издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Авторучка на фоне компаса

  • Автор: Татьяна ЯСНИКОВА

Год назад покинул этот мир писатель Геннадий Николаевич Машкин. Зима - самое мистическое время года и самое строгое. Всё, что совершается в эту пору, видится предопределённым свыше. И реальность смерти понятна более всего зимой.

Не всегда люди сохраняют память об ушедшем. За год без Геннадия Машкина было сделано немало: открыта мемориальная доска на доме, где он жил, а в музее техуниверситета (горный факультет которого когда-то писатель оканчивал) — постоянная экспозиция, ему посвящённая.

Когда он умер, его друзья и ценители решили не медлить с устройством мемориальной доски. Давнее признание его литературных заслуг послужило тому, что вопрос решился достаточно быстро. Это была частная инициатива ряда лиц, постоянно принимающих участие в создании культурного ландшафта города Иркутска.

Более тридцати лет Геннадий Машкин прожил в доме 7 по улице Боткина (остановка «Курорт «Ангара»), здесь создал многие свои произведения, за исключением ранних, написанных в геологических маршрутах. В 1996 году в его квартире произошёл пожар, уничтоживший весь интерьер, но и в таких условиях, как вспоминает его жена Людмила Терентьевна, он не оставлял своего пера. Литература и в самом деле была его трудом, и он писал до последнего своего дня, уже зная, насколько безнадёжно болен.

Перед размещением доски были произведены некоторые работы, облагородившие место (что и говорить, Иркутск ветшает). Были замазаны разрушения на стенах близ окон, перекопана земля под ними, а школьники выбрали из этой земли камни и мусор, подготовив почву под посадку деревьев и устройство сквера. Прежде под окнами писателя разворачивались, не обращая внимания на зелёную зону, подъезжающие к больнице машины.

На открытии доски выступили литературный редактор Лина Иоффе, редактор отдела критики и публицистики журнала «Сибирь» Валентина Семёнова, поэты Геннадий Гайда и Владимир Скиф, друг детства писателя композитор Валерий Стуков, многие другие. В память о музыкальных пристрастиях писателя играл на гитаре Александр Сага.

Мемориальная доска указывает, что Геннадий Николаевич Машкин был автором повести «Синее море, белый пароход» (и опять «Пароход», а не другие произведения писателя!), и ниже воспроизведена эмблема: скрещивающиеся геологический молоток и авторучка на фоне компаса, который вёл писателя к его звезде, а заодно и тропами жизни.

А в музее истории ИГТУ, богатом экспонатами в основном технического характера, открылась новая страница — уголок его выпускника, прославившего Иркутск и страну своим литературным творчеством. Там разместились книги Геннадия Машкина, показывающие волевую сибирскую натуру, занятую освоением природы во благо родного края, дополняющие экспозицию своим лирико-эпическим звучанием. Здесь представлены не только его книги, публикации из газет, рукописи, но и некоторые личные вещи — авторучка, пиджак. Эта деталь гардероба в залах не в единственном числе — в музее занимают своё почётное место рабочий стол и пиджак ректора ИрГТУ Сергея Леонова. Своим творчеством Геннадий Машкин, как было отмечено, «двигал геологию в духовном направлении — в любви к родному краю». В книгу об истории геофака имя писателя вписано золотой строкой.

Собравшиеся на открытие уголка обратились к Людмиле Терентьевне Машкиной, спутнице писателя его последних одиннадцати лет жизни, с просьбой рассказать о нём. Людмила Терентьевна отметила, что эти годы были самыми трудными для Геннадия Николаевича — сказывался возраст, болезни. Но, несмотря на обстоятельства, он неустанно работал над новыми произведениями. Писатель был скромен в быту, любил окружать себя старыми вещами, считал, что «нет уз святее товарищества», и в том случае, если человек становился его другом, принимал его до конца, без критики и обид. Был немногословен. Речь его была интеллектуальна, выдавала обширность познаний в самых различных областях. Большое положительное влияние оказал Геннадий Николаевич на сына Людмилы Терентьевны — Артёма, который ныне стал студентом того же геологического факультета. Брат Геннадия Николаевича Юрий в своих воспоминаниями назвал Геннадия Машкина «изумрудом» их семьи.

Сокурсник писателя Геннадий Суханов, школьный товарищ Валерий Стуков и многие другие дополнили творческий портрет Г.Н. Машкина. Сотрудник музея города Иркутска Иван Козлов напомнил, что первый сибирский роман и первая детская книга Сибири родились в Иркутске, и ни в каком другом городе не было столько летописцев. «Не на пустом месте выросла наша литература», — заключил он. На открытии экспозиции присутствовали те, кто знал Геннадия Машкина близко, и уже несколько месяцев подряд её посещают студенты, преподаватели, гости ИрГТУ; и будущие поколения студентов, приходя в свой музей, будут получать уроки любви к родному краю. Писатель Машкин умер 23 января 2005 года; спустя год, день в день, иркутские писатели, родные и близкие, читатели собрались в Доме литераторов им. П. Петрова — втором его, после семейного, доме, где также навсегда осталась память о нём и его творческий дух. И вспомнили они времена былые, почти уже легендарные, когда пришла в литературу целая плеяда ставших знаменитыми писателей, и одним из первых был среди них автор повести «Синее море, белый пароход».

НА СНИМКЕ: Геннадий МАШКИН

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector