издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ограничение на труд

Инвалидам не предлагают работу, их «кормят» пенсиями

В этом году в Иркутской области устроиться на работу пытались 5,9 тысячи инвалидов. Но в службу занятости пришёл только каждый десятый из тех, кому рекомендовано работать. Оставаться «при пенсии» у инвалидов масса резонов, говорят эксперты. От отсутствия элементарной инфраструктуры, чтобы люди могли подъехать к работе, до лишения региональной поддержки предприятий, которые используют «специфический» труд. Но есть и ещё одна любопытная деталь: у некоторых пенсии выше, чем предлагаемая зарплата.

Из этих 5,9 тысячи статус безработного получили 5087, рассказал «Конкуренту» полномочный представитель областного объединения профсоюзных организаций в Заксобрании Валерий Лукин. Работу нашли 2202 инвалида. Аналогичная картина в столице региона. В центре занятости Иркутска «Конкуренту» сообщили, что с января по 1 ноября 2009 года к ним пришли 812 инвалидов, 629 были признаны безработными, работу нашли 139 человек. Между тем «рекомендации к трудоустройству» в Иркутской области имеют не менее 56 тысяч инвалидов. Нетрудно посчитать, что воспользоваться правом поработать решил только каждый десятый. По крайней мере, именно столько обратилось в службу занятости. Это на 1,4 тысячи больше, чем год назад, да и «скрытого» трудоустройства никто не учитывал. Некоторые эксперты полагают, что когда перед инвалидом встаёт выбор – пенсия или работа, некоторые вынуждены выбрать пенсию. Она просто выше.

«Обескровили нас»

«Нашей теплотрассе за тридцать было, старые работники не помнят, когда её ремонтировали, – говорит директор УПП «Бытовик» ВОС, председатель Иркутской региональной организации Всероссийского ордена Трудового Красного Знамени общества слепых Галина Катрук. – А в производственных цехах перекрытиям и вовсе было более 100 лет». Несколько лет назад «Бытовик» получил и новую теплотрассу, и перекрытия, была отремонтирована часть производственных помещений. 1,65 млн. рублей получили в рамках реализации закона о квотировании рабочих мест. «Если бы не ремонт, мы бы уже не работали, – уверена Галина Катрук. – А так нам удалось сохранить свои 55 рабочих мест. И сейчас создаются новые». В рамках программы оказания помощи в занятости инвалидам было создано 21 рабочее место, в том числе 6 специалистов работают в тифлокомпьютерном классе, где ежегодно обучаются 25–30 инвалидов по зрению. «Этот класс не просто единственный в Иркутской области – подобных ему нет от Урала до Дальнего Востока», – говорит Галина Катрук. Сейчас 15 человек уволены. Денег на зарплаты больше нет. Остались только шесть преподавательских ставок.

В мае 2009 года областной парламент вместо старого закона «О квотировании рабочих мест для инвалидов в Иркутской области» принял другой. Разница в названии – в двух словах. Теперь он зовётся «Об отдельных вопросах квотирования…». И именно этот документ обрубил весь денежный поток. «Областные программы занятости, профподготовки инвалидов он просто обескровил», – сказал специалист по связям с общественностью Иркутской областной организации общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов» Антон Ставров. По старому закону предприятия, не бравшие на работу инвалидов, должны были платить деньги в облбюджет. За пять лет работы закон принёс в бюджет 500 млн. рублей, 300 из которых ушли на соцпрограммы поддержки инвалидов, говорит Валерий Лукин. «В 2008 году мы получили от работодателей около 80 млн. рублей, а на программы реабилитации ушло только 15 млн. рублей», – отметил он. Однако после смены федерального законодательства областная прокуратура вынесла протест, и депутаты в конце концов сдались и убрали из своего закона обязательные платежи.

Пока деньги в областную казну шли, в региональном министерстве соцразвития, опеки и попечительства работала специальная комиссия, отбиравшая проекты по квотированию. За счёт этих средств в основном «латались» существующие предприятия. А иначе – закрытие. К примеру, в прошлом году Всероссийское общество глухих из-за убытков объявило о распродаже всех своих предприятий по России. Антон Ставров уверен: не оборвись областное финансирование, новые проекты имели бы шанс на развитие. В благополучном 2007-м на рассмотрение комиссии были поданы 16 разработок ценой от нескольких сот тысяч до 7 млн. рублей. Причём самые интересные – от ЧП. «Был, к примеру, у нас такой предприниматель Владимир Лемешонок, – говорит Антон Ставров. – Под Саянском у него своя кроликоферма. В 2007-м он получил областные деньги и готов был трудоустроить не менее 30 инвалидов».

Теперь денежный поток закрыт. И у работодателей появился серьёзный соблазн избавиться от инвалидов и нанять более продуктивный персонал. Валерий Лукин напомнил, что теперь это стало даже удобнее: законодатель, помимо прочего, ещё облегчил жизнь малому бизнесу: раньше места для инвалидов должны были резервировать все, у кого работают более 30 человек, сейчас – более 100. «А зарубежный опыт говорит, что самое большое количество мест для инвалидов создаётся именно в малом бизнесе», – сказал Лукин. Продукция у инвалидов специфичная. «Бытовик» выпускает матрасы всех модификаций, постельное бельё, подушки, халаты, столярные изделия, корпусную мебель. Львиную долю заказа до нынешнего года обеспечивали бюджетные учреждения Иркутской области. Но из-за кризиса финансирование на мягкий инвентарь в бюджете области предусмотрено не было. Те же «Узоры» потеряли на этом около 5–7 млн. рублей. У «Бытовика» выпуск продукции пока увеличивается.

В 2008 году было выпущено на 12,8 млн. рублей, план на этот год – 13 млн. рублей (для сравнения: в 2006 году – 8 млн. рублей).

«Мы стоим на той же ступеньке рынка, что и все остальные предприятия, – говорит Галина Катрук. – А работники совсем другие. Мы обязаны сократить людям рабочий день на час, отвезти на работу и обратно, оборудовать специализированные рабочие места. А производительность у инвалида меньше. Каждый матрас собирается вручную. Каждая пружинка проходит через руки сборщика пружинных блоков. Автомат делает 10 блоков за час, инвалид – пять за смену. И при всём этом мы обязаны обеспечить ему минимальный размер оплаты труда – 4 тысячи 330 рублей. Нам говорят: ну вот же в Швеции инвалиды пробочки накручивают на специи. Так они там не за зарплату, а за госдотацию работают! Если у нас дотаций не будет, никаких новых мест мы создать не сможем, дай нам Бог сохранить те, что есть. Предприятия при таком подходе к занятости инвалидов, как в этом году, создавать рабочие места без госдотации не смогут. И даже если такие места будут созданы, обеспечить инвалидов заказами и выполнить все требования, предусмотренные законодательством РФ, просто невозможно. Получается одно из двух – либо сохранять рабочие места для инвалидов с нарушением Трудового кодекса, либо максимально сокращать рабочие места».

«А зачем мне трудиться?»

«У незрячих хорошая память», – говорит Галина Катрук. И выдаёт: пять лет назад в Иркутской области насчитывалось около 160 тысяч инвалидов. По данным на 1 октября 2009 года, их уже 228,8 тысячи человек. За пять лет рост инвалидности составил более 50%. В среднем за год – 8–9%. 950 предприятий региона готовы были принять инвалидов на 9,5 тысячи мест. Заняты же только 6,3 тысячи вакансий. Эксперты «Конкурента» сходятся во мнении: часто инвалидов просто не устраивает то, что им предлагают профессии вахтёров, сторожей, дворников и разнорабочих. «Позиция иждивенчества у некоторых очень сильно выражена, – говорит Антон Ставров. – Пенсии идут вовремя, как и ЕДВ. Люди говорят: «Зачем мне работать?». Да ещё и с 2003 года, когда ужесточились условия получения инвалидности, всех преследует страх: найдёшь работу – пенсию снизят или отнимут. А копеечка, она всегда нужна».

Живой пример: инвалиды первой группы третьей степени могут оформить в органах опеки и попечительства уход за собой. «Иной раз студент или собственный внук якобы осуществляет уход за инвалидом, – говорит Галина Катрук. – Инвалид получает дополнительно  около 1,5 тысячи, а студент, ничего не делая, – готовенький трудовой стаж». Часто на пенсию инвалида умудряются жить его родные, рассказывает Антон Ставров. Егор (имя изменено. – Авт.) – умственно отсталый инвалид детства, а несколько лет назад отморозил ноги. С тех пор его пенсия в семь тысяч – лакомый кусок для собственной матери. Она не работает, пьёт. Как только приходит день пенсии, мама появляется дома, отбирает у сына деньги и снова пропадает на месяц. Маме есть за что бороться. Даже если бы она усердно работала, её трудовая пенсия по старости составила бы всего 5,3–5,6 тысячи рублей.  

Зачастую получается так, что инвалиды мечтают работать, а вот более здоровые люди норовят «выбить» себе инвалидность. Как рассказал «Конкуренту» 55-летний Иван Николаевич (имя изменено. – Авт.), несколько лет назад он «купил» инвалидность у знакомого врача в одной из психиатрических клиник Иркутска. «А что мне оставалось делать? У меня варикозные шишаки висят с кулак, желчный удалён, а врачи сказали, что я трудоспособен. Купил себе «болезнь головы», – говорит он. Сейчас Иван Николаевич не работает, живёт на пенсию по инвалидности, которая составляет более пяти тысяч рублей. Его соседке Тамаре тоже 55. Удаление матки, одной молочной железы, грыжи, операция на кишечнике, диабет тоже оказались недостаточными. Зато два года назад участковый врач дал ей телефон знакомого доктора. Пять тысяч – и справка на руках. Эти пять тысяч за два года с лихвой окупились. Тамара посчитала – её трудовая пенсия была бы минимум на две тысячи меньше.

Каков уровень безработицы среди инвалидов в той же Иркутской области, в службе занятости не знают, говорит Валерий Лукин. В отличие от числа получающих пенсию. Федеральный закон о соцзащите инвалидов принят 14 лет назад, однако его положения о занятости инвалидов – бумажные. «Власти должны резервировать рабочие места для профессий, наиболее подходящих для инвалидов. Нет такого, – говорит Валерий Лукин. – Для каждого предприятия, где есть квота для инвалидов, власти обязаны установить количество специальных рабочих мест для инвалидов в счёт квоты. И снова – нет такого». Контролировать исполнение всех этих норм должна прокуратура. Но она молчит.

Многие инвалиды хотят работать. И кому удаётся найти достойный труд, работают отлично, сошлись во мнении все эксперты. Но искать работу часто приходится без помощи государства. Статистики, сколько инвалидов занимается своим бизнесом, нет. «Я знаю, что в Иркутске работает одна довольно успешная фирма, занимающаяся канцелярией, – говорит Антон Ставров. – Владельцы, муж и жена, – инвалиды». Сам Антон – типичный пример того, как пробиваются. По статистике, инвалиды учатся во всех вузах региона. «А вот после диплома розовые очки спадают – на работу тебя никто брать не собирается», – говорит он. Антон несколько лет назад вышел за порог биолого-почвенного факультета ИГУ со специальностью «эколог». Ткнулся на авиазавод – не приняли. Но природный азарт и  коммуникабельность взяли своё. Ещё в студенчестве он окончил «Школу молодого лидера» и стал работать в областном отделении ВОИ. «Сейчас уже за свои деньги планирую получить специальность соцработника, всё-таки это моё любимое дело, – говорит он. – Хотелось бы в будущем уехать в Москву».

Но таких, как Антон, – единицы. Система, которая не обеспечила людям условий для полноценного труда, вынуждает их «садиться» на пенсии. «Если мы сейчас не сформируем условий для создания специальных рабочих мест для людей с ограниченными возможностями, то настанет время, когда государство не сможет вытянуть такую армию инвалидов, – говорит Галина Катрук. – Кто тогда нас будет кормить?». Об этом, кстати, задумался и премьер Владимир Путин. В 2010 году будет реализована федеральная целевая программа «Доступная среда для инвалидов», заявил он недавно. «Она наверняка появится на условиях софинансирования, – говорит Валерий Лукин. – Нам необходимо безотлагательно заняться разработкой своей программы». Лукин напомнил, что в 2009 году возобновил свою работу Совет по делам инвалидов при Президенте РФ. Дмитрий Медведев настаивает на том, чтобы аналогичные советы в регионах возглавили губернаторы. Так статуснее будет.

В 2010 году федеральный бюджет составит около 10 трлн. рублей. 4 трлн. из них – это различные виды пенсий и дотаций. «Несмотря на свой недуг, большинство инвалидов хотят трудиться, – уверена Галина Катрук. – Хотят создавать нормальные семьи, растить детей. Но без государственной помощи это невозможно». «Это такая беда, которая может коснуться каждого», – сказал Валерий Лукин. Статистика это подтверждает: сегодня в регионе каждый девятый – инвалид.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector