издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Слово и дело Владимира Потапова

В начале 1988 года в Иркутскую область приехала делегация из правительства СССР и ЦК КПСС, изучавшая на месте кандидатов на пост первого секретаря обкома. Остановились на Владимире Потапове, так что спустя некоторое время его вызвали в Москву на заседание политбюро. Перед ним Михаил Горбачёв лично беседовал с Владимиром Ивановичем около двух часов. А на самом заседании задал только один вопрос: «Когда накормите людей в области?».

(Окончание. Начало в номере «ВСП» от 9 августа)
«Это было для меня и ожидаемо, и неожиданно, – вспоминает Потапов. – Я подумал и сказал: «Михаил Сергеевич, решить продовольственную проблему можно одним путём. Область специфичная, она богата полезными ископаемыми и ресурсами, у нас большой промышленный потенциал, но всё, что мы добываем и производим, централизуется и идёт в Москву. Дайте нам какую-нибудь квоту на цветные металлы, нефтепродукты, продукцию лесопереработки и прочее, дайте нам возможность распоряжаться этими ресурсами, тогда мы решим эту проблему». В политбюро повисла гробовая тишина. Но тут слово взял председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков, произнёсший: «Михаил Сергеевич, мы же всё равно идём к рынку, а то, о чём говорит Потапов, – это элемент рыночной экономики». Его поддержали секретарь ЦК Владимир Долгих и председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Михаил Соломенцев. Так что судьба кресла первого секретаря Иркутского обкома была решена. 

Занявший его Владимир Потапов начал постепенно реализовывать предложенные им нововведения. В том, что сложившуюся систему нужно было менять, он уверен до сих пор. «Она нуждалась в модернизации, нужно было двигаться к рынку, решать вопросы собственности и земли, это очевидно, – подчёркивает он. – Но не надо было это делать так, как было сделано, в стиле «берите, сколько сможете унести». На вопрос журналиста «ВСП» о том, почему же реформы пошли не так, он задумчиво отвечает: «Не знаю, то ли Горбачёв это делал из какого-то умысла, то ли из-за недостатка компетентности. Я склоняюсь ко второму варианту, не было у него достаточной подготовки для того, чтобы такой огромной страной руководить. Это чувствовалось: если на первых порах у меня было внутреннее расположение к нему, я в его  кабинет заходил с желанием работать, то дальше убеждался в том, что слов много, а дела мало». 

Но 23 года назад было не до таких вопросов, нужно было решить, как наполнить пустые полки в продуктовых магазинах и избавиться от системы талонов. В промышленном отношении область была неимоверно развита, она входила в первую десятку регионов СССР, однако сельское хозяйство было в гораздо худшем положении: во-первых, наша территория простирается на шесть климатических зон, а во-вторых, его развитию уделялось недостаточно внимания. «Мы в бюро обкома поставили стратегические задачи, в первую очередь по развитию животноводства и растениеводства, а также социальной инфраструктуры на селе», –  отмечает Потапов. В то время, когда он руководил областью, ежегодно в деревнях и сёлах вводили в строй по 20 детских садов. Но это только косвенно влияло на сельское хозяйство, напрямую его развитию способствовало укрепление системы подшефных хозяйств при крупных промышленных предприятиях. Кроме того, только за один год было построено 12 перерабатывающих производств, пять из которых разместились в Усть-Ордынском округе. А начало положил один случай.

Визит в Иркутск Михаила Горбачёва

«Однажды ко мне на приём пришёл Александр Пасков, который одним из первых у нас в области стал фермером, – вспоминает Владимир Иванович. – Он рассказал, что хочет заняться фермерским хозяйством, но ему не дают земли». Первый секретарь обкома, недолго думая, посадил его в служебную «Волгу», и вместе они поехали в посёлок Дзержинск, где стояли четыре заброшенных фермы. На вопрос, что он сможет сделать на их месте, Пасков рассказал, что собирается разводить живность, а потом построить мясоперерабатывающий цех. «Мы ему помогли, он за год там что-то сделал, и тогда родилась идея собрать на этом производстве секретарей горкомов и райкомов, председателей городских и районных исполнительных комитетов, которые решили этот опыт перенять», – заканчивает эту историю экс-руководитель Иркутской области. 

Кстати, помимо подобных выездных совещаний он ежемесячно проводил приёмы за пределами Иркутска. Один из них, проходивший в Черемхове, продлился 13 часов – с трёх часов дня до четырёх часов ночи. Подобные приёмы проводились и в Усть-Илимске, и в Саянске, и в Зиме. А в Иркутске к Владимиру Ивановичу можно было попасть, просто записавшись в отведённый для встреч с горожанами день. «По такой методике все руководители работали», – говорит он. И тут же добавляет, что заслуга в развитии области принадлежит не только ему, работавшему по обычной схеме, но и окружавшей его команде – бюро обкома партии и облисполкому, а также таким работникам, как Лев Платонов, Виктор Игнатенко, Михаил Винокуров, Виктор Круглов, и многим-многим  другим руководителям предприятий, партийных и комсомольских организаций. Сожалеет Владимир Иванович только о том, что уговорить пойти на пост председателя облисполкома не удалось главу Усольского свинокомплекса Илью Сумарокова – тот отказался и предпочёл руководить ещё только разворачивающимся сельхозпредприятием (об этом подробно сказано в книге «Главное в политике – экономика», которую Потапов пишет в настоящее время).

Для реализации этого и других начинаний очень важно было найти поддержку со стороны руководителей государства. И они – если быть точным, Николай Рыжков, Владимир Долгих, председатели Совета Министров РСФСР Виталий Воротников и Владимир Власов, а также министр среднего машиностроения СССР Ефим Славский и министр металлургии СССР Олег Сосковец – её оказывали. В самой Иркутской области помимо тех, кто уже был перечислен, реальными проводниками новой экономической политики стали такие люди, как директор АНХК Борис Блудов, директор Иркутского авиационного завода Геннадий Горбунов, руководитель завода тяжёлого машиностроения им. Куйбышева Евгений Мармонтов, глава производственного объединения «Белореченское» Гавриил Франтенко, начальник Главвостоксибстроя Николай Мацуль, начальник Главснаба Виталий Курилов, председатель президиума Иркутского научного центра СО РАН Николай Логачёв, председатели Иркутского городского Совета Николай Салацкий и Юрий Шкуропат, заместитель председателя исполкома областного Совета народных депутатов Иннокентий Мельников, начальник областного управления торговли Александр Третьяков, секретарь Ангарского горкома КПСС Василий Сумин, первые секретари Братского горкома Александр Елохин и Борис Гетманский, первый секретарь Усть-Кутского горкома Иван Панчуков, секретари Иркутского горкома Валентина Шиверская и Куйбышевского райкома Валентина Каймонова. Есть в этом списке и бывшие в то время комсомольскими работниками Анатолий Орлов, Виктор Воронов, Владислав Поздняк, Николай Мельник, Игорь Гринберг, начальник Управления КГБ СССР по Иркутской области Иван Федосеев, заведующий отделом обкома Юрий Чайка, директор дорожно-строительного кооператива «Труд» Юрий Тен и главный редактор «Восточно-Сибирской правды» Геннадий Бутаков. 

Себе и своей команде Владимир Потапов вполне справедливо ставит в заслугу то, что Иркутская область в марте 1990 года одной из первых в СССР отказалась от талонов на питание. Есть и ещё одно достижение, из разряда личных: когда в конце 80-х годов начались национальные конфликты на Северном Кавказе, он добился того, чтобы призывников из Иркутской области не отправляли в Чечено-Ингушскую АССР. «Мы с военкомом эту линию гнули, хотя сопротивление было огромным, мне министр обороны Язов лично по этому поводу звонил, да и Горбачёв к себе вызывал, – замечает Владимир Иванович. – Но своего мы добились, и с 1989 года никого в Чечню не призывали».

Наш ответ Бейкеру

Таких результатов он достиг на посту первого секретаря обкома, но на этом политическая карьера Потапова не закончилась. После 1990 года он возглавлял Совет народных депутатов Иркутской области и в этом качестве участвовал в организации переговоров между государственным секретарём США Джеймсом Бейкером и министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе, которые проходили в нашем городе. На них он из уст госсекретаря услышал комплимент в адрес руководства Советского Союза за становление демократии и в особенности за события, происходившие в то время на Кавказе. Владимир Иванович высказал свою точку зрения, противоречащую словам Бейкера. И каково же было его удивление, когда отнёсшийся к ней настороженно госсекретарь после переговоров предложил ему вместе прогуляться по городу. 

На набережной Ангары, возле того места, где раньше стоял посвящённый первопроходцам шпиль, а сейчас установлен памятник Александру III, Бейкер спустился к реке и, ополоснув руки и удивившись чистоте воды, поинтересовался, почему по всей России идут акции протеста, а в Иркутской области спокойно. «Я ему ответил, что у нас не только вода чистая, но и люди, – в подробностях пересказывает Владимир Иванович события двадцатилетней давности. – А на второй вопрос ответил вопросом: «А вы что, хотите, чтобы не было спокойно? Сибиряк – это медведь, которого лучше не будить». На том и закончился разговор госсекретаря США и председателя парламента Иркутской области. Впрочем, сейчас Владимир Иванович считает, что касками всё-таки следовало стучать… для того, чтобы предотвратить развал СССР. 

А 20 лет назад беседа с Бейкером имела для него далеко идущие последствия. Через какое-то время Потапова вызвал к себе Горбачёв и предложил ему стать чрезвычайным и полномочным советником по экономическим вопросам СССР в Республике Гвинея (попутно рассказав о «новом мышлении» во внешней политике). Близился распад Советского Союза, после которого Потапов своими глазами наблюдал, как страна сворачивает зоны влияния и уходит из Африки. Он, прекрасно знавший, на каких условиях из Гвинеи шло сырьё для алюминиевой промышленности, видел, как государство отказывается от выгодных контрактов. Когда Владимир Иванович вернулся в Россию, ему предложили продолжить работу в Министерстве иностранных дел и курировать вопросы, связанные с Содружеством Независимых Государств. Однако начальник отдела кадров МИД Юрий Наумов (кстати, бывший работник Иркутского обкома КПСС) в беседе тет-а-тет сказал ему, что СНГ является «мёртвым механизмом». Кроме того, в Москве Владимир Потапов встретился с Юрием Ножиковым и генеральным директором компании «Лензолото» Валерием Авловым, которые предложили ему вернуться в Иркутскую область.  

«Лежать на боку я не собираюсь» 

В 2004 году Владимир Иванович был избран депутатом Законодательного Собрания Иркутской области и четыре года возглавлял комиссию по противодействию коррупции. Он хотел баллотироваться и на следующий срок, да помешали чисто субъективные обстоятельства. «Наверное, то, что я рассказал, говорит о том, что лежать на боку я не собираюсь, – подводит он итог почти двухчасовой беседы с журналистом. – Там, где нынешнее руководство области считает нужным использовать мой опыт, я им с удовольствием делюсь». Когда звучит вопрос о том, обращается ли кто-то из областного правительства к нему за помощью, Владимир Иванович загадочно улыбается и говорит: «Не без этого». И напоследок делится своим рецептом того, как Иркутская область может вернуть былое экономическое положение. Для этого нужно развитие всего трёх отраслей: химической промышленности вкупе с переработкой газа и нефти, строительной индустрии и сельского хозяйства. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector