издательская группа
Восточно-Сибирская правда

О пашне Приленья замолвить бы слово

  • Автор: Людмила НЕРАТОВА, краевед, Киренск

Я пишу вам из Киренска. Сейчас пенсионерка. Ранее работала в редакции местной газеты, потом была избрана секретарём городского Совета, заочно училась в госуниверситете и закончила трудовую деятельность в должности учителя истории. Но всегда меня волновали вопросы и дела сельского хозяйства, я и сейчас с большим интересом читаю материалы обозревателя Геннадия Пруцкова. И он и другие журналисты «Восточки» с большой тревогой пишут об исчезновении деревень на Ангаре. А у нас на Лене деревни не уходили на дно рукотворных морей, но большинство из них тоже словно корова языком слизнула.

По данным райархива,   в 1924–1928 гг. в Киренском районе существовало 92 сельских поселения (сёла, деревни, выселки); в них насчитывалось 1678 крестьянских дворов.

По данным устава Киренского района от 7.09.2000 года, в районе осталось 26 деревень, 4 села и 12 мелких поселений в 2-3 хозяина. Поля заброшены, зарастают лесом и бурьяном, посевные площади сокращены до минимума.

Обидно всё это видеть и сознавать. Ведь наши ленские деревни имеют историю в несколько веков. И вплоть до перестроечных времён они кормили хлебом, овощами, картофелем огромные северные территории.

Славились наши колхозы не только высокими урожаями зерновых, картофеля и овощей, но и высокими надоями — наши фермы, личные подворья давали очень качественное вкусное молоко. Имелись в сёлах свои маслозаводы, на полях работала техника. Существовал райсемхоз на базе деревни Балашовой, снабжавший семенным элитным зерном все колхозы нашего и соседних районов. В 50-е годы на полях этой деревни работал мелиоративный отряд. Была очищена от лесов значительная площадь, созданы, установлены поливальные установки, артезианский колодец. 

И вот всё это куда-то вмиг подевалось. Заросли поля дикой коноплёй и сосняком, ходят туда люди по грибы. Появились в деревне лихие лесорубы. Сначала валили в тайге круглый лес и увозили его летом на баржах неизвестно куда и кому; теперь лес распиливают на месте и пиломатериал тоже увозят куда-то. Что от этого чёрного бизнеса имеют район и крестьяне? Да ничего — доску  для ремонта дома не достать. 

Прошлым летом центральная часть России страдала от пожаров и засухи. Вот этих явлений природы в нашем Приленье почти никогда не наблюдалось. Обратить бы внимание, оделить бы заботой наше приленское село – оно бы сторицей отплатило за государственное внимание к себе. Да только пока судьба его никого не интересует. И на вопрос о том, когда начнётся возрождение сёл и деревень на Лене, ответа нет. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector