издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дело N 54 830

В ноябрьском прошлогоднем выпуске полосы писем мы опубликовали
реплику нашей читательницы «Всегда виноватые». Женщина
рассказала об убийстве, случившемся минувшей осенью
в одной из иркутских школ, обвинив в произошедшем, как
она выразилась, «людей с черной кровью». Ну, сами понимаете.
кого. Заметив при этом, что «черного» выпустили из СИЗО,
потому что «всегда и во всем виноваты мы, русские».

Не скрою, сомневались, давать ли место в газете этим
строчкам. Во-первых, анонимным, автор себя не назвала;
во-вторых, таким горячим, что немудрено было обжечься.
Но, с другой стороны, разве в отчаянности упрека не
слились воедино обида, боль, заблуждения, тлеющие в
обществе, как угли под пеплом, готовые разгореться вновь? Да
и не наигрались ли мы все в молчанку?

Я тогда, в ноябре, размышляя над анонимкой, пообещала:
как только закончится следствие, рассказать открыто
о том, что же случилось на дискотеке в иркутской школе
N 28. И вот сейчас, в последний февральский день года
наступившего, готова сдержать обещание. Следователь
Свердловской прокуратуры Алексей Калинин вот-вот отправит
в суд дело N 54 830. И в судебном заседании, разумеется,
все его детали и подробности будут тщательно проанализированы.
Сама же суть вот в чем. 13 сентября прошлого года только
отслуживший армейскую срочную Максим Чернов с
девушкой-старшеклассницей (ее имя опускаю) пришел на
школьную дискотеку. То ли на крыльце, то ли уже в вестибюле
их не очень дружелюбно встретил Максим Федин. Максим
Чернов, тоже не очень вежливо, потребовал освободить
дорогу. Далее — по избитой схеме: «выйдем — поговорим»;
«братва, кто за Федина, кто — за Чернова?»; «лады, по
рукам, паря». Только «по рукам» так и не получилось.
Ссора вспыхнула вновь. И вот уже у Максима Федина мелькнул
в руке нож. И вот уже Максим Чернов упал весь в крови.
Сначала в милицию забрали нескольких парней. И русских
и нерусских. Потом, взяв подписку о невыезде,
отпустили всех, кроме Максима Федина, и следствие длилось
даже дольше, чем принято официально. Следователь не спешил,
перепроверяя все улики: решалась судьба не отпетого урки, а
семнадцатилетнего, ранее не судимого человека. Увы,
все сошлось в тот вечер на глупом и страшном поединке,
все сложилось: Максим Федин убил Максима Чернова. Были
ли среди двух стай, мгновенно сбившихся вокруг
дерущихся, нерусские ребята? Да, были. Но вот следователь
Алексей Калинин «черного» следа не нашел. Он сказал мне:
«Я разделил бы ребят не по национальному, а по территориальному
признаку; те, кто «с Синюшки», против «первомайских».

Скорее всего, суд не пройдет мимо факта устройства в школах
(не в одной же 28-й!) платных дискотек,
как-никак пополняющих скудный их бюджет:
15 рублей за входной билет; если ты уже пятиклассник
и при таких деньгах — милости просим
; на контроле только учительницы.
Но зайдет ли на каком-нибудь из судебных заседаний речь
о «черном» следе и о нравственной несостоятельности
подобных измышлений — это вряд ли. Потому что мифы
вообще неподсудны; потому что их авторство так же безлично,
как анонимки в газету; и еще потому, что это мы, взрослые,
хотим того или нет, заражаем своими комплексами наших
детей. Смерть на школьном пороге сама по себе уже бессмысленна
и жестока, независимо от того, в чьей руке, «черной»
или «белой», оказался нож. Молва же «встраивает» ее в
нынешнюю устоявшуюся систему оценок, окрашивая в нужный ей, молве,
цвет. Тем самым усугубляя вину нас, сегодняшних, перед
будущим. Прочитайте опубликованное на этой полосе
признание, отправленное мамой иркутской школьницы Лены. Оно
о той же фальши и про ту же межнациональную враждебность, что изнутри
разъедают гражданское общество. Очень горько, но мы
по-прежнему боимся или не считаем нужным говорить об
этом в открытую, чтобы в одиночку не идти против всех.

… Дело N 54 830 о смерти на школьной дискотеке ушло в суд.
Дело об убивающем души школяров и их родителей «национальном
вопросе» пока без номера — ждет своего часа…

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер