издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Депутаты Госдумы, побывавшие в Коряжме, приняли решение создать специальную комиссию по изучению ситуации вокруг Котласского ЦБК -- газета "Правда Севера"

В четверг Коряжму посетила группа депутатов Государственной
Думы. Григорий Томчин, председатель комитета по экономической
политике и предпринимательству, Виктор Плескачевский,
председатель комитета по собственности, зам. председателя
комиссии по защите прав инвесторов, Юрий Цыбакин, заместитель
председателя комитета по безопасности, встретились с
мэром города Валерием Мальчихиным, прокурором Владимиром
Богатыренко, старшим судебным приставом Геннадием Тропниковым,
зам. генерального директора Котласского ЦБК Александром
Поздняковым.

Депутаты также дали пресс-конференцию для журналистов
центральных и региональных СМИ. Тема встреч и бесед
одна: ситуация вокруг лидера отечественной целлюлозно-бумажной
промышленности — Котласского ЦБК. По мнению депутатов,
затянувшееся противостояние таких крупных инвестиционно-промышленных
компаний как “Илим Палп” и “Базовый элемент” не способствует
стабилизации отечественной экономики, и поэтому ситуация
требует тщательной оценки со стороны законодателей.

Открывая пресс-конференцию, Виктор Плескачевский, в
частности, сказал: “Наши комитеты занимаются и вопросами
коррупции, и вопросами имущественных отношений, и вопросами
корпоративного законодательства, и, конечно же, вопросами
экономического развития. В стране с рыночной экономикой
мало говорить о защите прав инвесторов, акционеров —
и наших и иностранных — необходимо иметь реальные
рычаги, которые бы давали возможность реализовать свои
права. В своей повседневной работе в Думе мы пытаемся
эти слова наполнить конкретным содержанием, создавая
соответствующую законодательную базу.

К великому сожалению, Россию сотрясают корпоративные
скандалы. Одни называют это переделом собственности,
другие кивают на несовершенство законов. Чем глубже мы
знакомимся с этой проблемой, тем чаще приходим к выводу,
что она лежит в совсем другой плоскости. Конечно, законы
наши несовершенны: рыночному законодательству всего
десять лет, и потребуется время, чтобы наработать устоявшуюся
практику. Но, тем не менее, имеющаяся законодательная
база позволяет защитить интересы обладателей имущества
в любом конфликте. Сегодня мы в очередной раз в этом
убедились”.

По мнению Виктора Плескачевского, “корень зла” следует
искать в неготовности нашего общества (в том числе представителей
бизнеса и правовых институтов) следовать принятым правилам.

По его словам, приходится констатировать, что российская
судебная система порой принимает решения, противоречащие
действующему законодательству. В результате создается
ситуация, которая приводит в таким вот конфликтам.

“К сегодняшнему дню в Коряжме сложилась удивительная,
на мой взгляд, ситуация, которую я бы охарактеризовал
как ситуацию оптимального баланса интересов между
властью и предприятием, между работниками предприятия
и собственником, между местной властью и собственником
предприятия, — подчеркнул В. Плескачевский. — Откровенно
говоря, в России не много таких маленьких городов (они
фактически являются придатками крупных предприятий-монополистов),
где средняя зарплата на градообразующем предприятии —
8 тысяч рублей. Насколько мне известно, в Архангельской
области это вторая по величине зарплата. Собственник
также считает возможным вкладывать в содержание социальной
сферы Коряжмы сумму, равную бюджету города, — это поверх
тех налогов, которые он исправно платит. Вот доказательства,
которые я привожу в защиту тезиса, что баланс с социальной
сферой установлен. И это, поверьте, исключительно редкая
ситуация”.

По его замечанию, методы, которыми пользуются некоторые
компании для увеличения своих активов и расширения “зоны
контроля”, вызывают тревогу за безопасность экономики
государства: “Многократно в прессе обсуждалась практика
исков так называемых миноритарных акционеров в защиту
“своих интересов” к кому бы то ни было: к предприятиям,
совету директоров, акционерам и еще бог знает к кому.
После подобных исков следует введение таких обеспечительных
мер, которые останавливают предприятия.

Мы знаем нашумевшее дело, когда экспортная сделка “Лукойла”
была остановлена по иску миноритарного акционера. Ситуация
явно нездоровая и давно вызывает тревогу. Законодатели
это понимают и не сидят сложа руки. Не случайно недавно
в рамках судебной реформы реализован новый Арбитражный
кодекс, и теперь все хозяйственные споры переходят в
юрисдикцию арбитражных судов. Но, тем не менее, какие-то
“хвосты” из прошлого остались.

Давайте посмотрим конкретно, на примере Котласского
ЦБК: дело странным образом возбуждено за месяц до вступления
в силу нового законодательства. Опять некий акционер
подает иск, и суд принимает решение (а принять можно,
как выясняется, абсолютно любое решение, кому какое
заблагорассудится). И сегодня нет силы, которая могла
бы это решение изменить, по крайней мере, в ближайшие
недели две. А дальше все начинают это решение исполнять.
Почему-то до истечения пятидневного срока, который
по закону об исполнительном производстве отводится на
добровольное исполнение, решение суда вдруг вступает
в немедленное исполнение. И непременно этим решением
суда накладывается исполнительная мера не на что-нибудь,
а именно на акции комбината (хотя в распоряжении есть
и иное имущество).

И почему-то ровно через сутки с небольшим эти акции
продаются на сторону, у них появляется приобретатель.
Не много ли странных совпадений? Так что, думаю, достаточно
оснований, чтобы направить сюда комиссию комитета по
собственности и по защите прав инвесторов. Не исключено,
что это будет даже межкомитетная комиссия, которая должна
рассмотреть эту ситуацию на хорошем уровне, со всеми
подробностями. Депутаты Госдумы встретятся не только
с властями и руководством комбината, но и с областными
и городскими депутатами, трудовым коллективом, а также
со всеми, кто пожелает высказать свое мнение по этому
поводу. Комиссия, по всей вероятности, сможет приступит
к работе во второй половине сентября. Хочу подчеркнуть:
она будет открыта для всех.

Все определения и решения судов, сопровождающие конфликт,
будут проанализированы и, по всей видимости, будет принято
коллективное обращение депутатов в соответствующие суды
и вышестоящие судебные инстанции — для того, чтобы
обратить внимание судебных квалификационных комиссий
на их соответствие юридическим нормам. В результате
предварительного анализа у нас сложилось мнение, что
подавляющее большинство имеющихся определений напрямую
противоречат или закону об исполнительном производстве,
или закону об акционерных обществах, а то и Процессуальному
кодексу”.

Депутат Госдумы, председатель комитета по экономической
политике и предпринимательству Григорий Томчин (ему
уже много раз приходилось разбираться в конфликтах,
связанных с переделом собственности) высказал свой взгляд
на то, как ситуация с Котласским ЦБК вышла за рамки
правового поля: “Дело не в плохих законах, а в их недобросовестном
исполнении. Чтобы расставить все точки над i, необходим
глубокий анализ. Но я бы хотел сказать о том, с чего
все началось. То, что первый суд вышел в своем решении
за рамки правового поля и законодательства РФ — однозначно.
Поэтому все последующие суды не могли, не отменив этого
решения, вернуться в правовое поле. Но этого не было
сделано, и началось наслоение правового беспредела,
а впоследствии — полный правовой тупик. Судья районного
суда в Кемерове определила, что инвестиционный договор
ЗАО “Илим Палп” не исполнен.

Предположим, что это так. Но в любом случае это был
договор с государством и ни с кем больше. Дальше, по
логике, договор должен быть аннулирован и акции возвращены
государству. Но это не входило в задание судьи, и этого
никто не заказывал. Поэтому пишется совершенно другое:
компенсировать ущерб, почему-то ЦБК (хотя договор, который
якобы не выполнен — заключался с государством) — и тут
же предписывается продать акции в интересах комбината.
Решение суда не поддается никакой критике.

Дальше все пошло по нарастающей. Фонд имущества (обратите
внимание — государственное учреждение) использован как
агент суда. И действуя как агент суда, по сути как
коммерческая организация, все быстренько сделал. Ну,
подумаешь нарушил процессуальные нормы: кого это волнует?
Затем быстренько созвали какое-то собрание в Горбунках,
поместив объявление в интернете, и никто до сих пор
не знает, сколько же там на самом деле было акционеров.
И опять пошла цепочка нарушений. Что делает другой
суд в интересах противоположной стороны? Он не пишет:
“…собрание акционеров признать недействительным” и “не
допускать вновь избранного директора на комбинат” (то
есть априори признает его существование).

Тем самым он начинает признавать действия другого
директора неправомерными вместо того, чтобы установить
неправомерность самого собрания. Одним словом, первый
выход из правового поля повлек за собой лавину: стала
возможной коррупция, а судьи уже не смогли вернуться
в рамки законодательства. Поэтому, считаю, сегодня
нужно создать отдельную комиссию — и по судьям, и
по системе квалификации”.

Некоторые пункты из решения суда на встрече с прессой
процитировал Виктор Плескачевский: “Определение Красносельского
районного суда Ленинградской области от 5 августа, пункт
6 гласит: “…обязать органы внутренних дел Архангельской
области обеспечить исполнение требований данного судебного
акта”. Уникальный документ! И это после того, как приказом
министра МВД наложен запрет на участие во всех хозяйственных
спорах органов внутренних дел. А суд обязывает их принять
участие в конфликте”.

Парламентарии не оставили в стороне и вопрос о том,
как ведут себя в подобных непростых ситуациях органы
правопорядка. Вот что сказал по этому поводу заместитель
председателя комитета по безопасности Государственной
Думы Юрий Цыбакин: “Меня в первую очередь интересовало,
что действительно происходило и что сейчас происходит
на комбинате. Дело в том, что ни одно заседание Государственной
Думы не проходит без протокольного поручения комитету
по безопасности разобраться в тех или иных вопросах.

В частности, речь идет и о спорах между субъектами хозяйствования.
К сожалению, нередко депутаты дают какие-то комментарии,
информацию в прессу, направляют запросы, не побывав
на месте и не разобравшись в конкретной ситуации. Хотелось
бы этого избежать. Думаю, это не последняя наша встреча:
здесь побывают депутатские комиссии, будут сделаны
дополнительные запросы, проведено разбирательство. Главное
— понять ситуацию изнутри. Не скрою, мне было приятно
услышать от мэра Коряжмы, что правоохранительные органы
города вели себя достойно в непростой ситуации, обеспечивали
порядок.

И мы видим сегодня, что комбинат работает нормально,
дает продукцию. В этом и их заслуга. Они не встали ни
на ту, ни на другую конфликтующую сторону, их действия
были абсолютно законными и конкретными. Об этом, думаю,
можно будет проинформировать министра анутренних дел,
и вообще руководство МВД может гордиться такими сотрудниками”.

Вопрос: Вы можете сегодня дать гарантии людям, которые
работают на комбинате, и жителям города, что в ближайшее
время ситуация не обострится?

Виктор Плескачевский: Подобные гарантии может дать
только безответственный человек. Единственное, что я
могу сказать: есть определенная гарантия, что 40-дневное
противостояние не повторится. Во-первых, мэр города
занимает взвешенную позицию. Насколько я понимаю, и мэра,
и жителей города больше устраивают действующие собственники.
Комбинат работает, у него есть будущее, он постоянно
развивается. Что представляют собой новые акционеры
— неизвестно. Невмешательство правоохранительных органов
в конфликт тоже является определенной гарантией. Плюс
ко всему — публичное внимание к этой проблеме, что
в немалой степени также гарантия того, что каких-либо
силовых действий здесь не произойдет. Хотя, как говорится,
расчет в данном случае стоит делать на того, кто исходит
не из логики событий, а, руководствуясь известной только
ему “целесообразностью”, может предпринять какие-то
шаги для дестабилизации. Но, будем надеяться, что окончательное
решение будет принято Высшим арбитражным или Конституционным
судом.

Вопрос: Как долго, на ваш взгляд, будет продолжаться
подобный передел собственности?

Григорий Томчин: Большинство конфликтов возникают
на волне того, что вот, мол, “приватизация проведена
неверно”, а базируется на желании захватить собственность.
И не государство в этом разбирается, а частные лица.
Почему это получается? Потому что есть некая ошибка
в Гражданском кодексе. Согласно 181 ст. ГК, срок давности
по сделкам составляет 10 лет. То есть в течение 10
лет могут “заказывать” собственника из-за ошибок
государства, допущенных в процессе приватизации. Другими
словами, поле, провоцирующее захват собственности, заложено
в том числе и в этой статье. Отсюда волна агрессивных
поглощений — через государство. Я думаю, что давно
пора этот срок сократить до трех лет, как в большинстве
развитых стран мира.

Вопрос: Вы недавно были в Архангельске. Как, по-вашему,
оценивают ситуацию в областном центре?

Григорий Томчин: Да, совсем недавно мы приезжали
с группой депутатов в Архангельск, правда, занимались
совсем другими вопросами. Но разговаривали в том числе
и о ситуации вокруг КЦБК. В Архангельске, насколько
я понял, болезненно воспринимают все, что происходит,
задаются вопросами: что будет, чья сторона возьмет
верх? Особенно обеспокоен бизнес (и не только крупный)
— на нем все эти конфликты отражаются, так как дестабилизируют
обстановку.

Речь в конечном счете идет не только о Котласском ЦБК.
Я знаю много правовых конфликтов, когда миноритарный
акционер подает иски и начинает насиловать предприятие.
Фактически речь идет о шантаже: откупись от меня
и я отстану. Это тоже механизм,
это технология, которая основана на принципе “стыд глаза
не выест”.

Подводя итоги посещения Коряжмы, Виктор Плескачевский
сказал, что депутаты Государственной Думы приложат максимум
усилий, чтобы непредвзято разобраться в проблеме и непременно
“используют полученные выводы для дальнейшего развития
правоохранительной практики, развития судебной системы
и законодательной базы”.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector