издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бриллианты нужно носить всем!

Иркутян научат разбираться в драгоценностях

Народная мудрость гласит: кому-то суп жидковат, а кому-то жемчуг мелковат. Так вот, устарела эта народная мудрость. Благосостояние местного населения так возросло, что эта пословица теперь говорит об одном и том же человеке. Бриллианты – лучшие друзья не только девушек, увесистый драгоценный камень вообще универсальный лучший друг: с течением времени он только набирает цену, представляя собой и финансовое «третье плечo», и надёжный экономический тыл одновременно. С этими мыслями «Иркутский репортёр» направлялся на интервью к главному специалисту-геммологу одной из крупных ювелирных сетей магазинов Иркутска Екатерине Золотарёвой. Хотелось поговорить о драгоценностях, что сейчас носят иркутяне и правильно ли это делают, но разговор получился, как всегда, о людях.

Зачистить и заценить

Может создаться впечатление, что речь идёт о чисто рекламной акции. Но накопленный опыт таков, что его хватило бы на репрезентативное социологическое исследование. В начале лета в городе появились плакаты, что в  сети ювелирных магазинов можно провести бесплатную чистку и оценку своих драгоценностей, – эти плакаты висят и по сей день. К концу лета у «Иркутского репортёра» созрел вопрос: кто и что чистит и, соответственно, что носят иркутяне и как относятся к своим драгметаллам и камешкам.  

Екатерина Золотарёва объясняет причины, побудившие компанию объявить эту благотворительную акцию:

– Некоторые камни по своим минералогическим особенностям притягивают жир – в основном это касается  топазов и бриллиантов. Раньше, кстати, так проверяли  подлинность драгоценных камней: капали на поверхность подсолнечным маслом, и на драгоценности оно оставалось на месте, прилипало, а на полированном стекле капля стекала. Это же положено в основу промышленной добычи алмазов: руду при обогащении высыпают на поддоны с животным жиром и потом отмывают на каскадах воды – пустая порода смывается, а мелкие кристаллы прилипают, и их выбирают вручную.  Это не значит, что мы в бриллиантах месим тесто, но мы ходим по улицам, грязь и выхлопные газы мегаполиса оседают плёночкой жира – и изделие теряет вид. Раз в полгода его нужно чистить, и одной мыльной воды тут недостаточно. Мы используем ультразвук, который выбивает мельчайшую грязь между звеньями золотой цепи. 

Некоторое время назад в ювелирные магазины началось паломничество возмущённых покупателей. Люди жаловались: вы мне продали не то, что обещали, оно больше не сверкает. Около трёх лет назад при одном из магазинов создали специализированный кабинет, в котором одновременно проводили чистку ювелирных изделий и их оценку – оказывается, люди зачастую неправильно представляют ценность того, что на них надето. В день кабинет посещают три-пять человек. 

И вот тут начинается социология:

– Приходят совершенно разные люди. У нас, например, по соседству расположен дом ветеранов, и его жильцы у нас – постоянные клиенты. Вот только что перед вами была бабушка – совершенный божий одуванчик. И бабушка очень хорошо разбирается в бриллиантах! Но они же могут принести давно забытую бижутерию, не вспомнив, что это и откуда у них взялось, – приходится разочаровывать, что это никакой ценности не имеет. Но чаще всего таким людям нужно знать не сколько это стоит, а что это.

– И часто бывают разочарования в своих сокровищах?

– Гораздо чаще, чем вещи, которые недооценивают. Вчера была девочка, студентка из Ангарска, просила оценить камень в кольце – не то «тиснула» у бабушки, не то бабушка ей сама дала. Серебряное кольцо с камнем, и она думала, что это сапфир. Оказалось, просто стекляшечка. Она расстроилась, долго не могла поверить: как же так, в серебро вставить стекло. А по ней видно, что она вчерашняя школьница и для неё серебро – серьёзная драгоценность. И вчера же приезжала пара, респектабельные люди, им подарили, как они думали, бриллианты – оказались дешёвые стразы. 

– Не сказали, на какой праздник подарили?

– Нет, люди не всегда откровенничают. Но по ним было видно, что бизнесмены, и по тому, как они расстроились, создавалось впечатление, что им это отдали за долги. 

Чаще всего люди вообще не представляют реальную стоимость своих драгоценностей, сильно её завышая в мечтах. Самый распространённый случай, да и вообще самый распространённый в обществе стереотип, – «бабушкино наследство». Считается, что чем камень «старше», тем он дороже. На практике стандарты огранки бриллиантов ввели относительно недавно. И когда попадается какой-то раритет, это, как правило, камни старой огранки, с малым количеством граней, которые не «играют» светом. И ценность люди могут носить не ювелирную, а только историческую, музейную; и такую ценность имеют всего около 15% камней, находящихся на руках и в шкатулках иркутян. 

– Когда я училась в геммологическом центре, к нам пришли прапраправнуки бабушки, от которой у них осталось в наследство кольцо с крупным жёлтым камнем. Они утверждали, что кольцо их милой бабушке досталось от Шаляпина, – вспомнила к случаю Екатерина Золотарёва. – Они были уверены, что оно баснословно дорого стоит – ещё бы, редкий и крупный жёлтый бриллиант от самого Шаляпина. Наш эксперт посмотрел и сообщил им: это не бриллиант, а цитрин, ювелирный камень второго порядка, разновидность кварца, красивый, но недорогой. У них был шок! Они стали кричать, что это подарок великого певца, на что ювелир им резонно заметил: Шаляпина камень или не Шаляпина – на камне подписи нет, я могу оценить кольцо, но оно классическое, вензелей никаких не имеет, поэтому цена есть только у металла, можно его переплавить и сдать в лом. «Наследники Шаляпина» были в таком шоке, что их пришлось отпаивать валерианкой.      

Люди думают, что если цены на драгоценные камни планомерно повышаются, а у них в чулке в тёщиной комнате припрятан старый бабушкин перстень, то они надёжно обеспечены на всю жизнь. Не представляя себе, что такое у них припрятано, они сильно обманываются в ценах – старые камни мало чего стоят, не имея стандарта. Дело в том, что существует стандарт оценки: бриллиант может быть только гранёным 57-ю гранями или, маленький, 17-ю.  Стандарт ввели в 1936 году, и предметы семейной гордости, «царские камни, драгоценности дореволюционной эпохи» имеют крайне маленькую реальную стоимость в живых деньгах. Можно оценить идею, дизайн, руку мастера, но таких раритетных вещей у населения как раз очень мало – те самые 15%. Всё остальное – банальный ювелирный ширпотреб, сделанный, как говорил Остап Бендер, «до эпохи исторического материализма». И, как правило, перегранить их уж не представляется возможным – до 60% камня снимается при гранении. И остаётся одна звёздная пыль, алмазная крошка.      

Подросло очень грамотное поколение

Инструменты специалиста-геммолога

Ювелиры отмечают: не только повысилось благосостояние людей, но и уже успело вырасти новое поколение, которое очень грамотно общается с драгоценностями.

– Например, мои детство и юность прошли при социализме. Родители-инженеры подарили мне первые золотые серёжки на 16-летие. И в то время не было принято воспитывать девочек с хорошим вкусом к ювелирным изделиям, – объясняет Екатерина Золотарёва. – То есть, я имею в виду, что не позволялось проколоть девочке в три года уши, чтобы она носила подаренные золотые серёжки. Немыслимо было представить, чтобы крёстная подарила мальчику-грудничку золотой нательный крест. А сейчас это в порядке вещей. И хорошо в этом только то, что с детства прививается вкус и к сознательному возрасту молодёжь начинает хорошо разбираться, что, как и когда нужно на себя надеть. 

И главное, что поняло, приняло и трепетно развивает новое поколение, – это третью функцию ювелирных украшений. Первоначально их носили как обереги, причём носили мужчины. Например, серьги – это изначально украшение мужчин, корсаров и рыцарей, это защита головы от порчи, сглаза и дурных мыслей. Женщинам, которые в те времена сидели дома, такая защита была не очень нужна. Со временем драгоценности освоили женщины, и они приобрели второй смысл – украшение. И только в XХ веке появилась третья функция – статусность. 

Забавно, что ювелиры вывели основную закономерность статусности: она начинается вовсе не с золота и бриллиантов, а с дешёвых висюлек и плетёных фенечек неформалов. Так люди определённой группы подчёркивают принадлежность к ней. Но со временем панки становятся клерками и место витых кожаных браслетов занимают дорогие статусные часы. 

– Мода в одежде меняется каждый сезон. В «ювелирке» мода меняется раз в семь-восемь лет. Люди носят то, что привыкли носить с молодости. И у нас в стране старшее поколение предпочитает красное золото. Следующее поколение, 30-40-летние, уже поездили за границу и привезли оттуда европейские тенденции – там красное почти никто не носит, предпочитая белое и жёлтое.  

– Наблюдая за иркутянами, можете сказать, какие основные ошибки допускают обычные люди, выбирая украшения?

– Главная ошибка – не принято носить  разные цвета золота одновременно или вообще разные металлы. Но очень стильно смотрится сочетание разного золота в одном изделии – вспомнить хотя бы известное кольцо дома  Картье «Трилогия», в котором присутствуют все три цвета. Не приветствуется сочетание серебра с золотом – на выход нужно надевать один металл. Мало кто знает эзотерический принцип завершённости: если на женщине серёжки с каким-то камнем, то очень хорошо смотрится этот же камень или в подвеске, или на руке в браслете, в кольце, чтобы они образовывали на теле замкнутую фигуру, треугольник. Только бриллианты способны дополнить всё, что угодно. Бриллианты нужно носить всем!

Заграница нам не поможет

Существует стандарт оценки: бриллиант может быть только гранёным 57-ю гранями или, маленький, 17-ю

Иркутяне много и охотно покупают ювелирные украшения за границей – считается, что в турпоездках можно приобрести хорошие украшения за смешные деньги. Но за смешные деньги можно купить только что-нибудь не менее смешное. 

– За границей нет контроля за пробами металла. У нас в стране существует государственный контроль и обязательно стоят два клейма – пробирной палаты и завода. Это – обязательно. Любая подделка уголовно наказуема. За границей ни клеймления, ни пробирования нет вообще. Там – в Италии, Германии, Гонконге, Израиле – выдавливают цифры, которые ничего не значат, – объясняет Екатерина Золотарёва. – Исторически сложилось, что итальянцы рождали идеи, а немцы воплощали их в металле. Сейчас в Германии заводы останавливаются: Турцию приняли в Евросоюз, границы открыли, и в Европу хлынуло дешёвое турецкое золото. А в нём столько примесей, что оно разваливается на кусочки прямо на шее и руках. 

Больше всего подделок приходит в Иркутск из Таиланда, когда камни покупают отдельно от изделий. Причём камни заказывают из Бразилии и Европы, где отработаны технологии производства синтетических камней. Был случай, когда одна иркутская дама, очень состоятельная, всё лето проживая в Италии, зашла в небольшой, но солидный ювелирный магазин. Ей предложили кристаллы изумруда – за три тысячи баксов сделать из них ограночные камни, которые впоследствии можно будет вставить в колье. Даму не смутило, что настоящие изумруды стоят на порядок дороже. Через неделю их огранили, и дама приехала домой, в Усолье. Понесла их ювелиру, чтобы вставил их в гарнитур. Ювелира смутил оттенок камней, но дама уверяла, что это просто редкий цвет изумрудов – ей так сказали в магазине и даже выдали соответствующий сертификат. Но когда она решила проверить их в Иркутске, одного взгляда эксперта хватило, чтобы определить турмалин – камень второго порядка.

Очень много поддельных сапфиров и рубинов привозят из Таиланда. В прошлом месяце произошёл очередной казус: иркутянин, который часто отдыхает в Таиланде, пришёл заказывать себе цепь к подвеске с крупным рубином – овальной формы, пяти сантиметров в длину. Рубины в природе редко встречаются столь крупного размера, поэтому ювелир проверил его и однозначно определил – это синтетический аналог. Мужчина слегка расстроился, но его успокоили, что это всё равно достаточно красиво и можно жене сделать хорошее украшение. 

– Я подумала: мужчина, рациональный ум, склонен к образованию, – улыбается Екатерина Золотарёва. – Посадила его перед собой, провела мастер-класс, принесла, показала наши рубины, объяснила, как правильно выбирать, на что обращать внимание. Он говорит: «Подвеска одна, я, наверное, что-нибудь прикуплю жене ещё для кольца». Проходит некоторое время, он снова обращается ко мне (только вернулся из Таиланда), приносит кольцо: рубин – один в один как в подвеске!  Он – счастливый! Говорит: смотрите, такой же, как в подвеске! Я ему отвечаю: вы – молодец, выбрали камень абсолютно такой же, но мы-то с вами хотели природный рубин! И он рассказывает: пришёл в ту же лавочку, его там как дорогого гостя встретили, заболтали, и он все мои мастер-классы забыл напрочь!       

В общем, с драгоценными камнями, как с музыкой, литературой и живописью, нужно воспитывать вкус. Причём не в таиландских лавочках. И тогда с шей, рук и ушей наших соотечественников исчезнут кислотного цвета рубины размерами чуть поменьше кремлёвских звёзд. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector