издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Именем города моего…

Основные события Великой Отечественной войны развивались вдалеке от Иркутской области. Но это не значит, что война не коснулась нашего края: годы войны для сибиряков стали суровым испытанием. В то время только город Иркутск в действующую армию направил 19 тыс. человек. Всего за годы войны из Иркутской области, численность населения которой тогда составляла 1 млн. 286 тысяч человек, на фронт было призвано более 200 тысяч. Из них 100 тысяч – каждый второй! – не вернулись. В 1940 году мужчины составляли 51% населения Иркутской области, а к 1944-му мужиков в области осталось только 20%.

Но не только сибирскими дивизиями и трудовыми успехами славен Иркутск. Именем сибиряков громили фашистов боевые машины, созданные на средства жителей Иркутской области. Благодаря мемориалу «Иркутский комсомолец» сегодняшнее поколение больше знает об этой танковой колонне, порой забывая о том, что были ещё и «Иркутский колхозник», и «Черемховский шахтёр», и «Сибиряк»…

С первых дней войны советские люди начали сдавать свои сбережения и ценности на нужды Красной Армии. Иркутская семья Щёголевых – агроном Николай Иосифович и бывшая народная учительница Глафира Николаевна –

3 июля 1941 года, проводив в армию сыновей, внесла в Фонд обороны страны 1000 рублей сбережений и золотое обручальное кольцо. «Пусть наша лепта пойдёт на спасение Родины», –  написали Щёголевы в своём заявлении.

Зародившийся как стихийное движение сбор средств в Фонд обороны скоро был введён в рамки плановых акций. 29 июля 1941 г. в газете «Правда» был опубликован обзор писем под заголовком «Трудящиеся предлагают создать Фонд обороны». Во всех отделениях Госбанка были открыты специальные счета, на которые принимались взносы. В Фонд обороны передавались личные денежные накопления, золотые и серебряные вещи, авторские гонорары и государственные премии, облигации государ-ственных займов, выигрыши по займам и денежно-вещевым лотереям, перечислялись средства, заработанные на воскресниках. С декабря 1942 года средства, направленные целевым образом на строительство боевых машин, стали поступать в Фонд Советской Армии на создание вооружения.

Как правило, сбор средств проходил по стандартной схеме: сначала проводилось собрание рабочих, комсомольцев или тружеников колхоза, на котором, как говорится, «бросали клич». Затем следовала поддержка со стороны дирекции завода, обкома партии, публиковался призыв в печати. Средства, поступающие от населения, накапливались на целевых счетах Госбанка. Поскольку стоимость даже одной единицы военной техники была очень велика (например, на Сор-мовском заводе, выпускавшем Т-34, стоимость одной машины составляла от 269,5 тыс. руб. в 1941-м до 193 тыс. руб. в 1942-м), часть средств выделяло государство. После этого следовали заказ заводу-изготовителю, торжественная передача техники воинской части и её поддержка на фронте. Нередко на передовую с танковой колонной уходили те, кто сдавал на неё средства. Бывало и так, что пропагандистский эффект достигался в ущерб очевидной логике: так, в 1943 году танковая колонна «За Радянську Україну» была укомплектована танками «Черчилль IV», поступившими по ленд-лизу из Великобритании.

Однако танковая колонна «Иркутский комсомолец» была построена, так сказать, в нарушение общего порядка. С инициативой собрать средства на строительство танковой колонны выступили комсомольцы завода тяжёлого машиностроения им. В. Куйбышева. В Иркутской конторе Госбанка был открыт счёт 160091, и к маю 1942-го на него поступило 2843 тыс. рублей.

Параллельно на Иркутском авиационном заводе развернулись работы по строительству танков. Почему решили стоить сами? Дело в том, что на Иркутском машиностроительном заводе № 125, выпускавшем самолёты, были в наличии несколько бронекорпусов танка БТ-5, коробки передач и радиаторы, а главное, техническая документация: альбомы чертежей танков БТ-5 и Т-26. Этот задел остался после нереализованного плана строительства на базе Иркутского авторемонтного завода № 104 танкового завода. Планам не суждено было сбыться: авторемонтный завод № 104 был объединён с заводом № 125 имени Сталина, а все силы брошены на выпуск бомбардировщиков СБ.

На заводе нашлись несколько авиационных моторов М-5. Это, кстати, совет-ская копия американского мотора «Либерти-12», который устанавливался на довоенные танки. Недостающие запасные части удалось получить со складов Забайкальского фронта. Всего укомплектовали восемь танков БТ-5 и четыре Т-26. Нужно заметить, что серийный выпуск этих машин на военных заводах уже был прекращён, в производстве их заменили новые «тридцатьчетвёрки» и лёгкие Т-50. Однако инициатива иркутян нашла поддержку в бронетанковом управлении: армия остро нуждались в боевых машинах.

Сборка машин началась в ноябре 1941 года. Поскольку штатных специалистов не было, на танках работали заводчане, отслужившие ранее в бронетанковых войсках, и инженеры, ранее работавшие на танковых заводах. История донесла до нас имена создателей «Ир-кутских комсомольцев»: это инженеры Ф. Гаврилов, П. Першин, Л. Борисов,

[/dme:i]

В. Филимонов. П. Першин отвечал за снабжение деталями и запасными частями, ответственность за качество сборки нёс В. Филимонов, Л. Борисов отвечал за обеспечение чертежами. Непосредственное руководство сборкой танков, их испытаниями и сдачу на военную приёмку осуществлял помощник военпреда бронетанкового управления Антон Денисевич.

К 23 февраля 1942 года шесть танков БТ-5 и два Т-26 были собраны. После ходовых испытаний (поездка от завода до моста через Ангару и обратно) было решено, что они пригодны к эксплуатации и соответствуют техническим условиям, а все узлы и агрегаты работают исправно. После покраски на башне одной из машин нанесли надпись: «Зоя Космодемьянская».

Танки погрузили на платформы. В состав делегации вошли работник райкома ВКП(б) Водопьянов, инженер В. Филимонов и помощник военпреда А. Денисевич. До Москвы колонна добиралась 22 дня. Антон Денисевич вспоминал: «Нас уже ждали. Адъютант, инженер-майор

2-го ранга, провёл в кабинет. Навстречу поднялся генерал-майор бронетанковых войск Т. Лебедь. Ему мы доложили, что привезли танковую колонну в подарок от трудящихся области и комсомола. Рассказали, как строили танки. Он поблагодарил за хороший подарок и просил передать это труженикам тыла области. Затем зачитал решение ГКО о зачислении танковой колонны в 206-й отдельный танковый полк. Вызвал адъютанта и приказал организовать доставку нас в часть и произвести передачу материальной части 206-му танковому полку».

Очевидно, ветерана подвела память: есть текст приказа по 206-му запасному стрелковому полку о закреплении машин, датированный 6 мая 1942 г. В фондах областного радио сохранилась уникальная запись – репортаж с митинга, посвящённого передаче танков «Иркутский комсомолец»: «Мы в лагере танкистов. Сюда из глубокого тыла только что прибыли танки. Вы слышите их шум. Мощные машины идут лесом. На башнях надписи: «В подарок бойцам Западного фронта», «Смерть немецким оккупантам». Танки останавливаются на поляне. Начинается митинг. Слушайте, говорит командир части, подполковник Василевский: «Товарищи! Сегодня мы принимаем боевой подарок – танки, преподнесённые нам сибиряками. Этот подарок, полученный от жителей Иркутской области, ещё раз напоминает, насколько крепки фронт и тыл, составляющие единый боевой лагерь, и показывает, насколько сильна

наша готовность к окончательному разгрому немецко-фашистских оккупантов. Этот подарок я закрепляю за лучшими из лучших наших экипажей. Овладевайте в совершенстве этими грозными машинами. Становитесь мастерами своего дела. Бейте в упор, давите гусеницами немецко-фашистских мерзавцев до полного их истребления».

Водители и бойцы подходят к танкам. У первой боевой машины – лейтенант Третьяк. Он принимает машину, открывает люк. И вместе с бойцами своего экипажа даёт клятву громить, не жалея себя, врага, отдать, если потребуется, и жизнь за свободу родной земли. Звучит команда: «По местам!» Танки уходят на передовую. Они станут грозой для немецких оккупантов».

Сборка оставшихся Т-26 задерживалась из-за отсутствия комплектующих. Они были отправлены в 7-ю отдельную армию, державшую оборону в Карелии, на реке Свирь, только 10 октября 1942 г.

Боевая судьба уникальной несерийной колонны «Иркутский комсомолец» неясна. Как известно, уже к весне 1942 года в частях действующей армии почти не осталось лёгких танков этого типа: уж слишком уязвимы они были для противотанковой артиллерии противника.

Однако на этом история наших именных боевых машин не заканчивается. Сбор средств шёл все военные годы.

3 ноября 1942 г. начат сбор средств на строительство танковой колонны «Иркут-ский колхозник». Значительные суммы на строительство боевых машин внесли члены колхозов им. Молотова Куйтунского района, «23-я годовщина Октября» Тайшетского района, «Новая жизнь» Черемховского района. К 21 января 1943 г., сообщает газета «Правда», было собрано 58 млн. руб. и 5 кг золота.

Но не только с именем Иркутска связаны именные танковые колонны. В июле 1941 года комсомольцы шахты им. Кирова обратились к девушкам Черембасса с призывом овладеть горными специальностями: стране нужен уголь. За годы войны жители города Черемхова и Черемховского района собрали 13,4 млн. руб. на строительство двух танковых колонн «Черемховский шахтёр».

В 1942 году начат сбор средств на строительство второй колонны «Иркут-ский комсомолец». Всего было собрано  12,3 млн. рублей. На строительство этой колонны было направлено и 55 тысяч рублей, собранных пионерской организацией на танк «Иркутский пионер». В марте 1943-го вторая танковая колонна «Иркутский комсомолец» в составе 20 машин Т-34 была вручена танкистам 237-го танкового полка.

Сегодня об «Иркутских комсомольцах» напоминает мемориальный танк Т-34-85, установленный в областном центре. Нет нужды говорить, что эта конкретная машина не имеет непосредственного отношения к тем танковым колоннам – она лишь символ. Впрочем, и у танка № 4100855 есть своя боевая судьба, теперь уже неразрывно связанная с Иркутском: выпущенный в октябре 1944-го в Нижнем Тагиле, он бил немцев на подступах к Праге.

В июне 1944 г. в состав 40-й гвардейской танковой бригады включена колонна «Иркутский железнодорожник». Иркутяне вместе с жителями других сибирских регионов принимают участие в сборе средств на строительство танковой колонны «Сибиряк». Собрано 19 млн. рублей, боевые машины вручены 2-му гвардейскому танковому корпусу. Всего в Фонд обороны по Иркутской области за военные годы поступило свыше 75 млн. рублей и на 111 млн. рублей облигаций.

На эти средства строили не только танки. В 1942 году командование и партийный комитет Управления НКВД по Иркутской области обратились к чекистам, работникам милиции, пожарной охраны, лагерей и колоний с предложением на свои средства, собранные путём добровольных взносов, построить звено бомбардировщиков «Иркутский чекист» и преподнести его как подарок Красной Армии в день её рождения. В июле 1943 года газета «Восточно-Сибирская правда» опубликовала статью С. Гусятинского под заголовком «Самолёты «Иркутский чекист» доставлены по назначению», в которой сообщала, что самолёты переданы боевым экипажам.

В июле 1944 года наименование «Иркутский рыбак» получила подводная лодка XII серии «М-203». В ноябре 1944 года лодка вошла в состав Каспийской военной флотилии и стала готовиться к перебазированию на Чёрное море. 5 февраля лодка прибыла в порт Поти, но в боевых действиях участие принять не успела – война заканчивалась вдали от Черноморского побережья, а «малютки» XII серии не были предназначены для дальних походов.

Подготовил Дмитрий ЛЮСТРИЦКИЙ, «Восточно-Сибирская правда»

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер