издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И не так много прошло лет...

И не так много прошло лет… А уж с той поры, когда создавался и укреплялся очередной миф, прошло всего ничего. И мы до сих пор с ним живём. Алексей Толстой писал в «Хождении по мукам»: «Вошёл, несколько переваливаясь от полноты, лоснящийся, улыбающийся человек в короткой поддёвке, какие в провинции носили опереточные знаменитости и куплетисты. «Если ты, сволочь, — сказал Лёва тихим голосом, — будешь мне ещё врать, я с тобой сделаю то, что Содома не делала с Гоморрой».

«Приговорил» советский классик и настоящий граф махновского палача Льва Задова. А уже приговаривать было некого — «Хмурое утро», третья книга романа, вышла в 41 году, к тому времени чекист Лев Зиньковский-Задов был уже три года как расстрелян.

«Активный и беспощадный борец с контрреволюцией» — гласила надпись на золотой табличке именного маузера, врученного ему одесским отделом ГПУ «За крупную операцию против английской разведки». Вовсе не одесский бандит, а донбасский рабочий из Юзовки, в январе 1918 года он вступил в анархистский боевой отряд и воевал против белоказаков. В ноябре 1918 года в районе Гуляй-Поля Лев Задов встретился с Нестором Махно. Занимал командирские должности, был адъютантом батьки, редактировал газету повстанческой армии «Путь к свободе», выпускал листовки с обращением Нестора Махно к селянам, к горожанам, к солдатам противника и к бойцам махновских полков. В основном и в главном — руководил разведкой махновцев, а вовсе не карательной службой, как уверял Толстой. Хотя ангелом он, безусловно, не был — являлся активным членом «Комиссии по антимахновской деятельности», по приговорам которой казнили немало людей, в том числе и невиновных. И не раз Задов исполнял эти приговоры собственноручно.

После разгрома армии батьки, практически на руках перенеся тяжело раненного Махно через румынскую границу, Лев Задов и его брат Даниил, воспользовавшись амнистией, вернулись в СССР. И здесь загадка: то ли руководителя махновской разведки так ценили за профессионализм «коллеги»-чекисты, то ли соответствует действительности версия о том, что он с 1918 года был агентом Дзержинского при батьке, но вскоре после возвращения Лев Задов стал кадровым сотрудником иностранного отдела Одесского управления ОГПУ, а Даниил — Тернопольского. Оба 13 лет блестяще работали против западных разведок, и оба погибли как «румынские, английские и одновременно японские шпионы». Через 50 лет реабилитированы посмертно и полностью.

Художественную литературу читать, конечно, нужно. Но не всегда достаточно.

Может быть, стоит об этом подумать?

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector