издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Большое плавание

От первого лица. АПАСОВ Виктор Леонидович, директор Иркутской ТЭЦ-10

Тепловая электрическая станция N10 сооружалась для
обеспечения теплом и электроэнергией Иркутско-
Черемховского промышленного узла, в первую очередь —
Ангарского электролизно-химического комбината. ТЭЦ-10
возводилась по проекту Ленинградского отделения
института «Теплоэлектропроект».

Станция оборудована двумя котлами ТП-10 производительностью
220 тонн пара в час и четырнадцатью котлами ПК-24
производительностью 270 тонн пара в час, а также одной
турбиной ПТ-60 и семью турбинами К-150.
Датой рождения станции принято считать 19 сентября
1959 года, когда состоялся успешный пуск первого энергоблока
50 МВт.

Электрическая мощность ТЭЦ-10 — 1 миллион 110
МВт. Тепловая мощность — 683 Гкал. в час. Первым
директором станции был Сергей Карпович Свиридов. Затем
ее возглавляли Николай Васильевич Петров, Игорь
Сергеевич Тюменев, Владимир Петрович Рыбалко, Валерий
Иванович Попов.

На станции работают специалисты, обладающие высоким
профессионализмом.

За весь период работы более чем 160 человек
награждены орденами и медалями, десятки работников получили
Почетные грамоты Министерства энергетики СССР и
Министерства энергетики Российской Федерации. Немало
таких, кто получил звания «Заслуженный энергетик
РСФСР», «Почетный энергетик».
Сейчас на ТЭЦ-10 трудятся 940 человек. Трудятся
замечательно…

Достаточно один раз издали взглянуть на Иркутскую
ТЭЦ-10, чтобы возникла ассоциация с огромным
военным кораблем. Это сходство
усиливают величественный главный корпус, похожие на
мачты радиостанций опоры линий электропередачи и
выстроившиеся в шеренгу четыре дымовые трубы. Но,
как известно, кораблям предназначено бороздить
океанские просторы, а ТЭЦ-10
участвует в созидательном процессе, производя
электрическую и тепловую энергию.

Любой другой станции трудно сравниться с такой громадиной,
как ТЭЦ-10. «Десятка» и видом покрепче, и посолиднее во
всей эскадре тепловых электростанций «Иркутскэнерго».
Да и по техническим параметрам какой-либо иной
станции с ней трудно соперничать. Она —
«миллионщица».

ТЭЦ-10 построена в начале шестидесятых годов
и сегодня, являясь самой мощной тепловой станцией
энергосистемы, продолжает удивлять смелостью
проектного решения. Впервые в отечественной энергетике в
проекте был заложен принцип блочной технологической
компановки станции с прямоточными котлами.
Независимая схема каждого энергоблока гарантировала
станции высокую степень надежности. Такой
принцип подхода был смелым шагом и послужил базой для
создания более крупных энергоблоков отечественной
энергетики. С позиций сегодняшнего дня можно только
удивляться, что за два с небольшим года были выполнены
огромные объемы строительства электростанции.

Незабываемая хроника:
19 сентября 1959 года в 21 час 25 минут осуществлен
пуск первого энергоблока.
В феврале 1962 года пущен
последний энергоблок.
С 1963 года ТЭЦ-10 вошла в систему «Иркутскэнерго».
В этом году уникальной станции исполняется 45 лет.

Кавалер ордена Славы третьей степени Сергей
Дмитриевич Коватев — человек не сентиментальный, а тут
неожиданно затосковал: как там, на Родине? Полгода уже
работает он в Насирии, помогает иракским специалистам
запускать ТЭЦ. Соскучился по семье, по снегу, русским
полям и русскому лесу. И по работе на «десятке»
соскучился так, что от нетерпения места в этом пекле
не находит.

Другим с «десятки» загранка достается помягче.
Александр Яковлевич Коровин в Индии был советником по
ремонту. Юрий Васильевич Жарынин с аналогичной миссией
находился в Турции. Александр Иванович Дематьев — в
Югославии. Владимир Бындин руководил ТЭЦ в Литве, Евгений
Сафрыгин долгое время был главным инженером, а потом
директором Смоленской атомной станции.

А в Монголии их коллеги с «десятки» эксплуатировали
станции Улан-Батора, которые построены по
отечественным технологиям. Иракская ТЭЦ — тоже русская
от первого до последнего винтика. И полная ее
реконструкция тоже проводилась специалистами из
России. Теперь пришел час пуска. На себя не надеясь,
иракцы пригласили русских «пускачей». В их числе
оказался и Сергей Коватев. Перед ним поставили задачу
обучить двух арабов. Арабы грамотные достались. Один
получал образование в Киеве. Другой — во Франции.
Науки, которые им втолковывал Сергей, они впитывали,
как губка воду. На экзаменационном отчете иракские
министры большое удовлетворение
получили от знаний практикантов. Особые благодарности
достались их русскому учителю.

Когда он эти благодарности принимал, невольно вспомнил
свой экзамен и своих учителей — Николая Александровича Дмитриева,
начальника смены станции, Геннадия
Семеновича Вишняковского, старшего машиниста
котлотурбинного цеха, Александра Павловича Храмцова,
лучшего старшего машиниста энергоблоков, Николая Георгиевича Гнутова,
одного из лучших начальников смен
котлотурбинного цеха, Валерия Ивановича Попова,
впоследствии ставшего директором станции. Они «десятку»
пускали. Зубры! Знали бы, где их уроки пригодились.

Благополучно запустив четыре энергоблока по двести
мегаватт с Геннадием Лопуховским, оказавшемся с той же
оказией в Ираке на этой же станции, через полгода
Сергей вернулся в Ангарск. По дороге, делясь
впечатлениями с ним, все думал, что пора бы и «десятке»
перейти от информационного режима на систему
электронного контроля управления.

На проходной — встретился с Александром Ивановичем Дематьевым.
Дематьев тоже его учитель. Самый первый. Остановился, новостями поделился.
Оказывается, Александр Иванович по просьбе руководства предприятия в своей пенсии «перерыв» устроил
— молодежь, поступившую на ТЭЦ, обучает.

Потом с заместителем директора станции Юрием Константиновичем
Кузнецовым переговорил и рассказал, что в Ираке
станция уже работает на микропроцессорах.
От Юрия Константиновича узнал о том, что «десятке»
суждено тоже расстаться с пультами и
ключами. Все управление перейдет на микропроцессорную
технику.

И точно. Прошло немного времени и в управлении
энергоблоками появились первые компьютерные системы. В
компьютерах — все параметры, отражающие текущее
состояние энергоагрегатов. Мышкой достаточно щелкнуть,
и на экране — вибрация, обороты турбины,
расход воды на входе и выходе, состояние насосного
оборудования, диарирование… То есть все девятьсот
параметров, которые раньше считывались операторами по
показаниям 600 приборов, теперь на экранах
мониторов. Что это дало? Диаграммных лент не стало совсем.
Приборных панелей уменьшилось многократно. В новой машине
появился «черный ящик» — событийный протокол. По нему
в любой момент можно отследить действия машинистов и
самой системы.

Станция всегда славилась высочайшим уровнем
автоматизации и выполняет роль испытательного
полигона, на котором апробируются многие передовые
технологии, получающие прописку не только на тепловых
электростанциях «Иркутскэнерго». Многое из
придуманного «десяткой» находило применение на всех
тепловых станциях России. Взять хотя бы механизм
подачи топлива. Сколько неприятностей он доставлял
котельщикам, пока Валентин
Валерьянович Поляков не занялся вплотную им и не
придумал со своей рационализаторской дружиной
«мясорубку» с двумя вращающимися шнеками. Реализовав
этот замысел, Поляков эту же идею
воплотил в механизмах удаления шлаков из котлов…

И удивительный по замыслу аппарат,
предназначеный для водяной очистки стенок
котлов от золы, проходивший первые испытания в топках
«десятки», тоже прижился на большинстве ТЭЦ. За это
изобретение «десятка» получила серебряную медаль на
выставке достижений народного хозяйства.

Такую же награду получил и работающий помощником
директора по кадрам Анатолий Степанович Берсенев.
Случается ему по долгу службы водить по станции
новичков — устраивать ознакомительные экскурсии.
Маршрут у Берсенева выверенный десятками лет. С
закрытыми глазами может по нему
пройти и ни разу не споткнется. Поэтому, когда ведет
новичков по станции, для них его рассказ — как
захватывающая документальная повесть о ТЭЦ, содержащая
и экзотику, и суровый реализм, и романтику.

Нынче, правда, сложно кого-либо удивить. Но ему это удается.
Когда показывает рыбоводное хозяйство, у экскурсантов
такие делаются глаза, будто НЛО увидели. В том
хозяйстве — ванны, в ваннах — живой осетр и карп
плещутся. Рыбья колония здесь появилась благодаря
энтузиазму бывшего директора,
заслуженного энергетика Федерации Рыбалко Владимира
Петровича. Сейчас проводятся работы по включению этого хозяйства
в губернаторскую экологическую программу по
восстановлению рыбных запасов Байкала. Некоторая часть
улова идет в столовую станции. По 150
килограммов осетра и полторы тонны карпа раз в неделю
на центральный рынок Иркутска уходит. Живьем!

Пока экскурсанты наблюдают, как обитатели прудов друг
у друга отнимают корм, Берсенев рассказывает о каналах
подводящих и отводящих воду, — общая длина
у них — несколько километров.

Когда увидит, что у слушателей интерес к рыбьему
поголовью начинает угасать, ко второй части
повествования переходит.

Во «введении» к ней он особо
подчеркнет, что ТЭЦ-10 была первой энергоблочной
тепловой электростанцией высокого давления, на которой
установлены прямоточные котлы, практически нигде не
эксплуатировавшиеся раньше. Поведает про историю ее
создания. Совершит небольшой экскурс в прошлое,
сообщив, что производственные корпуса ТЭЦ-10 строило
Ангарское управление строительства, оборудование монтировали
специалисты «Востокэнергомонтажа», а осваивали его такие
первопроходцы, как Игорь Сергеевич Тюменев, первый
главный инженер станции, который и сплотил всех
энергетиков, приехавших с Урала, уже упоминавшийся
Валентин Валерьянович Поляков, Валентин
Васильевич Попов, Вячеслав Вячеславович Романцов,
Виталий Иванович Дронов, Валерий Иванович Попов,
Геннадий Николаевич Музгин…

Мимоходом упомянет о вагоноопрокидывателе, на котором установлен «башмак»,
прошедший испытания на ТЭЦ-10 и потом проторивший путь
на другие предприятия энергетики. Покажет бункер, куда
сбрасывают уголь, поднимаемый снова на поверхность
транспортерами. И вдоль транспортеров проведет, чтоб
прочувствовали их длину, до самых
биловых дробилок.

А заведя в конечный пункт экскурсии — в котлотурбинный цех, поразит воображение
новичков топками котлов. Аппетит одного котла таков, что он
способен при номинальной нагрузке поглощать за одни сутки
тысячу тонн угля. А если ему в этот момент зададут вопрос насчет
загрязнения окружающей среды, Берсенев не смутится. В
этом случае он называет специалистов цеха наладки,
которые разработали эмульгаторную систему газоочистки, которая
позволяет довести уровень очистки уходящих газов до девяносто девяти
процентов.

О самом Анатолии Степановиче Берсеневе тоже можно
рассказать немало. Знакомя его с новичками,
нынешний директор ТЭЦ-10 Виктор Леонидович Апасов обязательно
рассказывает о том, что Анатолий Степанович
награжден орденом «Знак Почета», что он внес свой весомый
вклад в разработку и во внедрение оборудования автоматического
регулирования систем горения совместно с Алексеем
Николаевичем Бурилиным, Виталием Ивановичем Дроновым,
Иваном Афанасьевичем Исай, Михаилом Тимофеевичем
Макаровым, Владимиром Прокопьевичем Ольгиным,
Гавриилом Васильевичем Зуевым.

Впоследствии его творческую работу на время прервала
деятельность в качестве депутата Иркутского областного
совета и работа заместителем председателя мандатной
комиссии в малом совете.

И все же спустя некоторое время
политической карьере он предпочел свою ТЭЦ-10, где
ему после окончания срока депутатских полономочий
предложили должность, с которой обязательно
соприкасается каждый, кто хочет связать со станцией
свою судьбу. Анатолий Степанович о людях ТЭЦ знает
все. Когда кто родился, крестился, женился. И,
разумеется, во время экскурсии умолчать о самых
достойных не в силах.

Чтобы рассказать о всех, отпущенного ему времени не хватает.
Но как не сказать, например, о Гаврииле Васильевиче Зуеве,
прошедшем дорогами Великой Отечественной войны и
сражавшемся за независимость Северной Кореи,
отличившимся на станции не только своей
дисциплинированностью и преданностью делу,
но и способностью выдавать замечательные идеи.
Расскажет Берсенев и об Иване
Алексеевиче Козлове, в войну командовавшем дивизионом
тральщиков, Алексее Ивановиче Маслякове, которому
довелось быть сапером на фронте, Николае
Маркеловиче Слепцове, обеспечивавшем связь на
передовой. Расскажет о том, какие бомбежки довелось
испытать Сергею Григорьевичу Подсевному, Ивану
Ивановичу Иванову, о станционном «старшине» Николае
Андреевиче Постникове, лучшем котлочисте
«Иркутскэнерго»…

Все, кого он перечислит, — не просто ветераны. Они
еще и очевидцы пуска станции. В дни, когда их собирает
у себя администрация ТЭЦ-10 по случаю какого-либо
праздника или по иному случаю, в их подробных
рассказах оживает история ТЭЦ.

Свидетели этих дней до сих пор трудятся на станции.
Ровно 10 человек: Владимир Завельевич Беркин,
награжденный орденом Красного Знамени, Владимир
Филатович Савкин, Геннадий Николаевич Музгин, Геннадий Алексеевич
Боровков, Владимир Васильевич Ляшко, Александр Иванович
Дематьев, Валерий Николаевич Пелагейкин, Валентин
Валерьянович Поляков, Клавдия Ивановна Зайцева,
Александр Иванович Коптев.

Геннадий Алексеевич Боровков имеет трудовой стаж
более полувека. Его бригаде приходится
выполнять сложнейшие виды работ, к
которым предъявляются очень высокие требования. Вот
как-то поступил важный заказ от Красноярской
ГРЭС. Нашим соседям потребовалость выполнить операции
по переводу уплотняющих подшипников генератора с
торцевого типа на плавающий. У «десятки» уже имелся
такой опыт. Подобную операцию она выполняла для себя
своими же силами. Зная, с какой стороны правильно подступиться к
заказу, бригада выполнила его в срок и с
отменным качеством. Больше того, чтобы у красноярцев
не было проблем со сборкой узлов, Боровков сам принял
участие в ювелирной операции по установке подшипников.

И мастер котлотурбинного цеха Валентин Васильевич
Ляшко — из того же ветеранского списка. Со станцией он сроднился за
полгода до пуска первого котлоагрегата и до сих пор
поражается тому воодушевлению, которым был проникнут
тогда персонал. Почти все участники предпусковых работ
не покидали рабочие места по нескольку суток. Чтобы не
тратить время на поездку домой и обратно, «пускачи»
приносили раскладушки и спали тут же, в турбинном
цехе. До многого приходилось
доходить своим умом, проявляя настойчивость и
смекалку.

Случались и казусы из серии «нарочно не придумаешь».
Однажды «поднимали» турбину. И вот, когда с огромным
трудом ее вывели на номинальные параметры, один из
руководителей предприятия, расслабившись, присел на
кнопку аппарата безопасности. Турбина «вылетела» и
машина сразу же пошла на остановку. Последовало
техническое резюме: на эти кнопки надеть защитные
колпачки.

Всякое пришлось повидать Ляшко за свои 46 лет,
отданных станции. На нее он пришел после армии вместе
с одиннадцатью такими же новичками. Стажировался с
ними на ТЭЦ на Урале, многому научился.

Валентин Васильевич с волнением всегда вспоминает пуск
первого энергоблока. Главными героями того дня были машинист турбин
Аркадий Егорович Пименов, машинист котельного цеха
Виктор Егорович Рогачев, начальник смены энергоблока
Николай Васильевич Макаров и сотни других специалистов
из обслуги станции: бульдозеристы на складе угля,
работники цеха химической очистки воды, дежурные по
мазутонасосной, электрики, слесари, работники цеха
КИПиА…

С ними вместе ликовали и те, кому не пришлось
держать вахту. Это был праздник, не предусмотренный
календарями. После первого блока существенно
облегчилась задача для ввода в строй остальных. Через
неполных три года к первому блоку присоединились еще
семь. Официально станция вышла на проектную нагрузку в
апреле 1962 года.

Подобной ТЭЦ по мощности еще не было во всей Восточной
Сибири. По большинству параметров она
напоминает ГРЭС. А по уровню оснащения автоматикой
не уступит лучшим в России. Ее система автоматизации
позволяет управлять всем энергоблоком одному человеку.
Ручной труд остался только на ремонте. В благоприятные
времена, в восьмидесятые годы, «десятка» имела
самые высокие показатели в Советском Союзе по
использованию оборудования. Этот коэффициент был равен
90 процентам.

Сегодня на станции ситуация другая. Себестоимость
угля большая. Не полностью востребованы мощности. Один
из главных потребителей тепла — Ангарский
электролизно-химический комбинат значительно
снизил потребление электрической энергии. И на рынке
электрической энергии конъюнктура не в пользу
«десятки». Выработка дорога. Ситуация
подсказывает: надо заниматься производством и
реализацией самого дешевого продукта. Двигаясь по этому
пути, рационализаторы совместно со специалистами
Харьковского завода произвели реконструкцию шестого
энергоблока и в результате их совместных усилий этот
энергоблок в состоянии работать вместо одного режима в
трех: в кондиционном режиме, выдавая только
электрическую энергию, в режиме выработки тепла и в
смешанном цикле, выпуская и то, и другое в зависимости
от спроса.

Серьезная работа идет по реформированию
предприятия. В самостоятельные подразделения выводятся
те структуры, которые впрямую не связаны с выработкой тепла и
электрической энергии. Статус отдельного
предприятия приобрела охрана, автотранспортный цех,
на очереди создание специализированной ремонтной фирмы.

Пострадает ли от этой реорганизации «плавучесть» флагмана
теплоэнергетики? Расчеты показывают, что
нет. Больше того, выход ТЭЦ на российский
рынок вселяет
оптимизм и сулит Иркутской ТЭЦ-10 заманчивые перспективы. Так и
должно быть: большому кораблю — большое плавание.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер