издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Цветные видения Марины

  • Автор: Светлана БОРИНА

В мир грез, видений, призраков, в реальный мир художественных образов попадаешь на выставке фотохудожника Марины Свининой, открывшейся в городском музее Рогаля.

Двойственность ощущений возникает от фотографий,
повествующих о красоте городов старой Европы и нашего Байкала. Эта красота
завораживает, открывает новую эстетику документального снимка и новый
взгляд на, казалось бы, привычную для восприятия работу фотографа.
В отличие от предыдущих «черно-белых» выставок Свининой, проходивших в
Иркутске, последняя почти полностью подана в цвете. Он у нее,
как в живописи,
полон переливчатой игры красок, тонкого сочетания тонов. Ее крутые
лестницы с высеченными из камня ступенями, кривые улочки, крыши,
уставленные, как бойницами, небольшими оконцами под козырьком, горшки с
цветами у старенького домика, рассказывают о финляндском городе Турку,
германских Мюнхене и Пфорцхайме. Достоинство фотохудожника заключается
еще и в том, что снимки она печатала сама, не применяя способов
компьютерной графики. В увеличении все они подлинники — это наблюдение
мастера, добивающегося завершенной художественности своих работ.

Марина Свинина последовательна в своих поступках.
На факультете журналистики
государственного университета она решила стать фотографом и стала им, почти
сразу составив конкуренцию ведущим фотомастерам Иркутска. Миром ее
увлечений тогда был театр, она снимала актеров, репетиции, сцены из
спектаклей. Театральность, умение постановочно выстроить кадр очень скоро
стало не просто эмоциональным состоянием души молодого фотографа, это
было вдумчивое проникновение в профессию людей, с которыми она работала.

Шли годы, фотографии она стала распределять по темам и выставкам, которые
называла «Обитель сновидений», «Метафоры природы», «Потомки Авраама»,
«Творцы». Варьируя, Марина показывала их в Австрии, Финляндии, Японии,
Германии. Из российских городов, кроме Иркутска, — в Новосибирске и Чите. В
конечном итоге, она стала автором и соавтором тридцати выставок.
Вспоминается одна из последних — «Творцы». Это были фотографии актеров и
режиссеров, художников и поэтов. На портретах, снятых Мариной, каждый
обретал черты, характеризующие подлинно талантливых людей. Художник
Борис Десяткин был запечатлен у мольберта с застывшей кистью в руке,
готовой прикоснуться к холсту. Все работы Марины
тогда были черно-белыми. Ей нравилась графика, четкость линий, возможность
минимумом средств выразить главное. Ей удалось в клоунаде мима Валерия
Шевченко показать настоящий драматизм таланта актера. Пристальный взгляд
режиссера Вячеслава Кокорина выражал внутреннее напряжение, готовность
от обороны перейти в наступление. Лица на портретах «Творцов» рассказывали
о муках и радостях творчества, о работе, результатом которой становились
произведения искусства и литературы.

Не похожий на изображения художников и фотографов, не похожий ни на чьи
другие работы, стал у Марины Байкал. «Он у нее пустой, застывший в
волшебной тишине, — говорил на открытии выставки фотохудожник
Александр Князев, — это особое чувство умиротворения и восторга,
запоминающееся на всю жизнь».

Последним своим работам Марина обязана, как сама говорит, чуду.
Готовились дни культуры России в Германии, от Иркутска решили показать
выставку Свининой. Переговоры проходили долго, подготовка была сложной.
Пока она решала, что и как выставлять /вопрос не праздный/, поняла, что
остались считанные дни до вылета, у нее не было заграничного паспорта. Все
образовалось само собой, помог космос, в магическую силу которого Марина
верит абсолютно. Это он соединил города и страны, удаленные друг от друга на
тысячи километров.

Кстати, в Пфорцхайме, где должна была проходить выставка иркутского
фотохудожника, тоже не знали, где ее разместить. Второе чудо заключалось в
том, что именно в это время завершилось строительство городского музея, на
его открытии и решили показать работы Свининой. Так Марина оказалась
сразу на двух праздниках, двух незабываемых торжествах. Потом был
калейдоскоп городов Германии, в каждом из которых она напряженно работала.
Она снимала страну, как и Байкал, «пустой», освобожденной от суетности
жизни. Снимала без людей, которые оставались за кадром. Люди проходили или
собирались пройти по улочкам ее снимков, собирались подниматься по
лестницам, задергивать шторы на окнах и поливать цветы.

Метафоричность каждого снимка, построение кадра в атмосфере мерной и
несуетной жизни сделаны зрелым мастером, умеющим переводить творчество
в искусство. Заслуженный художник России Аркадий Лодянов на открытии
выставки говорил о том, что художники сегодня постигают мастерство
фотографов и, наоборот, фотографы — мастерство художников. В этой игре слов
сокрыт глубокий смысл.

Мир творчества Марины Свининой из черно-белых цветов перешел в
живописный. Он чуть приглушен, часто бликует или становится серовато-
голубым, как ночное небо, покрывающее один из городов Германии. Она
сумела документальность снимка перевести в высокую духовность
художественного образа.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер