издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Восемь с половиной лет счастья

"Восточка" уже писала о новом фильме Андрея Кравчука "Итальянец", который сейчас собирает урожай призов на одном международном кинофестивале за другим, а также будет представлять нашу страну в номинации "Лучший фильм на иностранном языке" на премию "Оскар". Иркутск тоже смог посмотреть и оценить творение петербургских кинематографистов. Одну из ролей в нём (директора детского дома) сыграл народный артист России, актёр Санкт-Петербургского театра сатиры на Васильевском Юрий Ицков. В 70-е годы иркутяне считали его "своим": артист работал в драмтеатре им. Н.П. Охлопкова. Встретились мы с Юрием Леонидовичем после премьеры нашумевшей картины сначала на киностудии "Ленфильм", а потом и в его родном питерском театре. Рассматриваю афиши нынешнего репертуара. Ицков играет короля Лира, главные роли в спектаклях "Вертепъ", "Академия смеха". Скоро премьера "Ночи перед Рождеством" по Н.В. Гоголю...

— «Академия смеха» приехала со мной из Омска. Её выкупил Театр сатиры, — рассказывает артист. — Этот спектакль мы выпустили в 1999 году, тогда же привезли его в Питер на театральный фестиваль «Балтийский дом». Мне присудили приз за лучшую мужскую роль. Помню, в зале сидел Банионис и просто рыдал от смеха!

Юрий Ицков родился в Москве, а потом начал «кочевать» из города в город.

— Мой папа Леонид Ицков — народный артист Таджикской, заслуженный артист Узбекской ССР, его имя есть в театральной энциклопедии. Мы жили в Средней Азии, где отец возглавлял музыкально-драматические театры. В школу я пошёл в Магадане, а закончил её в Хабаровске. Мой институт искусств был во Владивостоке. Интересная работа — в Иркутске и Омске…

С Иркутском, с охлопковцами связи не теряю. Недавно получил в подарок книгу шаржей от Виталия Венгера. Звонила Лена Мазуренко… Я обожаю иркутскую драму. И был очень счастлив, когда услышал, какой она стала после реконструкции. Таких величественных, изысканных, красивых и в то же время простых, удобных для артистов и зрителей театров совсем не много, по пальцам можно пересчитать.

В Петербургском Доме ветеранов сцены встретился с заслуженной артисткой Антониной Константиновной Рыбаковой, с которой мы играли в спектакле «Такси в течение получаса». Там же живёт Людмила Александровна Темиряева, вдова известного иркутского актёра, режиссёра, педагога театрального училища Бориса Самойловича Райкина, который и ставил в те годы «Такси…».

Кстати, впервые в жизни я вышел на сцену именно в Иркутске, в театре Охлопкова. Мне было 12 лет, в спектакле «Третья голова» я играл французского мальчишку, разносчика газет. Моя мама, актриса Александра Рябова, была с Хабаровским театром драмы на гастролях и взяла меня с собой. Мне сразу понравился город. Спустя два года мы опять приехали туда на гастроли. А в 1970 году я был на гастролях в Иркутске уже с владивостокской драмой — после третьего курса института. Наш курс вёл замечательный режиссёр Натан Басин (его спектакль «Ярость» выдвигался даже на Ленинскую премию, правда, получил её Товстоногов), он возглавлял Владивостокский театр, и мы, ещё студентами, играли там и ездили на гастроли. И, уезжая из Иркутска, сказал своим однокурсникам: «Вот в этом городе я бы работал!» Как сейчас помню, происходило это на берегу Ангары. А в следующем году, когда мы играли дипломные спектакли, на гастроли во Владивосток приехал Иркутский драматический театр. Иркутяне смотрели наши спектакли. И однажды в деканате мне сказали, что со мной хочет познакомиться главный режиссёр театра Охлопкова Ювеналий Калантаров. Он пригласил меня на работу. Я тут же, не раздумывая ни минуты, согласился. Как подтвердилось позже, не зря. Я был счастлив. Те восемь с половиной лет были самыми счастливыми в моей жизни!

— Интересно, в каких ролях увидел вас тогда Калантаров?

— Иркутяне смотрели «Обыкновенное чудо» Шварца, где я играл короля, и «Фальшивую монету» Горького, где играл Лузгина, такого интересного, полусумасшедшего человека.

Первой моей ролью в Иркутске был поэт в «Сирано де Бержераке», которого ставил Калантаров. А дальше пошло и пошло. И маленькие роли были. А в 1974 году, перед армией, я сыграл Малыша в «Затюканном апостоле» Макаёнка, одну из ролей, которые «сделали» мою творческую биографию. Мою сестру играла Ленка Мазуренко, моя любимая партнёрша, подруга. Это был такой нашумевший в своё время спектакль. После армии вернулся в театр. Кроме любимого Малыша, были три роли в «Характерах» Шукшина в постановке Владимира Черткова. Я много играл.

— Почему же уехали из Иркутска?

— В 1979 году я переехал в Омск. Наш театр начал немножко… «ползти». Артисты всегда это чувствуют. Так бывает: любой театр переживает взлёты и падения. Про омскую драму тогда все были наслышаны. Омичи приезжали к нам в Иркутск. У них была мощнейшая режиссура (с чем возникли проблемы в Иркутском драмтеатре) и труппа грандиозная — целая плеяда выдающихся артистов, которые по величине таланта нисколько не уступали столичным звёздам. В те времена была хорошая традиция: спектакли записывало телевидение, я видел их. И когда мне поступило предложение о переезде, я, поразмыслив, согласился, как ни жаль мне было расставаться с Иркутском. Хотелось чего-то нового, хотелось развиваться.

В Омске я прожил 21 год, о чём тоже не жалею. К слову, там сейчас работают два охлопковца — Валера Алексеев и Слава Малинин. Думаю, иркутяне их помнят.

— А как вы оказались в Петербурге?

— Меня пригласил Театр сатиры. Я бросил всё и поехал практически в никуда. В Омске всё у меня было, как говорится, схвачено, я был там известным актёром, председателем Омского отделения Союза театральных деятелей и секретарём СТД России. За 20 лет и зритель привыкает к тебе, любит и прощает какие-то вещи, и сам привыкаешь… Из Омска уехали директор театра, главный режиссёр. И когда стала складываться ситуация развала театра, я подумал, что переезд в Питер — это последняя возможность (и возрастная в том числе), чтобы встряхнуться и понять, что ты из себя представляешь. Пятый год работаю здесь.

— А почему не в Москву отправились?

— Москва, моя родина, стала для меня несколько чужим городом. Он не для жизни. Разве что в молодости… У меня была возможность перебраться в Москву ещё из Иркутска. Но мне было так хорошо, что вопрос о переезде даже не возникал. Зачем уезжать из хорошего театра? От добра добра ведь не ищут…

— Стало быть, Иркутск вспоминаете с любовью?

— А как же! Актёрское общежитие на Сухэ-Батора — счастливейшие времена! Помню надпись на крыльце «Коммерческое подворье», 30-я комната на первом этаже, пятое и шестое окно… Меня туда поселили, как приехал. Дня три прожил. Ночью, часа в два, стук в окно. Открываю. Незнакомое лицо. Просит: пропусти к такой-то… Пропустил… На следующий день в театре был банкет по случаю премьеры. Вижу то же лицо, спрашиваю, кто это. «Саня Вампилов». Мы познакомились.

Эти ночи в нашем «подворье»! Мы тогда молоды были. У нас в общаге была весёлая компания: Тамара Олейник, Лена Мазуренко. Венгер, Егунов были солидными людьми, женатыми, жили дома, что не мешало нам встречаться почти ежедневно. Все писатели ходили к нам — Вампилов, Петя Реутский, Гена Машкин, Валентин Распутин… Всех вспоминаю с любовью: Бермана, Слабунову, Тамару Панасюк, Галку Мерецкую… Виктор Мерецкий, её муж, уникальный, потрясающий артист, умер рано, в 44 года… Режиссёры Борис Дубенский, Борис Преображенский, Борька Деркач (царствие ему небесное, недавно мне сообщили, что он умер)… Помню, обожаю Люду Стрижову, удивительную артистку! Боюсь кого-то не назвать… Но помню всех. Тосю Минину, зав. парикмахерским цехом. Мы и в другие театры ходили — в ТЮЗ, оперетту. И все общаги посещали. Весело было! Сейчас актёры редко ходят на спектакли друг к другу. Разве что в кино пересекаемся, на съёмках, и перебрасываемся парой фраз: «Ну, как там у вас?» — «Да ничего. А у вас?» Другая нынче жизнь, да…

— Кино в вашей жизни появилось благодаря Петербургу?

— Да, конечно. Но вот что интересно: впервые я попал в кино опять-таки в Иркутске! Вместе с Егуновым. Ежи Гоффман снимал фильм «До последней капли крови» про польских переселенцев. Я играл милиционера. Потом в Омске снялся в эпизодике в фильме, названия которого даже не помню… А в Петербурге начало было положено в сериале известного режиссёра Виктора Бутурлина «Время любить». И пошло… Были и эпизоды, и большие роли. Уже больше двух десятков картин набралось. После «Итальянца» снялся у Александра Рогожкина в «Перегоне». Недавно озвучил свою роль политрука, в 2006 году вы увидите эту картину. Снялся у Алексея Карелина в «Фаворите», это сериал по Пикулю, он ещё не был на экране, у меня роль «заплечных дел мастера», палача; в фильме «Время собирать камни» сыграл председателя колхоза. В «Брежневе» у Сергея Снежкина сыграл в эпизоде (роль майора-десантника). Только что по телевидению прошли сериалы «Принцесса и нищий» Дмитрия Месхиева, «Бандитский Петербург-7», где я участвую. В первом играю отца главного героя, прапорщика, исполнителя приговоров высшей меры наказания. Во втором — вора в законе Сохатого.

Сейчас снимаюсь в следующем блоке «Бандитского Петербурга». В декабре начались съёмки 12-серийной картины Игоря Калёнова «Секретная служба его величества» (рабочее название). Это 1905 год. Буду играть старого сыщика.

P.S. На недавнем Международном кинофестивале детского и юношеского кино в Минске фильм «Итальянец» был удостоен Гран-при, а актёр Юрий Ицков получил приз «За лучшую работу взрослого в детском кино».

Светлана МАЗУРОВА, Санкт-Петербург, специально для «Восточно-Сибирской правды»

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер