издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«У нас есть то, чего нет во многих других странах»

Генри Роуэн – бывший президент американского научно-исследовательского центра RAND Corporation. Эту организацию называют не иначе как «фабрика мыслей», а её услугами пользуются такие гиганты, как Ford Motor, Pfizer, Гарвардский и Стэнфордский университеты, ООН, Еврокомиссия и Всемирный банк, фонды Сороса и Рокфеллера и даже минздрав Китая. Сейчас Генри Роуэн является профессором Института международных исследований имени Фримена Стэнфордского университета и почётным старшим научным сотрудником Азиатско-Тихоокеанского исследовательского центра имени Уолтера Шорстейна. В России американский эксперт побывал на форуме «Русские инновации». После встреч в Кремле и Сколково 86-летний Генри Роуэн рассказал Олегу ВОРОНИНУ, чего не хватает другим странам для привлечения талантливых учёных и создания современных разработок.

– Профессор, не могли бы вы рассказать о вашем опыте работы и о той роли, которую играет RAND Corporation в рамках современной политической, экономической и особенно инновационной системы США? Ведь вокруг корпорации сложилась масса мифов, в России некоторые считают её чуть ли не центром принятия решений и, так сказать, «сердцевиной тайной власти» в мире

– Вы требуете от меня слишком многого (смеётся). Я пришёл в RAND молодым исследователем и дорос до президента корпорации. Это большая часть моей жизни, и рассказать всё в одной беседе невозможно. Как проект RAND была создана в 1945 году в рамках Douglas Aircraft Company (ведущая авиастроительная компания США в Санта-Монике, Калифорния. – Авт.) для того, чтобы следить за развитием новых технологий после второй мировой войны. Уже в 1948 году на средства Фонда Форда проект превратился в независимую некоммерческую организацию, но, оставаясь таковой, она проводит коммерческие исследования. Они могут финансироваться государством или частными фондами. Спектр исследований очень широк: области ядерных технологий, вооружения, авиации, социальных наук, сфера международных отношений, теория игр, которая была совершенно новым научным направлением.

– Каким образом вы оценивали эффективность работы RAND, будучи президентом?

– Стандартный ответ звучал бы так: по академическим публикациям. Но иногда это невозможно. В академическом мире единственное, что имеет значение, – это публикации и призы, такие как Нобелевская премия (в RAND много нобелевских лауреатов. – Авт.) или Научная медаль (высшая научная награда в США. – Авт.). Некоторые публикации были засекречены, некоторые – публичны. Но нас больше волновало качество идей и их оценка другими исследователями в нашей стране и в мире.

– Можете ли вы привести примеры тех компаний, которые сформировались вокруг идей, родившихся в недрах RAND?

– Одна из идей, которая родилась в RAND и оказалась очень важной, – пакетная коммутация в телефонной связи. Раньше телефонная система выглядела как пара проводов из пункта А в пункт В. У RAND появилась идея взять сообщение в пункте А и разбить его на фрагменты, через долю секунды всей эти фрагменты собирались в правильном порядке в пункте В. Это была превосходная идея. Метод пакетной коммутации первоначально использовался в государственной компьютерной сети ARPANET (созданной по заказу ARPA – управления перспективного планирования научно-исследовательских работ министерства обороны США. – Авт.), а затем составил техническую основу Интернета. Далее наши исследователи проводили экспериментальные работы по  использованию  значительно больших пакетов с более подробными данными вызова и с повышенной скоростью передачи, так появились  волоконно-оптические системы с иерархией SONET и SDH. 

– Почему США обладают самой мощной инновационной экономикой в мире?

– Во-первых, у нас большую роль играют университеты. Во-вторых, это лёгкость, с которой можно основывать компании. И если у вас есть стоящая идея, то шансы найти финансирование достаточно высоки.

– Как много времени требуется, чтобы основать компанию?

– В Калифорнии вы можете управиться за неделю. Конечно, нужно ожидать, что большинство новых компаний потерпят неудачу.

– К чему сводится роль государства?

– Роль государства сводится к трём вещам. Во-первых, оно устанавливает правила. Во-вторых, государство финансирует основную массу фундаментальных исследований и тех, чьи результаты не имеют очевидного применения. Третья категория, которая сегодня не так уж и важна, как в прошлом, – это министерство обороны. Вернёмся опять же к Интернету. Его создание финансировало управление перспективного планирования, поскольку он рассматривался лишь как средство улучшения работы компьютеров, которые могли пригодиться военным. Но затем разработками заинтересовался Национальный научный фонд, и в итоге появился Интернет.

Что касается местных правительств, таких как правительство штата Калифорния, они не играют практически никакой роли. 

– Могли бы вы привести примеры наиболее важных законодательных актов, которые регулируют инновационный процесс?

 – Существует большая категория некоммерческих организаций, имеющих специальный налоговый код. Это могут быть исследовательские организации или благотворительные для помощи бедным. Университеты тоже являются некоммерческими организациями и не платят налоги. Они должны служить общественным целям, давать образование, проводить исследования. Что же касается государственного финансирования, есть определённая категория прикладных исследований, которые нужно поддерживать. Например, вакцины от инфекционных заболеваний. Существует государственная программа поддержки таких целенаправленных исследований в рамках университетов. Или программа создания топлива с низким содержанием углеводорода.

– Если у группы исследователей из университета есть идея, но для исследований нужны средства, куда они пойдут?

 – Они могут попытаться получить финансирование из Национального научного фонда. Если это исследование в области биологии и медицины, они пойдут в Национальный фонд здоровья. В фондах есть панели экспертов, которые получают заявки, оценивают их и дают финансирование лучшим проектам. Всё это делается анонимно. Люди, которые подают заявки, не знают, кто их будет оценивать. 

– Люди, работающие в Национальном научном фонде и Фонде здоровья, – учёные или бюрократы?

– Учёные.

– Кто и как проводит оценку их работы?

– Хороший вопрос! Есть небольшое подразделение, которое находится при аппарате президента и называется отделом науки и технологии. При каждом агентстве или фонде есть внешние структуры, что-то вроде консультативных советов – они следят за этим. Также есть комитеты в рамках Конгресса США, оттуда приходят деньги, конгресс также контролирует деятельность Национального фонда исследований. Но здесь есть и проблемы. Для реализации больших проектов нужны годы, но конгресс принимает решение о продолжении финансирования на ежегодной основе, это большая проблема, здесь есть место для лоббирования и даже для коррупции.

– Ну, так уж государство устроено. Разве может быть по-другому?

– В других странах ситуация обстоит лучше. Например, в Швеции, Финляндии, Сингапуре. Большинство правительств принимают более долгосрочные решения.

– Но всё-таки именно в США приезжает больше всего талантливых людей. 

– У нас хорошие институты, неплохая университетская система. Пройдите по любому кампусу и обратите внимание на этническую разнородность. Мы не смогли бы функционировать, если бы не обладали таким уровнем открытости. Сейчас американское иммиграционное законодательство ухудшается. Ведь мы могли привлекать людей из всех стран. Они приезжают сюда учиться и остаются. Возьмите список самых крупных компаний Кремниевой долины и обратите внимание на имена руководящего состава, это люди со всего мира. И последнее: у нас есть то, чего нет во многих других странах. Здесь образован мировой центр венчурного капитала, а это ключевой элемент инновационной системы.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА 
Генри С. Роуэн (Henry S. Rowen). Долгожитель, родился 11 октября 1925 года. Американский политик, экономист и академик. Роуэн начал карьеру как экономист в «мозговом центре» «Корпорации РЭНД» (RAND Corporation, Santa Monica, California think-tank), где работал в 1950–1953 годах и затем снова в 1955–1960. В 1967–1972 был президентом «Корпорации РЭНД» (RAND Corporation). 
В 1989–1991 Роуэн служил советником министра обороны США по вопросам международной безопасности при министре обороны Дике Чейни. С 1983 года Роуэн – главный научный сотрудник по войне, революциям и миру в Институте Гувера (Hoover Institution). Служил под началом президентов Рейгана и Буша в качестве председателя Национального совета по разведке (1981–1983). 
Сейчас является почётным старшим научным сотрудником Азиатско-Тихоокеанского исследовательского центра им. Уолтера Шорстейна, профессором Института международных исследований им. Фримена Стэнфордского университета.
Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector