тысячи автомобилей?

Не
хлебом единым

Корр.: Да,
по обеспеченности населения скотом
вы лидеры в Усть-Ордынском округе, а
значит, и в Иркутской области.
Однако есть тут острые углы.
Мерилом богатства человека
является не мошна, не гурты скота и
не содержимое сберкнижки, а, как
говорил Маркс, его свободное время.
Я беседовал с доярками одной из
ферм, с работниками отделения
связи, и что же оказалось? Если
раньше буквально пачки газет,
журналов получали местные жители,
то сегодня
литературно-художественные
издания почти не выписываются.
Считанные единицы центральных
изданий получает район. На
"Восточно-Сибирскую правду"
подписалось менее 200 человек.
Неужто нет духовной жизни у людей?
Неужто все время занимает эта
круговерть: работа, скотина, огород?

Табинаев:
Все уткнулись в телевизор. Дорога в
клуб забыта. Другой раз приедут
артисты из города — людей на
встречу не зазвать. Это очень
грустно. Поэтому главным для меня в
нематериальной сфере является
забота о школе. Она не только
общеобразовательное учреждение.
Это и очаг духовности. Что сделано
за те четыре года, в течение которых
я был главой района? Построена
новая средняя школа в Хадае.
Проведена реконструкция
прекрасного двухэтажного здания в
Нагалыке. Раньше там была контора
агрофирмы "Баяндай". Агрофирма
развалилась, ее уже нет. Поэтому
отдали то здание детям.
Достраивается Гоханская средняя
школа. На очереди строительство
школ в Тургеневке и Хоготе. За эти
четыре года провели реконструкцию
шести котельных, которые
обеспечивают школы теплом.
Перевели их на электроотопление. Мы
сняли с плеч директора заботы о том,
как купить уголь, как его завезти.
Те меры дали неплохой
экономический результат. Затраты
на тепло сокращены в два — два с
половиной раза. В дальнейшем будут
переведены на электроотопление все
остальные школы района.

Корр.: И
все-таки не пускайте на самотек
подписку на газеты и журналы. Ну это
же дикость: на "Жигули" есть
деньги, а на газету, хороший журнал
— нет.

Табинаев:
Согласен с вами.
"Восточно-Сибирская правда"
принимает близко к сердцу нужды
селян, много добрых слов сказала о
наших тружениках, и мы все-таки
будем напоминать им о подписке,
агитировать их. Наша дружба не
должна прерываться. Но, принимая
ваш упрек, должен сказать, что
развитие личного подворья — это
важнейшая социальная,
экономическая проблема и, пожалуй,
нравственная. Ну если
разваливается где-то общественное
производство, то люди должны быть
как-то заняты, иметь дополнительные
доходы. Это адаптация сельского
труженика к рынку, воспитание детей
трудом.

Корр.:
Нынче мы побывали с вами, вашими
коллегами почти во всех крупных
селах, но нигде я не видел
двух-трехэтажных особняков,
подобных тем, что стоят под
Иркутском. Не видел ни одного
селянина за рулем "мерседеса"
или "крузера".

Табинаев:
Так не богатства же ради держат так
много скота мои земляки! Достаток
должен быть в семье, детей надо
подготовить к школе. Выросла дочь
или сын — почему дальше не
продолжить образование? А оно не
дешевое. Тут не одного быка
заколешь.

А вокруг
гуляет воронье

Корр.:
Помните, прошлым летом выехали мы с
вами рано утром в Иркутск, и сколько
перекупщиков пыталось остановить
нас…

Табинаев:
Около 30 таких точек насчитал.

Корр.:
Вот кто пользуется плодами
тяжелого крестьянского труда! Мясо
они берут за бесценок, за сливки
платят вдвое меньше, чем те
продаются на рынке.

Табинаев:
Зато самому крестьянину не так-то
просто пробиться на рынок со своей
продукцией. Честно скажу, эта
проблема — моя головная боль.
Прорабатывал самые различные
варианты. Уже договорились с
Иркутским мясокомбинатом о
создании заготовительного пункта.
Здесь будут принимать мясо и сразу
же рассчитываться. Надеюсь на
честные взаимоотношения. Планируем
в следующем году построить в
различных зонах три цеха по
переработке молока. Установим там
пакетировщики.

Но, нацеливая
сельских руководителей на
поддержку индивидуального
хозяйства, мы главным считаем
развитие и укрепление
общественного производства. Именно
оно определяет состояние местной
экономики и личного благополучия. Я
вынашиваю сейчас идею объединения
усилий различных хозяйств по
производству мяса. Полного
копирования с прежнего
межхозяйственного объединения во
главе с "Люрским" не получится,
да и психология руководителей
сейчас совсем иная, нежели была
раньше. Но будущее за кооперацией,
за специализацией производства.

Корр.:
Извините, но сегодня вы, Анатолий
Прокопьевич, не первый секретарь
райкома и не председатель
исполкома Совета народных
депутатов, а руководители
предприятий уже не ваши
подчиненные. У вас нет юридических
полномочий, чтобы командовать ими.
Интересно, как выстраиваете
отношения с сельскими
руководителями при решении таких и
менее сложных задач?

Табинаев:
Сейчас у главы района гораздо
меньше рычагов влияния, и это не
может не сказываться на делах.
Можно ли считать нормальным, что
некогда крепкий Ользоновский
совхоз чуть ли не в десять раз
сократил посевы зерновых культур? А
ты, глава администрации, не только
не можешь снять руководителя, даже
выговор влепить не имеешь права,
потому что он коллективом
избирался. Все это так. Но мы ищем
пути воздействия.

На собрании в
одном очень слабом хозяйстве никак
не хотели принять мое предложение
выдвинуть на пост руководителя
толкового и честного специалиста.
Тогда я заявил: поскольку вы и
дальше намерены мириться с
отставанием, то под гарантию
администрации района не получите и
рубля кредита, и вообще у меня есть
возможность сделать вас
банкротами. И я сделаю это. Вы не
получите под гарантию
администрации даже килограмма
семян. Чем сеять будете? В связи с
крайне тяжелым финансовым
положением предлагаю передать в
муниципальную собственость района
51 процент ваших акций. Долго
совещались селяне, а потом
вынуждены были принять то
предложение. После этого я заявил:
поскольку контрольный пакет акций
находится у района, то назначаю
руководителем такого-то. Все. Можно
как угодно расценивать мои
действия, но я несу ответственность
перед моими избирателями за
экономическое, социальное
положение района.

Коней на
переправе не меняют

Корр.:
Вам, Анатолий Прокопьевич, нет еще и
пятидесяти, но вы больше чем
кто-либо в районе были на
директорском посту и, по мнению
ваших земляков, являетесь наиболее
опытным руководителем. Четыре года
назад вас избрали главой
администрации. Сколько
потребовалось времени, чтобы
освоиться с ситуацией?

Табинаев:
Два года.

Корр.: Да,
тут поневоле скажешь: а надо ли
коней на переправе менять?

Табинаев:
Кое-что удалось сделать, но вместе с
тем осталось еще немало
незавершенных дел, нереализованных
задумок. Сегодня как никогда остро
стоит проблема сохранения здоровья
населения. А у нас районная
больница находилась в
разваливающемся здании. Этой
осенью сдали первую очередь новой
больницы. Спасибо администрации
округа, и прежде всего Валерию
Геннадьевичу Малееву. На берегу
Байкала выделено 12 гектаров земли
для Усть-Ордынского округа, из них
полтора гектара — наша доля. Там
появится база отдыха для жителей
Баяндаевского района, причем уже
следующим летом дети сельчан будут
отдыхать в своем лагере.

Узким местом
для нас была и пока остается связь.
Что уже сделано? Приобрели
аппаратуру беспроволочной связи.
Стоит 300 тысяч рублей.
Устанавливаем ее. За счет бюджетных
средств каждая деревня получит
радиотелефон. Окончательно в строй
войдет вся эта система к концу года.

Другая
проблема — мосты. Вроде бы и район
безводный, и речек у нас не так уж
много, но тем не менее… С
фининсированием такого
строительства большие сложности.
Тем не менее недавно введен
трехпролетный железобетонный мост
через Унгуру. Начали возводить
мосты через Булгу и Куданца. Не
просто все это дается. В Бахае
собирали сход, где я сказал
откровенно: на строительство моста
потребуется полмиллиона рублей. У
деревни таких средств нет, районный
бюджет тоже большим достатком
похвастаться не может. Предложил
воспользоваться методом народной
стройки. Тогда это обойдется нам в
сотню тысяч рублей. Приняли
предложение.

C нашим
депутатом Законодательного
собрания Валентином Ефимовичем
Межевичем договорились о передаче
27 трансформаторных подстанций на
баланс "Востокэнергосети".
Будут работать подстанции — будет
финансирование.

Но самыми
сложными и самыми ответственными
вопросами являются создание новых
рабочих мест и инвестирование
дополнительных средств в экономику
района. Что делается для решения их.
Сравнительно недавно появилось у
нас новое предприятие "Восток
2". Оно занимается переработкой
леса. В будущем намерено взяться за
разработку белой глины.
Предполагается строительство
кирпичного завода. Таким образом в
производство будут вовлечены до
тысячи человек. Предприятие,
кстати, находится рядом с
райцентром, буквально на тракте,
мимо идут лесовозы из Жигаловского,
Качугского, Ольхонского районов. А
ведь лесом занимаются не только
крупные организции, но и мелкие
предприниматели. Зачем, например,
ольхонскому фермеру везти хлысты в
Иркутск на продажу или еще дальше,
когда у тебя здесь могут купить?

Корр.: И
за счет этого вы сможете несколько
снизить объем рубок у себя.

Табинаев:
Безусловно. Тайга ведь не только
поставщик древесины. Наши леса
богаты зверем. Водятся изюбрь и
медведь, сохатый и кабарга. Почему
не организовать валютную охоту
иностранцев на изюбря? Только на
одном изюбре можно заработать
десятки тысяч рублей. Ищем
инвестора, кто мог бы вложить
деньги, создать необходимую
структуру.

Кабарга, как
известно, ценна своим мускусом, без
которого не обходится парфюрмерная
промышенность, фармацевтическая. И
здесь нам следует подумать над тем,
как использовать ее.

Есть такая
организация "Дельта-плюс".
Знаете, на что она нацелилась? На
добычу ракушечника. А тот продукт
чрезвычайно необходим
птицефабрикам. Они завозят его аж
из Читинской области. Зачем, когда
рядом находятся приличные запасы?
Но основная задача того
акционерного общества — разведка и
добыча угля. Вот с этим мы связываем
получение дополнительных доходов и
появление новых рабочих мест.

В начале
беседы мы говорили о том, чем богат
Баяндай. Все перечислили: золото,
лес, уголь, земли, скот. Все это
правильно, но самая большая
ценность, самое большое богатство —
наши люди. Вы посмотрите, как бьет
нас судьба, как год за годом
изматывает стихия. Экономические
реформы буквально раздели нас. Но
ведь держится крестьянин. Духом не
падает, от земли не отрекается. Я
глубоко признателен моим землякам
за их самоотверженный и честный
труд, за то доверие, которое оказали
мне четыре года назад, что верили
мне все это время. А я верю, что
вместе мы выстоим, переживем этот
непростой период и сможем сделать
нашу жизнь более содержательной.

Оплачено
из избирательного фонда А.П.
Табинаева.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector