издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Связь – дело «хлебное»

Охотники за чужим добром отдают предпочтение сотовым телефонам

В Кировском районном суде рассматривается уголовное дело о грабежах в центре Иркутска. Потерпевшими по нему проходят 19 молодых людей, в основном несовершеннолетних. Двое рецидивистов отнимали у школьников, учащихся ПТУ и студентов вузов сотовые телефоны.

Мобильные аппараты на сегодняшний день занимают лидирующее положение среди многочисленных объектов преступных посягательств. В этом качестве они оставили далеко позади и звонкую монету, и дорогую бытовую технику, и меха, и ювелирные украшения, за которыми ещё недавно гонялись охотники за чужим добром. 

Воры с понятием

Фигуранты уголовного дела, которое находилось в производстве следователя по особо важным делам следственной части ГСУ ГУ МВД России по Иркутской области Оксаны Глянько, очень доходчиво пояснили на допросах, почему воры всех мастей отдают нынче предпочтение продукту высоких технологий. «Это самый лёгкий способ заработать деньги, он не требует больших затрат времени и сил», – утверждают Роман Холодов и Константин Малых (фамилии изменены), попавшие на скамью подсудимых за хищения сотовых телефонов открытым способом. 

А их криминальному опыту можно доверять. Холодов, которому недавно исполнилось 30, в зону впервые попал в 14-летнем возрасте – и сразу за разбойное нападение. Его напарник на 10 лет младше, но тоже баланды похлебать успел. Начальник Ангарской воспитательной колонии в характеристике написал о Константине Малых: «Придерживается понятий и традиций преступного мира. На путь исправления встать не стремится». 

Подельники – люди серьёзные, не без принципов. Роман Холодов, которого следствие  считает лидером в криминальном тандеме, так, например, объяснил выбор жертв грабежей: «Женщин я вообще не рассматриваю как потенциальных потерпевших. Это ведь слабый пол. Считаю недостойным для себя совершать преступления в отношении них».                

Освободившись после очередных отсидок, Роман и Константин случайно стали соседями – сняли жильё у одного хозяина. Тогда и начали поиск подходящей работы. Естественно, криминальной. «Операции» с продуктом высоких технологий приятели, имеющие внушительный список судимостей за совершение имущественных преступлений, сочли самым перспективным бизнесом. 

Они охотно поясняют свой выбор, рассказывая о схеме совершения преступлений. Схема эта очень проста: увидев подростка, болтающего по мобильнику на улице, приятели просят дать им на минуточку трубку – сделать один срочный звонок. И не важно, что большинство школяров в этой просьбе прохожим отказывают, проявляя похвальную осторожность. Двум амбалам не сложно отнять у подростка ценную вещицу, никто из потерпевших и не рискнул оказывать им сопротивление. 

Пацан, как правило, тащится следом за грабителями, не в силах смириться с утратой. И оказывается в каком-нибудь безлюдном дворе, где получает удар кулаком и становится как шёлковый. Его прислоняют к стене гаража или толкают на скамейку, после чего проверяют содержимое карманов. В карманах у ребятишек, надо сказать, не густо, но обычно сотня-другая рублей грабителям всё же перепадает. Пару раз преступникам приглянулась фирменная обувка на ногах жертв. В таких случаях старшеклассникам приходилось снимать кроссовки либо мокасины и топать домой в носках. Модные вещи грабители тут же напяливали на себя. В дензнаки они превращали только сотовые телефоны, которые считали основной своей добычей. 

«Работа» без выходных

Как рассказывают Холодов и Малых, сбыт краденых сотовых телефонов сегодня в Иркутске не проблема. Во-первых, на каждом шагу павильончики по скупке-продаже аппаратов, бывших в употреблении. Никто из продавцов не требует документов на товар, а многие и паспорт у клиента не просят. Во-вторых, можно воспользоваться услугами перекупщиков, которых в городе тоже хватает. 

Роман и Константин, например, краденое обычно относили «Эдику с Кавказа», как они именовали свидетеля по уголовному делу Джаббарова. На допросе Джаббаров пояснил, что в Иркутск с Кавказских гор спустился «с целью трудоустройства». И не нашёл работы лучше, чем скупать похищенные мобильные телефоны. Его «офис» расположен в бойком месте – в здании Центрального рынка, в хорошую погоду он встречается с клиентами на площадке у входа. «Эдик с Кавказа» имеет постоянную клиентуру. По его словам, у Холодова и Малых он «покупал по парочке телефонов при каждой встрече» и тут же продавал их с накруткой. Иногда отправлял аппараты на реализацию со знакомыми на родину, расширяя таким образом рынок сбыта своего товара. Неплохой бизнес, прибыльный и, похоже, безопасный, несмотря на обилие в этом районе стражей  порядка.

В павильоне № 41 по улице Партизанской фигуранты уголовного дела за короткое время обменяли на купюры шесть краденых телефонов (это только по документам). На трубках, конечно, не написано, что они ворованные, но это и так понятно: сколько у одного человека может быть лишних мобильников?

Таким образом, на хищениях сотовых телефонов наживается куча народа. Аппараты, которые проходят по делу Холодова и Малых, потерпевшие покупали по различным ценам – от 5 до 17 тысяч рублей. Перекупщики давали за них грабителям по нескольку сотен, обычно до тысячи рублей. Вот почему, по словам подсудимых, им приходилось в день совершать «от одного до нескольких преступлений в зависимости от того, насколько ценным оказывался похищенный телефон, хватало ли денег на продукты и другие нужды». 

Следственные органы вменили обвиняемым по 10 эпизодов грабежей, совершённых в течение одного месяца. Но сами воры не отрицают, что «выходные» устраивали редко. Очевидно, далеко не все жертвы их преступлений побежали писать заявления в милицию, многие вместо этого кинулись покупать сотовый телефон новой модели.

Чёрный список пока не востребован

Сегодня трудно найти подростка, по крайней мере в областном центре, у которого ни разу не пытались отнять мобильник. Между тем всем известно, что защитить население от эпидемии, в которую обратились хищения средств мобильной связи, технически несложно. Каждый телефон имеет уникальный IMEI – код (международный идентификационный номер), который присваивается при изготовлении и остаётся неизменным в течение всего срока эксплуатации. Этот код позволяет оператору сотовой связи идентифицировать аппарат в сети и при необходимости блокировать его работу. 

За границей, например, достаточно сообщить оператору о том, что сотовый телефон похищен, как его обслуживание тут же прекращается. В России эта возможность просто игнорируется. В похищенный телефон просто вставляют новую сим-карту, и компании сотовой связи получают нового клиента. 

Проект закона, предусматривающего меры по декриминализации вторичного рынка средств сотовой связи, в том числе блокирование украденных телефонов, внесён на рассмотрение российского парламента. Но подобные инициативы избранников уже не раз поступали в Госдуму, а воз и ныне там. 

Между тем многие регионы пытаются решить вопрос, не дожидаясь федерального закона. Иркутская область к ним, к сожалению, не относится. По словам начальника управления уголовного розыска ГУ МВД России по Иркутской области Алексея Кампфа, в полиции региона давно сформирована единая электронная база данных по похищенным телефонам. Она составлена по заявлениям потерпевших и включает в том числе IMEI – коды объектов криминального промысла. Но эта мера мало что даёт – чёрный список практически не востребован.    

Полиция обращалась в прокуратуру и правительство региона с просьбой принять меры по регулированию сделок с сотовыми телефонами на вторичном рынке. Но так и не добилась принятия областного закона, который упорядочил бы продажу средств мобильной связи, бывших в употреблении. Не удалось даже обязать предпринимателей брать на реализацию ходовой товар только при условии предоставления владельцем телефона документов и заключения соответствующего договора с внесением данных обеих сторон. В то же время в Пермском крае, Нижегородской области и других регионах подобные законы приняты и успешно работают. 

«Я сознавал, что совершаю преступления, но мне нужны были деньги, а сотовый телефон легко украсть и легко продать», – заявил подсудимый Малых. Железный аргумент, ничего не скажешь. А значит, эпидемия хищений сотовых телефонов будет набирать обороты. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector