издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Островитянка

Я совсем не литературный критик…

После этой фразы нужно заплакать и прекратить писать рецензию. Но мне-то известно о себе, что я подготовленный читатель, перед глазами которого проходит не меньше ста страниц ежедневно. Не всё остаётся в душе и в голове, но читать ведь нужно не только для ума, но и для ощущения вкуса. Ведь иногда пустой детективчик, написанный мастерской рукой, «проглатывается» за вечер с наслаждением, не имеющим никакого отношения к оценке роли этого произведения в мировой литературе.

Замечу, что по-настоящему сладостным процесс чтения становится, когда в руках находится книга и умная, и лёгкая, и сложная, и простая, а главное, включающая в читателе самые разные эмоции.

Пора назвать книгу, о которой веду речь и к которой подвожу благодарного читателя. О ней уже написано достаточно, да и вышла она не вчера, хотя и недавно, и, вероятно, я один из последних знакомых автора, которому она подарила авторский экземпляр. Тоже, кстати, повод для расстройства… А может, мне и повезло, потому что у читателей схлынуло уже ощущение новизны, вырезки из газет с рецензиями легли в авторский архив, а тут, нежданно-негаданно, ещё один самозваный рецензент. У которого на столе сборник повестей Нины Ворониной «Остров».

Когда я услышал о том, что вышла эта книга, у меня было убеждение, что плохой она быть не может. Я достаточно много лет знаю руку журналиста Нины Ворониной, чтобы догадываться, что это должна быть не ученическая работа, тактичная и умная. И я ожидал что-то вроде высокоуровневой публицистики. Но вот то, что это будет настоящая литература, я (извини, Нина!) не ожидал…

Тем шире открывался от изумления рот при чтении этих трёх повестей. Понятно, что налицо незаурядный литературный талант, проявлений которого я, честно говоря, не очень-то жду от провинциальных авторов. Но даже реже таланта встречается то, что я увидел у Нины Ворониной: способность сохранить в себе, взрослой, сумму восприятий мира ребёнком и описать это словами, не допустив при этом ни инфантильности, ни пошлости, ни фальши.

Не так много книг о детстве, которые я читал ребёнком и которые хочу перечитывать, будучи взрослым. Их авторы, несмотря на идеологические подчас наслоения, пишут о себе, и пишут правду, хоть и литературно обработанную. Вот мой список предпочтений: «Динка» и «Динка прощается с детством» Валентины Асеевой, трилогия «Волны Чёрного моря» Валентина Катаева, «Кондуит и Швамбрания» Льва Кассиля, «Мальчик со шпагой» и «Колыбельная для брата» Владислава Крапивина, «Неугомонные бездельники», «Я дружу с Бабой-Ягой» и «Милый Эп» Геннадия Михасенко.

Упомянутые книги живут на наших книжных полках уже не одно десятилетие. Легко заметить, что это в основном мальчишеская проза. Девчонкам не очень-то везло в литературе — и героям, и авторам. И вот сейчас к Валентине Асеевой и её Динке в этом списке добавляется Лёля из «Острова» Нины Ворониной.

Из современных авторов заслуживают места на той же полке «Похороните меня за плинтусом» Павла Санаева и, немного наособицу, «Географ глобус пропил» Алексея Иванова. И книги Нины Александровны Ворониной. Эта, первая, и, очень надеюсь, следующие.

Я не способен сделать литературный разбор повестей «Кулинарная книга», «Остров» и «Гуттаперчевый мальчик». Могу только сказать, что в них есть вкус, цвет, неплоская жизнь и обалденный эффект присутствия. Читатель и в самом деле живёт рядом с воронинской Лёлей, видит мир её глазами. И это чертовски интересный, хоть и совсем непростой мир.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector