издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мы не можем жить без утешительных фантазий

Мы не можем жить без утешительных фантазий… Чуть ли не единственный раз мне звонили, чтобы возмутиться содержанием моей колонки, когда я недостаточно превосходно оценил святого благоверного князя Александра Невского. А остановившая меня буквально на иркутской улице почтенная дама сказала без обиняков: «Вы, наверное, написали правду. Только людям её знать вовсе не нужно».

Я так не считаю. Поэтому — пропадай моя телега, пишем о Юрии Долгоруком.

Символом Москвы и её основателем сын Владимира Мономаха стал, мягко говоря, не в 1147 году. В общем-то, ни один историк в здравом уме об основании нашей столицы в тот год никогда и не говорил. Аккуратно заявлялось о том, что с именем князя Суздальского связано первое упоминание в летописях о Москве. Заметим, в сохранившихся летописях. В пересказах речь шла о каком-то загадочном обеде на берегу Москвы-реки, с которого, видимо, есть-пошёл одноимённый город.

Сочувствую апологетам этой версии, но, вслед за Василием Никитичем Татищевым, позволю себе с ней не согласиться. Оказывается, на берегу реки Смородины уже долгие годы был крупный населённый пункт, в котором стояла родовая усадьба Москва боярина Степана Кучки, богатейшего вассала князя Долгорукого. Вот что писал автор «Истории Российской с самых древнейших времён»: «Юрий, хоть и имел княгиню, любви достойную… но при том многих жён подданных навещал… Между всеми полюбовницами жена тысяцкого суздальского Кучка наиболее им владела…» Стоит ли удивляться, что боярин запер свою жену в домашнюю темницу. И вот тут-то становится ясно, для чего приехал «на Москву» князь. «Юрий… оставя войско… сам с великой яростью наскоро ехал с малыми людьми на реку Москву, где Кучко жил. И, пришед, не испытуя ни о чём, Кучка тотчас убил…» Сыновей убитого боярина схватили и отправили в Суздаль, а дочку Улиту насильно выдали замуж за сына Юрия, Андрея Боголюбского. Тот, позднее, её выгнал и женился вторично, не забыв при этом казнить брата бывшей жены. Конец этой кровавой истории был не менее кровав, но куда более справедлив: через тридцать лет под Владимиром группой заговорщиков, в том числе из окружения князя, Андрей Боголюбский был убит. Летописец пишет: «Главарём же убийц был Пётр, зять Кучки… да Кучковичи — всего числом двадцать». Направляла мстителей Улита.

Что к этому добавить? На фоне других князей, вовсе не ангелов, Юрий Долгорукий, жизнь положивший за киевский престол, отличался нечеловеческой непорядочностью. Но об этом лучше прочитать у историка Игоря Можейко, недавно ушедшего из жизни, и широко известного как писателя Кира Булычёва. А в центре Москвы стоит конный памятник — на лошади, в шлеме из гораздо более позднего периода сидит «основатель города», с нафантазированной (поскольку никаких исторических свидетельств не нашлось) внешностью, устремлённый, без всякого сомнения, в легенду.

В скором времени со стапелей будет спущен новейший атомный подводный крейсер «Юрий Долгорукий». Что хочет этим сказать государство Российское?

Может быть, стоит об этом подумать?

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector