издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Таблетки от счастья» Олега Медведева

Олег Медведев – одна из самых ярких звёзд на иркутском бардовском небосклоне. Несмотря на многочисленные концерты в регионе и за его пределами, ему удаётся сохранять статус едва ли не самого непубличного человека среди местных музыкантов. Человек, творчество которого называют «уникальным» и «ни на что не похожим», признался, что никогда не занимался продвижением своего имени и не планировал выпуск альбомов.

Одна из самых популярных его песен называется «Таблетки от счастья». Однако сам Медведев считает счастье непозволительной для себя роскошью. Да и трудно быть счастливым мужчине, к сорока годам оставшемуся максималистом.

О том, как на свет появляются его песни, что Медведев сам любит слушать и читать и как он относится к собственной известности, он рассказал нашему корреспонденту ЕЛЕНЕ ЛИСОВСКОЙ.

В редакцию «Конкурента» Олег Медведев пришёл в понедельник после полудня. Известный автор-исполнитель был одет в джинсы, неброскую футболку и кроссовки. Он пил крепкий чёрный чай с двумя ложками сахара и для человека, пишущего песни, оказался на редкость немногословным. И только к середине нашей беседы разговорился и начал улыбаться.

Строитель поневоле

Детство Олега Медведева проходило в основном в геологической партии, на севере Бурятии. Его родители Всеволод Иванович и Валентина Дмитриевна работали в «Сосновгеологии». Окончив среднюю школу, юный Медведев хотел поступать на биологический факультет ИГУ, а оказался в политехе на факультете «Промышленно-гражданское строительство».

— Можно сказать, что решение о поступлении в политех я принял за один день, хотя строителем никогда быть не хотел. Математику и черчение в школе не любил.

От биофака меня отговорили друзья: «Да что ты будешь этих дебилов в школе учить!». Профессия строителя в те времена считалась самой престижной: дескать, что строители смогут обеспечить себя и дачей, и квартирой. В общем, убедили они меня. Пошёл. Теперь понимаю, что нужно поступать туда, куда мечтаешь, невзирая на доводы друзей и прикидки вроде «там выгоднее, лучше и престижнее». Хотя потом я к работе притерпелся, даже чертить полюбил.

Олег Медведев в прямом смысле приложил руку к строительству многих иркутских зданий, всех он даже не помнит. «Был монолитный дом по улице Трудовой, бомбоубежище, госпиталь, школа в Октябрьском районе… Но это только в начале строительной карьеры, а на её закате я капитальным строительством заниматься перестал, в основном была отделка, кровля…» — вспоминает он. Больших хором за время работы на стройке не нажил – обитает в «двушке» недалеко от alma mater. А вот изучением природы он занимается до сих пор. На его Живом журнале в сети Интернет в списке интересов среди «авторской песни», «ножей» и «истории Великой Отечественной войны» значится «герпетология» — отдел зоологии, изучающий рептилий и земноводных.

— Помните, когда в первый раз взяли в руки гитару?

— Да, на первом курсе института, я купил себя гитару с первой стипендии. Тогда, как и сейчас, играть на гитаре считалось модным.

— А свою первую песню помните?

— Первые песни начал писать в 1986 году. Но творчество того, раннего, периода я вообще помню смутно: писал муру какую-то. А вот с начала 90-х уже пошли вещи на уровне. Первыми слушателями были друзья, на публике я песен не пел. Помню, свои песни я выдавал за чужие. Меня спрашивали: «А это чья?» Я отвечал: Ланцберга (Владимир Ланцберг – известный автор-исполнитель, писатель, поэт, неоднократный лауреат Грушинского фестиваля. – «Конкурент».). Все говорили: «О-о!»

— Вы стеснялись, поэтому не признавались, что песни ваши?

— Наверное.

— Сами что любите слушать?

— Музыку слушаю редко, больше люблю читать и фильмы смотреть. Мне нравится авторская песня — Владимир Ланцберг, Александр Городницкий, Андрей Земсков (автор-исполнитель из Владивостока, им написано порядка 200 песен и выпущено 10 дисков. – «Конкурент»). Иногда слушаю Екатерину Болдыреву.

— Можете кого-то назвать своим наставником?

— Таких людей никогда не было.

— А диски с записями своих песен вы дома храните?

— Один, наверное, сейчас хранится. Раньше их было много, но те, кто приходит в гости, всё время просят дать послушать. В итоге все диски «ушли», причём я не помню, кому их раздал. Да я и сам такой: возьму диск послушать, а у кого – забываю.

Олег Медведев – активный интернет-пользователь. На его Живом журнале зарегистрировано более полутора тысяч постоянных читателей. Блог Медведева стал первым «тысячником» в Иркутске. К слову, сейчас таких ЖЖ в областном центре всего два.

— Блог в Интернете для вас ещё один способ самовыражения или средство общения?

— Для меня это источник чтения и… возможность сэкономить деньги. Книгу в 400 страниц, которая стоит 200 рублей, я прочитываю за два часа. У меня на ЖЖ в друзьях масса интересных людей, они пишут много любопытного, кидают забавные ссылки.

— Какую книгу вам больше всего нравится читать в реальности?

— Даже не помню, потому что читаю в больших количествах. Если бы нужно было выделить «топ 50», я бы, подумав, смог это сделать. А одну назвать сложно. Хотя каждый год я перечитываю детскую книгу «Увези нас, Пегас!». (В «Полнолунии» утверждают, что именно под впечатлением этой повести Константина Сергиенко была написана песня «Машинист». – «Конкурент».).

— Что вас привлекает в этой книге — сюжет или то, что она после прочтения заставляет о чём-то задуматься?

— Мне вообще начхать на то, заставляет меня книга задуматься или нет. Она должна быть интересной.

— Нравится что-нибудь из современной литературы? Что-нибудь модное в последнее время читали?

— Модные книжки, как правило, дерьмо. Поэтому если я узнаю, что появляется что-то модное, стараюсь не читать.

Пишется лучше ночью

Творческая студия «Полнолуние», принёсшая Медведеву известность далеко за пределами региона, началась с одного совпадения. В 1994 году иркутский бард Александр Ощепков на фестивале авторской песни на станции Дачная вёл «свободный микрофон». В очередь записался парнишка в кожаной куртке. То, что он пел, Ощепкову понравилось, и он записал номер его телефона. Через некоторое время ему дали послушать кассету с песнями Медведева. Ощепков понял, что парень в кожаной куртке и есть Олег Медведев, и позвонил ему. Так появилось «Полнолуние», объединившее ещё и других известных бардов, таких как Руслан Бажин, Сергей Выборов, Ольга Афраймович.

Сейчас, говоря о песнях Медведева, исследователи авторской песни обычно употребляют эпитеты «уникальные», «символичные», «ни на что не похожие».

— Вы пытались определить, к какому направлению относятся ваши песни?

— Никакого названия для этого направления нет. Речь идёт не только о моём творчестве. Другие барды тоже не могут определиться, что они исполняют – авторскую песню или что-то другое. Над этим вопросом копья уже не один десяток лет ломаются.

— Как приходит идея песни?

— Сейчас песни пишутся долго – месяц, два, три. Это только кажется, что я пишу мало, на самом деле большинство авторов, которых я знаю, имеют примерно такую же производительность. Только в самом начале творческого пути пишешь много, потом появляется требовательность к себе, не пропускаешь определённую лажу, как раньше.

Наш собеседник признался, что никогда специально не планировал выпусков своих альбомов. Он даже не знает, сколько именно его альбомов выпущено «Полнолунием». «Диски реализуются через студию, — рассказал он. – Полагаю, что авторские права на мои диски у меня есть, но я никогда этим не интересовался».

— В какое время суток лучше работается?

— Ночью. Причём я могу работать сразу над несколькими песнями. Слова запоминаю, поэтому необходимости записывать их нет. Но иногда записываю на бумагу строчку, чтобы не забыть.

— Есть песни из старого, которые вы хотели бы переделать?

— Нет. Если песня уже написана, зачем её переделывать. Я стараюсь не петь песни, которые меня по каким-то причинам не устраивают. Я вообще не помню больше половины своих песен.

— Какие песни на концертах сейчас чаще всего просят исполнить слушатели?

— У меня ощущение, что от года к году предпочтения меняются. Сейчас мне кажется, что чаще всего заказывают «Марш небесных связистов». Но я не веду точную статистику.

— Как вы полагаете, есть общие черты у людей, которые приходят на ваши концерты?

— Скорее всего, если люди пришли, их что-то объединяет. Но я никогда таким вопросом не задавался.

— Создаётся впечатление, что вы внезапно стали популярны. Что послужило толчком к этому?

— Это впечатление, никакого толчка не было. Произошло это не сразу, а постепенно. Первый раз я отправился в поездку семь лет назад. Тогда и песен было море, и писал я практически на нынешнем уровне. А три года назад стало ясно, что могу заниматься только творчеством, больше ничем.

«Мне плевать на известность!»

В 2000 году Олег Медведев впервые отправился с концертами за пределы Иркутской области. Причём такие поездки, когда его полтора месяца не бывает в Иркутске, наш собеседник категорически отказывается называть гастролями. «Езжу в основном по европейской части России, из сибирских регионов был в Новосибирске. Самая дальняя точка, куда забирался, – Мурманск, до него двое суток на поезде из Москвы. Столица для меня – всегда точка старта, но жить я там не хочу», — поведал он.

В столице наш собеседник выступает на нескольких площадках. Основная – Дом художника, есть ещё тематический клуб «АртЭрия» при Центральном Доме работников искусств. Пока Олег колесит по России, дома его дожидается кот Батон, которому недавно исполнилось 15 лет. «Кот очень общественный, когда меня нет, сильно скучает. Обычно я оставляю его на попечение знакомых, иногда предлагаю кому-то пожить в своей квартире, пока я в отъезде, вместо того, чтобы где-то снимать жильё», — рассказывает он.

Любимое место на карте России у Медведева – Владивосток. «Красивый город с хорошей энергетикой. Я бываю там практически через каждый год», — говорит он. Но признаётся, что из Иркутска уже никуда уезжать не собирается: «Иркутск неплохой город для жизни. Я бы даже сказал – один из лучших».

— В Иркутске площадок для выступления «Полнолуния» сейчас нет. Дворец пионеров и Институт земной коры – на ремонте. В ближайшее время обещали открыть зал в СИПЭУ, но пока не открыли. Есть ещё ресторан «НЭП», но его, к сожалению, полноценной площадкой назвать нельзя.

— У вас есть только концертная гитара или ещё и другие?

— Сейчас у меня четыре гитары. На одной учится играть мой племянник Виктор – сын моего старшего брата Андрея, есть походная и концертная гитары.

Надёжная акустическая гитара с нейлоновыми струнами – классическая — стоит от 400 долларов, с металлическими — от 1000 долларов. Но я на металле сейчас не играю.

— Вы даёте им имена или названия?

— Зачем? Названия у них есть свои.

— Можно сказать, что у каждой гитары свой характер?

— Да нет у них никакого характера, это инструмент, деревяшка. К гитаре нужно просто относиться ответственно. Не бить её. Правильно хранить. Если хороший инструмент, может прослужить без проблем лет 20.

— Часто бываете на местных фестивалях авторской песни? Какое они оставляют впечатление?

— Я бываю практически на всех фестивалях, у нас с друзьями это традиция. Как и на всех подобных фестивалях, интересный материал и люди встречаются, к сожалению, редко.

Основные центры авторской песни находятся в европейской России и на Дальнем Востоке. Там много фестивалей, много авторов, на Дальнем Востоке очень популярна авторская песня, даже у «золотой» молодёжи, которая, в отличие от нашей, не особенно жалует ночные клубы. На уровне сибирских городов хорошо выглядит Новосибирск, Красноярск – так сяк. Есть авторская песня в Чите и Улан-Удэ, но там просто дыра, глухое место.

— Вы занимались сознательным продвижением своего имени за пределами региона?

— Нет, никогда. Ни я, ни один из моих знакомых бардов меня не продвигал. Я понимаю, что это практически невозможно – слишком далеко от центральной России я живу.

— Вы чувствуете себя знаменитым?

— Я совершенно нечестолюбивый человек, мне наплевать на известность. Но, как говорится, любишь кататься – люби и саночки возить. Если заниматься только творчеством, нужно иметь какую-то известность, иначе не проживёшь. А вообще я и не являюсь знаменитым. Есть очень ограниченная известность в довольно узких кругах.

— Какие у вас дальнейшие творческие планы?

— У меня их практически никогда не бывает. Первые планы по поездкам появляются за месяц до этих самых поездок, планированием которых занимается Александр Филатов (в «Полнолунии» этот поэт является ещё и «министром внешних связей». – «Конкурент».). Возможно, в нынешнем году о планах можно будет сказать что-то конкретное только в сентябре. Глобальных творческих планов у меня никогда не было, я всегда делал только то, что делал, и намерен так же и дальше поступать.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

ОЛЕГ ВСЕВОЛОДОВИЧ МЕДВЕДЕВ родился 31 января 1966 года. В 1983 году поступил на факультет «Промышленно-гражданское строительство» в Иркутский политехнический институт. С 1986 по 1988 год служил в артиллерийском полку в Монголии.

Наиболее известный автор творческой студии «Полнолуние». Начиная с 2000 года гастролирует по России, Украине и Беларуси. Студийные альбомы: «Таблетки от счастья» (1998), «Зелёная дверь» (2000), «Алые крылья» (2001), «Кайнозой» (2004), «Поезд на Сурхарбан» (2007). В 1998 году был издан сборник текстов песен Олега Медведева «Вальс Гемоглобин», в 1999 – 2007 годах вышло семь его дополненных и исправленных переизданий.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер