издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Человек - легенда

  • Автор: Беседовала Ольга БОЕВА

14 февраля исполняется 70 лет Александру Федоровичу Щербакову Александр Федорович входит в число ведущих геологов Восточной Сибири. Это неудивительно, более 50 лет своей трудовой деятельности посвятил поиску и разведке полезных ископаемых. Сегодня у него много различных наград: орден "Ленина", медаль "За заслуги в разведке недр" и званий: заслуженный геолог России, первооткрыватель месторождения СССР, лауреат Государственной премии СССР, кандидат геолого- минералогических наук.

Александр Федорович — автор многочисленных геологических отчетов и научных
публикаций, посвященных прогнозу, поискам и разведке месторождений полезных
ископаемых. Во многом благодаря его личному участию в реализации программ
геологоразведочных работ значительно расширена и укреплена минерально-сырьевая база в
Иркутской области.

Значительная часть жизни Александра Федоровича связана с Савинским
месторождением, это и неудивительно — он его первооткрыватель.

Как произошло это открытие? Какую роль сыграло Савинское месторождение в жизни
этого человека? На эти и другие вопросы отвечает сам Александр Федорович Щербаков.

— В 1959 году меня с небольшим отрядом направили в предгорье Восточных Саян, туда, где
сегодня Савинское месторождение магнезитов, чтобы оценить там карбонатные залежи.

Мы взяли пробы залежей, проанализировали их, результат оказался положительным —
месторождение имеет большой промышленный интерес. Кроме того, предварительный анализ
геологических материалов показал, что именно здесь магнезит особенно чистый.

После этого мы начали создавать различные проекты его освоения и разработки, ездить на
совещания в Москву, в том числе в Министерство цветной металлургии. Началась подготовка к
разведке Савинки.

— А что было дальше?

— Дальше были интересных десять лет разведки месторождения. Предстояло много работы:
надо было пробурить скважины, провести горные работы, взять пробы пород на различные
анализы. Поэтому тогда на Савинку ехало много людей. Там даже возник поселок Савино с
населением 800 человек, все работали на месторождении.

Конечно, мы понимали, что не одной работой живет человек, и у нас в поселке появился
свой клуб, своя школа, свой медпункт, своя пекарня — мы смогли создать условия для уютной и
интересной жизни.

— Александр Федорович, какую роль сыграло это месторождение в вашей жизни?

— Мне повезло. Ведь кто такой геолог? Геолог — дурак, ничего не потерял, а всю жизнь что-то
ищет. Открытие дается не каждому.

Я прошел по маршруту от озера Ханки через Американский перевал в бухту Находки и до
Сучана с поисковыми работами. Работал в Забайкалье. Но с Савинским месторождением меня
связывают долгие десять лет жизни. К тому же здесь мной были открыты сульфидно-
кобальтовые руды, была и их оценка.

Помимо этого, Савинское месторождение позволило мне научно обосновать и практически
доказать возможность селекции магнезитных руд, что позволяет, минуя дорогостоящую стадию
обогащения, вести селективную добычу с выделением первосортных магнезитных руд.

— А что больше всего запомнилось из жизни на Савинке?

— Как встречали Новый 1959 год. В платках, на свежем морозном воздухе. Но нам было
тепло: десятиместные палатки, печка-буржуйка. Хорошо встретили, весело.

А еще у меня родилась дочь на Савинке, потому что и жена у меня тоже геолог.

— Что вы думаете о сегодняшней разработке Савинского месторождения?

— Сегодня многие металлургические предприятия страны вынуждены закупать магнезит в
Китае, что очень дорого. В России сейчас в промышленной эксплуатации находится только
Саткинское месторождение магнезита на Урале, которому уже сто лет, и оно практически
исчерпало свои ресурсы. Савинка, при значительном превосходстве запасов, имеет и более
высокое качество руды. Более того, по заключению экспертизы департамента металлургии
России Савинское месторождение является уникальным и одним из крупнейших в мире, как по
качеству полезного ископаемого, так и по размерам запасов. Это признанный факт.

Для того чтобы начать нормальную разработку Савинского месторождения, нужны
значительные капиталовложения. Их нет. И не было.

С 1992 года освоение месторождения осуществляет ОАО «Мариг». Первоначально
предусматривалось производить финансирование строительства Савинского магнезитного
комбината за счет средств учредителей акционерного общества и за счет средств федерального
бюджета. По вопросам финансирования были приняты соответствующие постановления
Правительства РФ, строительство комбината было включено в федеральную программу развития
рудно-сырьевой базы металлургической промышленности страны «Руда». Общий объем
финансирования по данной программе определялся в 1128 (неденоминированных) млрд рублей.

Однако ни одно из постановлений Правительства не было выполнено: вышло как всегда —
постановление издали, а денег не дали. Поэтому долгое время разрабатывать месторождение
было невозможно. Да и сейчас работы идут не так, как хотелось бы. У акционеров компаний
необходимого объема средств также нет. Иностранные компании не могут участвовать в
освоении Савинского месторождения, поскольку оно не входит в перечень объектов, которые
разрешается разрабатывать на условиях соглашения о разделе продукции — значит, нет гарантий
возврата предоставляемых государством кредитов. А ведь иностранцы давно проявляют интерес
к савинскому магнезиту. Его просят австрийцы, корейцы, немцы, американцы — многие.
Американцы, когда приезжали сюда в 1995 году, согласны были даже покупать сырую руду, но
посчитав транспортные расходы, решили, что это слишком дорого. Аналогично вышло и с
поставками руды в Австрию.

— Савинка — ваше единственное открытие?

— Нет. Я еще разведывал в Хакассии Хамгазское месторождение гипса, в Забайкалье —
огнеупорные глины и Заларинский гипсовый рудник. В Приморье — месторождение огнеупорной
глины в районе озера Ханки, которое эксплуатируется до сих пор. Работал на золотой Бирюсе в
Тофаларии. Открыл месторождения хромитовых и кобальтовых руд в Гаване, где жил и работал
главным геологом-консультантом в Министерстве геологии Кубы четыре года. После
возвращения из загранкомандировки я работал начальником Керуленской монголо-советской
экспедиции по изучению геологических систем Центральной Азии и одновременно старшим
преподавателем Иркутского политехнического института.

— Когда работали в министерстве геологии Кубы, удалось ли познакомиться с Феделем
Кастро?

— Конечно. 70-летие Октябрьской революции вместе праздновали. Он сказал небольшую
речь, поздравил, потом был прием. Впервые узнал, что такое шведский стол. Я вообще тогда жил
как «белый человек»: двухэтажная вилла, садовник, машина и другие атрибуты роскоши.

— Что еще запомнилось в этой стране?

— То, как они к людям относятся. Например, если человек хорошо на празднике погулял, а
утром на работу не пришел, ему прогул запишут, а если пришел на работу и лег спать — его не
только не побеспокоят, но и другим не позволят этого: мол, человеку выспаться надо, сил
набраться. Не раз было после праздников такое, что приду утром на работу, а кубинцы-геологи
спят.

Сегодня Александр Федорович работает в России — руководит геологической службой на
Савинском руднике. В его жизни больше нет той роскоши, в которой он жил за границей.
Но зато у него есть другое богатство — Савинское месторождение, ставшее неотъемлемой
частью его жизни. Разве это не главное?

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер