издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вокруг безумно цвёл багульник...

  • Автор: Софья ШЕМЯКИНА, сотрудник ИОХМ, для «Восточно-Сибирской правды»

«Побывал опять на Байкале – уж как я могу без Байкала жить!.. Красота! Красота родных мест!.. В Саянах полазил. Трудновато было, но, знаете, ужасно интересно. Там озеро есть в горах с прозрачной, чистейшей и очень вкусной водой. А вокруг! Вокруг безумно цвёл багульник!..»

Так говорил в свой 80-летний юбилей в 1971 году сибирский художник, заслуженный деятель искусств РСФСР Борис Иванович Лебединский. Картину «Багульник в Саянах» Лебединский впервые показал в 1922 году на выставке Иркутского общества художников (в настоящее время полотно хранится в Иркутском областном художественном музее). Всё восхищение художника огромными просторами Прибайкалья, Саянами, красотой цветущего багульника отразилось в этой работе. Впоследствии «Байкал», «Тайга сибирская», излюбленные темы художника, много раз повторялись в его графических и живописных полотнах. Приехав в наш край ещё до начала Октябрьской революции в 1917 году, Борис Иванович и не думал, что останется здесь навсегда. Хотелось увидеть дальние уголки Родины, пописать этюды, а затем вернуться в Петроград для дальнейшего творчества. Но Сибирь его не отпустила, захватила молодого художника сразу и навсегда.

Борис Иванович Лебединский родился в 1891 году в городе Луге Петербургской губернии. Городок был небольшой, с очень красивыми окрестностями, и туда каждую весну приезжали художники – на этюды. Борис Иванович рассказывал, как, будучи мальчиком, встретил в лесу знаменитого пейзажиста Ивана Ивановича Шишкина. Имя его он узнал позднее. Шишкин показался ему настоящим бородатым великаном, а то, как он писал этюд, просто поразило и захватило новизной. Эта встреча во многом определила дальнейший путь Бориса Ивановича. После окончания гимназии Лебединский едет в Петербург и поступает в Центральное училище технического рисования барона Штиглица, а затем переходит в Петербургскую школу Общества поощрения художников, где преподавали Рылов,  Билибин, Рерих, Матэ. Именно Матэ, этот замечательный мастер гравюры, с особым вниманием отнёсся к способному ученику, увидел в нём будущего талантливого графика. Лебединский, виртуозно владея техникой офорта, говорил: «Оттолкнулся от некоторых работ Шишкина – это большой великолепный мастер графики. Всю жизнь у него учусь…». Матэ сам ориентировал ученика на Шишкина. Говорил: «Мастерище!» В дальнейшем Лебединскому стали подвластны и такие техники, как линогравюра, литография, акватинта. Он стал зачинателем станковой гравюры в нашем Сибирском крае. Работал в своей мастерской и испытывал там разные технические приёмы для создания эстампов. По собственным чертежам Лебединский соорудил офортный станок. Преподавал в Иркутском художественном училище.

Борис Лебединский

Будучи человеком высокой внутренней культуры и большой профессиональной выучки, Борис Иванович принял участие в выпуске Сибирской энциклопедии, в 1926 году его назначили заведующим картинной галереей в Иркутске (ныне – художественный музей). На протяжении пятилетнего срока Лебединский сумел расширить фонд галереи и перестроил экспозицию, доведя её до уровня столичных музеев. В то время он возглавлял в Иркутске комиссию по охране памятников старины и искусства. С самого приезда в Иркутск Борис Иванович интересовался историей города. Изучал археологические и архивные материалы. Тема Иркутска стала одной из главных в его творчестве. 

В 1811 году в честь десятилетия правления Александра I в Иркутске был заложен памятник в виде триумфальных ворот, но впоследствии каменная арка обрела практическое назначение и стала называться Московскими воротами. Стояли они лицом к Ангаре в самом начале улицы Ланинской, которая сейчас называется улицей Декабрьских событий. Это был один из выездов из города, в сторону Московского тракта. Когда в 1928 году прошёл слух, что из-за ветхости фундамента собираются разобрать этот памятник архитектуры, Лебединский сделал литографию и научное описание сооружения, чтобы сохранить изображение ворот для потомков. В 1929 году с его текстом и рисунками выходит альбом «Московские ворота».

В 1981 году Иркутское отделение Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры внесло в план монументально-декоративного оформления Иркутска предложение о восстановлении Московских ворот. В 2011-м, в год 350-летия города, этот проект реализуется, и в числе источников, на которые можно опереться в предстоящей работе, безусловно, оказался и альбом Лебединского.

В 1929 году Борис Лебединский создаёт великолепный большой альбом автолитографий «Иркутский острог». Его появление было связано с археологическими раскопками, которые в конце 1920-х годов вели в Иркутске историки и археологи. Борис Иванович не мог оставаться в стороне. Он обратился не только к «Иркутской летописи» Пежемского и Кротова, но и к архивам – счётным спискам и описям, которые составляли иркутские воеводы и в которых до мельчайших подробностей описывали каждое строение Иркутского острога. Эти тексты он включил в альбом вместе со своими комментариями.

Всю жизнь Борис Иванович был необыкновенно увлечённым человеком, много путешествовал по Сибирскому краю, ему было присуще чувство глубокого понимания сибирского пейзажа. В гравюрах Лебединского отсутствует слепое копирование, они полны света и воздуха, его живописные пейзажи – это гимн седому Байкалу.

«Я не мыслю творчества без сотворчества зрителей, – говорил Борис Иванович, – и не понимаю художников, адресующих своё мастерство избранным. Пишу для людей, жажду быть понятым, а цель одна – настроить их мысли и чувства, на возвышенную любовь к родной земле…»

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер