издательская группа
Восточно-Сибирская правда

О, спорт! Ты — всё!

Оказывается, мы всё-таки не находимся во враждебном окружении. Никто не плетёт зловещих заговоров, направленных на ослабление позиций нашего государства на мировой шахматной доске. Во всяком случае, конспирологические подходы бледнеют перед итогами сессии Международного олимпийского комитета в жаркой Гватемале, решавшей судьбу Белой Олимпиады-2014. Уже известно и понятно, что перевес голосов в пользу Сочи был обеспечен европейцами, Украиной, Польшей, Грузией и, прости господи, американцами.

Два вида сумасшествия нужно списать за скобки в оценке этого исторического события. Первое – мы могучие, сильные, у нас нефти до чёрта, и мы получаем всё, чего хотим. Второе – мы не заслуживаем Олимпиады, у нас мало демократии, и любые решения в нашу пользу интернационально аморальны.

Да, у нас до чёрта нефти, газа и значительно меньше демократии. Ну и что? Семь лет в российской истории, с одной стороны, маленький миг, а с другой стороны – целая эпоха, и никто не знает, сколько нефти, демократии, друзей и врагов будет у нас в 2014 году. А вот в том, что в Сочи будет Олимпиада, можно уже не сомневаться.

Теперь о главном. Главный – в порядке. (Это вспомнился старый анекдот). Президент России показал стране и миру, что никто не любит спорт так, как любит его он. И самый суровый оппонент не найдёт против этого аргументов.

Жалко ли мне, как гражданину, 12 миллиардов долларов на сочинскую Олимпиаду? Нет, не жалко. Результат будет крупнее и заметнее, чем бум нанотехнологий, да и понятен будет большему числу людей. Мне жаль сочинцев, которым, я подозреваю, предстоит нелёгкая жизнь, но, как известно, они все «знают прикуп», а цены на жильё уже и сегодня на побережье настолько высоки, что в городе-курорте насильно никого не удерживают.

Каковы уроки Гватемалы? Мы — такие же, как все, часть одного большого мира. Нас имеют право не любить, и мы имеем право кого-то не любить, но нас никто не считает изгоями, если мы сами, с помощью агитпропа, не делаем себя изгоями. Мы умеем по-настоящему радоваться, хотя, судя по прямой телетрансляции, делать это в трезвом виде считаем обременительным.

И совсем будет хорошо, когда мы научимся огорчаться. Ведь если бы проиграли мы, то о политической мотивации антироссийского заговора гремели бы все отечественные телеканалы. А корейская девочка, которая вела телетрансляцию с Гватемалы, после поражения Пхенчана плакала в пресс-баре шесть часов подряд.

Может быть, стоит об этом подумать?

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector