издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кустос разобрался с собственностью

  • Автор: Евгений САВЕЛЬЕВ

Минувший 2005 год выдался для мэра Усолья-Сибирского Евгения Станиславовича Кустоса достаточно хлопотным. Перед завершением своей муниципальной карьеры господин Кустос активно занимался приватизацией вверенной ему собственности, распределяя активы в пользу значительно более эффективных хозяйственников - частных предприятий и лиц. Целый ряд отраслей городского хозяйства был подвергнут ревизии в плане собственности - от коммунального хозяйства и транспорта до средств массовой информации.

Злые языки в течение всего года намекали на то, что Евгений Кустос пытается передать городскую собственность не кому-то, а себе лично, через подставных лиц и родственников. Позволю себе усомниться в этом предположении. Дело в том, что, будучи главой муниципального образования, Евгений Станиславович вполне мог назначать и снимать руководителей, в частности, муниципальных предприятий и тем самым контролировать эффективность их работы. Вероятно, лишь осознав неэффективность окружающей его команды и в отсутствие подходящих кандидатур, господин Кустос решился на вывод активов в частные фирмы и, по сути, добровольно отказался участвовать в дальнейшем управлении бывшей муниципальной собственностью.

Успешная демуниципализация вполне могла быть продолжена — благодаря усилиям мэра Евгения Кустоса и директора предприятия МУП «Тепловодоканал» Михаила Малого была заключена уникальная по масштабам (7 млн. евро) лизинговая сделка с оффшорной фирмой «Энерго-Менеджмент Анштальт», зарегистрированной в маленькой и загадочной стране Лихтенштейн. Было создано новое предприятие в форме общества с ограниченной ответственностью, персоналу предприятия уже было указано на новое место работы, т.е. были все предпосылки для приватизации тепловых сетей и всей инфраструктуры водоснабжения и водоотвода. Но здесь совершенно не вовремя вмешались депутаты местной Думы, в последний момент сорвавшие окончательный перевод всех активов к эффективным собственникам.

В судебных инстанциях администрацией Кустоса было выиграно дело о признании банкротом ФГУП «Сибсоль», и готовилась почва для прихода в город крупного западного инвестора — немецкой компании «Кнауф», которая рассчитывала приобрести местный комбинат ЖБК для организации производства гипсокартона.

Поскольку комбинат ЖБК имел долги перед бюджетом и работниками предприятия и решение вопроса с приходом инвестора в город пока затягивалось, Евгений Станиславович решил улучшить имидж предприятия. Он нашёл заёмщика и выступил в качестве посредника между комбинатом ЖБК и ООО «Усольское», которое и выдало заём на совершенно либеральных по нынешним временам условиях — под 5% (за какой период, правда, нам неизвестно). Сумма долга равнялась 2,775 млн. руб, и директор ЖБК Анатолий Соломин планировал рассчитаться с ним после продажи завода «Кнауфу».

Однако немцы принятие решения отложили на неопределённое время, и Евгений Кустос в конструктивной форме потребовал у Анатолия Соломина возвращения долга, подкрепив серьёзность намерений подачей иска в арбитраж со стороны ООО «Усольское» на взыскание 3,612 млн. руб. В усольских СМИ окрестили эти разборки как «разногласия деловых партнёров». И действительно, ну не с бандитами же мэр города приезжал к директору завода выбивать долги — всё делалось на законных основаниях и по взаимному согласию сторон. В итоге 50% имущества комбината отошло к фирме «Усольестройдеталь», которая, очевидно, и должна стать непосредственным участником сделки по продаже завода «Кнауфу». Если это так, то сделка по займу обещает стать одной из самых выгодных (не считая поставки французских насосов через Лихтенштейн). Судите сами: предоставив кредит в 100 тыс. долл., кредитор приобрёл 50% предприятия, за которое конечный покупатель готов заплатить до 1,5 млн.долл. Могло ли частное предприятие, даже при посредничестве Евгения Кустоса, мечтать о таком? Да ни за что на свете! Впрочем, всё те же злые языки утверждают, что вся эта операция была разработана в недрах самой компании «Кнауф», а господин Кустос впоследствии должен перекочевать из кресла мэра в кресло управляющего местным филиалом немецкой компании. Если это так, то свою миссию Евгений Станиславович выполнил блестяще и выбору «Кнауфа» можно только позавидовать — они получат уникального по своим качествам специалиста.

Тем временем вернувшийся после спокойного сельского отдыха во французской деревеньке Куршавель, облюбованной российскими олигархами и прочей тусовочной элитой, Евгений Станиславович посчитал, что для города будет ещё более эффективным решением установить полный контроль над комбинатом ЖБК. Для этого новые долевые собственники, выставив охрану, запретили пускать на территорию завода «старого» директора Соломина. А не понимающим все выгоды своего нового положения работникам предприятия политику партии приехал разъяснять сам господин Кустос. В раскованной, дружеской обстановке Евгений Станиславович в двух словах рассказал коллективу, чего от него хотят, вдохнув веру в сердца работников. Лишь нервный срыв одного из участников встречи помешал ей длиться более 15 минут.

Таким образом, и это, даже не муниципальное, предприятие в итоге будет приватизировано и передано в руки эффективных хозяйственников. И миссия мэра Евгения Кустоса будет практически завершена: до 1 апреля, когда истекает срок его полномочий, ему останется лишь решить судьбу подвисшего между муниципальной, частной и заграничной формами собственности МУП «Тепловодоканал». Хочется верить, что современная, цивилизованная приватизация по-усольски по-прежнему будет проводиться честными, открытыми и законными методами. Как и сейчас, под пристальным прокурорским надзором, который до сих пор не нашёл ни одного изъяна в действиях мэра и его команды. Да и может ли быть иначе — юрист по образованию, Евгений Кустос не позволит себе ни на йоту отступить от буквы и духа закона. И не так жаль расставаться с неэффективной муниципальной собственностью, как с грамотным мэром. А ведь для хорошего мэра восемь лет — не срок.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector