издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Николай МЕЛЬНИК: Люди -- вот главная наша забота

Николай
МЕЛЬНИК:
Люди — вот главная наша забота

Виктор ОТИНОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

Наша рабочая встреча с
заместителем главы областной
администрации Николаем
Викторовичем Мельником началась с
экскурса в недалекое прошлое. В
начало семидесятых, когда внимание
всей страны было обращено к
восточным районам государства, в
очередной раз предполагавшего
нарастить свою мощь Сибирью. В ту
пору еще не упоминался БАМ, еще
строились Саянская и Усть-Илимская
гидроэлектростанции, еще
продолжали наращивать свои
мощности алюминиевые заводы в
Красноярске и Братске. Дикторы же
Центрального телевидения сообщали
о новых рекордах угольщиков
Сафроновского и Азейского
разрезов, втрое-вчетверо
перекрывавших лучшие показатели
отрасли. А действующие и строящиеся
ГЭС Ангаро-Енисейского каскада
были объявлены надежными точками
опоры для будущих
территориально-производственных
комплексов, которые вскоре были
нанесены на карту объектов
недалекого будущего вместе с БАМом,
призванным объединить их.

Естественно,
вся стратегия масштабного
"покорения" восточных районов
исходила из расчетов и тактики
плановой экономики,
"регламентирующей"
межотраслевые взаимоотношения…

Новые
экономические условия, давшие
ориентиры в направлении рынка,
складываются по сей день.
Предприятия-гиганты,
"пробуксовавшие" перестройку,
были "нокаутированы" и
"разведены" в
постперестроечный период. Кажется,
только теперь они начинают
постепенно выкарабкиваться из
кризиса.


Николай Викторович, что
представлял собой промышленный
корпус Приангарья в пик кризиса?

— Низшая
точка спада экономики области за
годы реформ выпала на 1997 год, когда
объем промышленного производства
составил всего 47 процентов от
уровня 1990 года. В глубоком кризисе
оказалась еще недавно ведущая
отрасль — лесная: в пять раз
сократилась заготовка древесины,
большинство леспромхозов стали
банкротами с огромными долгами по
зарплате и налогам. Остановился
Усть-Илимский ЛПК, на минимальных
объемах работал Братский.
Процедура банкротства, примененная
к АНХК, отрицательно отразилась на
химической промышленности региона.
В Бодайбо — спад золотодобычи;
тяжелейшее положение Востсибугля.
Перечень этот можно продолжать
достаточно долго… И как следствие
неплатежеспособности предприятий
— огромная задолженность по
детским пособиям, пенсиям, зарплате
работникам бюджетной сферы, а
значит — социальная напряженность.

В условиях
господства бартера, многообразных
зачетных схем надо было изыскивать
живые деньги, прежде всего для
решения проблем, накопившихся в
социальной сфере. Сделать это можно
было, в первую очередь, через рост
объемов производства наших
экспортно ориентированных
предприятий. Нужно было создать
предпосылки для восполнения
оборотных средств, восстановить
нарушенные технологические связи
внутри региона. Необходимые
условия для этого были. Это
исходное сырье для большинства
предприятий, которое всегда
добывалось на территории области;
это эффективная транспортная сеть
— ВСЖД; это дешевая электрическая и
тепловая энергия — Иркутскэнерго…

Решение этой
задачи новая администрация области
начала с работы по обеспечению
устойчивой работы угольных
предприятий области. Была создана
комиссия по неплатежам, которая
взяла под контроль расчеты
потребителей за энергоресурсы. Это
необходимо было, чтобы увеличить
долю живых денег для зарплаты
шахтерам. Совместно с акционерами
Востсибугля был проведен анализ
финансового состояния ОАО, который
подтвердил необходимость и
возможность снижения цен на
топливо. Это позволило угольщикам
расширить рынок сбыта и уменьшить
налоговую нагрузку. К середине 1998
года ВСЖД снизила на 25 процентов
тарифы на перевозку угля, ГСМ и
рудных материалов, что дало
возможность региональной
энергетической комиссии не только
сохранить действующие тарифы на
энергоресурсы для большинства
потребителей, но и даже снизить их
на тепловую энергию для
промышленности, что было крайне
важно прежде всего для таких
крупных предприятий, как Братский и
Усть-Илимский ЛПК, для Усольского и
Саянского химпромов, АНХК. Кстати,
тарифы эти не менялись до января 2001
года.

Параллельно
администрация области подписала
трехстороннее соглашение с МПС и
ВСЖД, по которому предприятия
области получили льготы на
перевозку лесных грузов,
химической продукции,
нефтепродуктов.

Такое
соглашение принимается ежегодно, в
нынешнем — этот документ был
подписан 17 января. Так были созданы
условия для стабилизации экономики
в целом, для последующего затем ее
подъема, прежде всего — в
промышленности. В 1998 году устойчиво
работали только предприятия
энергетики и цветной металлургии.
Нужно было добиться существенного
роста производств в других
отраслях: лесной, химической,
золотодобывающей, помятуя, что их
ведущие предприятия, как правило,
являются градообразующими. Это
означало

Особое
внимание уделять именно таким
предприятиям, не допуская их
банкротства; добиваться роста
объемов производства, финансовой
устойчивости, сохранения
численности работающих. Такая
задача была поставлена
губернатором Б.А. Говориным перед
отраслевыми комитетами и
департаментами, и от ее решения
зависело благополучие сотен и
сотен тысяч людей.

— Какие
"внутренние резервы" были
использованы, чтобы одолеть пик
кризиса и подойти, наконец к
состоянию, определенному теперь
как "тенденции роста"? Ведь
решать пришлось целый комплекс
проблем, и не только на
предприятиях лесопереработки,
химии и нефтехимии. Достаточно
вспомнить Коршуновский ГОК, или
завод тяжелого машиностроения в
Иркутске.

— В
соответствии с распоряжением
губернатора были созданы
специальные рабочие группы,
руководителями которых стали
заместители главы областной
администрации. Привлекая
заинтересованные стороны и
специалистов (как это, например,
делалось на Усть-Илимском
лесопромышленном комплексе или ПО
"Восток"), группы эти, проведя
"рекогносцировку" ситуации,
разрабатывали конкретные
предложения, которые ложились в
основу комплекса мер, направленных
на социально-экономическую
стабилизацию как на конкретном
предприятии, так и области в целом.

Крайне важно
было добиться эффективного
взаимодействия с акционерами
предприятий. Особенно учитывая то,
что многие владельцы контрольных
пакетов находятся за пределами
региона. И их интересы не всегда
совпадают с интересами населения
области. Поэтому нужно было
выработать основные критерии,
определяющие основу
взаимоотношений. Главными из них
губернатор определил следующие:
занятость населения, зарплата и
налоги. Именно с этих позиций все
структурные подразделения
администрации, мэры городов и
районов строят совместную работу с
собственниками.

— А что
такое административный ресурс?
Каковы его возможности и
необходимость?

Случается,
что для достижения общей цели
кому-то приходится поступиться
частными интересами. Приведу
конкретный пример: комитету по
топливно-энергетическому и
химическому комплексам
приходилось координировать
взаимодействие АНХК, Братского
хлорного завода, химических
производств. Так речь шла о
сбалансированных поставках хлора,
этилена, пропилена, необходимых для
увеличения объемов производства
ОАО "Саянскхимпром".
Увеличения, без которого
невозможно было обеспечить
наполнение бюджета города Саянска.
Постановлением административного
комитета при губернаторе было
установлено задание на поставку
балансов и пиловочника для
лесопромышленных комплексов
Братска, Усть-Илимска, Байкальска,
для ряда других производств…
Кто-то может сказать: нерыночный
подход. Но ведь рынок-то наш пока в
стадии формирования, а значит
требует на этом этапе каких-то
переходных форм.

— Хотя бы
для того, чтобы не забыл иной
собственник те человеческие
факторы, о которых говорили вы:
занятость, зарплата, налоги…

— Повторю
сказанное губернатором: "Область
для нас — одно наше большое
предприятие". Главная же наша
забота — люди, живущие и работающие
на нем. И если каждый из их
руководителей заботу эту поставит
во главу угла — он не упустит
малейшей возможности сделать свое
предприятие стабильным,
рентабельным, развивающимся. Для
этого нужно не только уметь
смотреть далеко вперед, но и
замечать одновременно, что
делается рядом.

Чтобы, если
случится трудный час, энергетик мог
услышать химика, угольщик —
энергетика, нефтехимик —
железнодорожника. У российского
бизнеса есть, должна быть
унаследована генетическая
особенность: в нужный миг
подставить плечо. Без предоплаты,
как говорится. И тогда можно
рассчитывать на другое плечо,
которое поддержит уже тебя.

— Каково
состояние лесного комплекса на
сегодняшний день? Его ближайшая
перспектива?

— Если в
конце 80-х лесная отрасль области
занимала ведущую позицию (до 30
процентов в общем объеме
производства), в 97-м ее показатель
снизился втрое, убытки достигли,
без малого полутора миллиардов
рублей. Задолженность по зарплате
на этот период составляла около 500
миллионов рублей, т.е. люди по семь
месяцев не получали зарплату. По
итогам минувшего года прибыль,
полученная лесным комплексом
Приангарья, составила около двух
миллиардов рублей. Что касается
налогов и платежей во внебюджетные
фонды, все текущие платятся
своевременно, одновременно и
быстро сокращается задолженность,
накопленная до 98-го года. Отрасль
способна в течение ближайших трех
лет обеспечить ежегодный прирост
продукции до 15 процентов. К такому
выводу мы пришли, всесторонне
проанализировав состояние лесного
комплекса вместе с Союзом
лесопромышленников области,
Иркутским управлением лесами и
руководством ВСЖД. Чтобы добиться
этого результата, администрация
сохраняет неизменной арендную
плату за древесину, отпускаемую на
корню. За
предприятиями-переработчиками
древесины закреплены лесосеки в
аренду на длительный период. А это —
гарантия бесперебойного, без
сторонних поставщиков, снабжения
сырьем, сэкономленные оборотные
средства, реальные и своевременные
отчисления в бюджеты всех уровней и
внебюджетные фонды…

Естественно,
в сегодняшней беседе мы коснулись
лишь части работы, которую
проводили в регионе по лесной
отрасли. Администрация же в
настоящее время разрабатывает
программу развития
лесопромышленного комплекса
области на 2001-2005 годы, и есть все
основания утверждать, что развитие
это будет динамичным.


Характеризуя Иркутскую область, мы
вспоминаем порой, что у нас под
ногами вся таблица Менделеева. В
том числе золото, железо, и вот,
наконец, Ковыктинское
месторождение. Как обстоят дела
"на этом фронте"?

— За
последние два года несколько
стабилизировалась работа
горнодобывающего комплекса. И
прежде всего, за счет динамичного
роста добычи золота. Завершающий
год столетия стал рекордным для
золотодобытчиков Приангарья,
извлекших из недр более 16 тонн
драгоценного металла. Это на 300
килограммов больше прежнего
рекорда, установленного еще в 1915
году, и на 3,7 тонны больше, чем в 1999
году. Если говорить о
перспективах… Реализация
областной программы
воспроизводства,
минерально-сырьевой базы в 1999-2000
годах позволила получить приросты
запасов по золоту на 63,4 тонны. Из
них 40 тонн — рудное золото. С учетом
роста объемов геолого-разведочных
работ и золотодобывающих
предприятий есть все возможности
ежегодно добывать до 14 тонн только
россыпного золота. Освоение же
рудного Сухого Лога, и это не за
горами, внесет солидную лепту в
развитие экономики региона,
обеспечит заметный рост бюджета,
занятость значительной части
населения…

Хорошие
перспективы у области для
формирования собственного
нефтедобывающего комплекса,
фактически новой для нас отрасли.
На сегодняшний день разведано
одиннадцать месторождений нефти и
газа, которые в ближайшее время
могут стать эксплуатируемыми
объектами. К участию в освоении
этих месторождений проявляют
глубокий интерес крупнейшие
российские нефтегазодобывающие
компании. Совместная работа
администрации области с
акционерами "РУСИА Петролеум"
позволила за последние два года
продвинуть освоение Ковыкты.

Подтвержденные
запасы составляют 1,4 триллиона
кубических метров. Этого
достаточно, чтобы начать
реализацию крупномасштабного
проекта по подаче газа в
Юго-Восточную Азию. Месторождение
включено в перечень объектов,
разрабатываемых на условиях
соглашения о разделе продукции. В
нынешнем году российской и
китайской сторонами будет
подготовлено
технико-экономическое обоснование
строительства газопровода, которое
при благоприятных обстоятельствах
может быть начато в 2002-2003 годах.

Вы
употребили термин "внутренние
резервы". К сожалению, мы
топчемся вокруг "малых"
месторождений углеводородного
сырья, таких, например, как
Марковское, Ярактинское,
Даниловское, Дулисминское… Их
освоение решит проблему
обеспечения северных территорий
котельным топливом и ГСМ.
Недропользователи этих
месторождений, за исключением
Братского, не сумели привлечь
достаточных инвестиций и получить
нужный результат. Поэтому
администрация области совместно с
руководством северных территорий
намерена изъять лицензии у
нерадивых недропользователей,
чтобы привлечь тех, кому по силам
эта задача…

— Еще
несколько лет назад, оценивая
промышленность Приангарья как
дрейфующую, о машиностроении
говорили как об окончательно
затонувшем…

— Так
говорили о машиностроении в
масштабах всей страны.
Действительно, отрасль не избежала
потерь. Но… постепенно избавляется
от долгов релейный завод. Сдвинулся
с мертвой точки завод тяжелого
машиностроения им. Куйбышева.
Стабильно работает Усольский
машиностроительный. Хорошие
результаты у свирского
"Сибэлемента". Я уже не говорю
об ИАПО, продукция которого весомо
представлена на мировом рынке.
Убежден, что не только "сушки"
будут завтра востребованы в стране
и за рубежом, но и "Бе-200", за
которыми следит потенциальный
заказчик.

Впрочем,
отрасль машиностроения
заслуживает особого внимания и
отдельного разговора. Он у нас
впереди.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector