издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Володя, перезвони, у нас тут кипиш»

«Гогель-могель, гонобобель, кому в ухо, кому в глаз!» – неслись лирические строки в понедельник над осенней Ангарой. Музей «Тальцы» с лихим присвистом принял гостей БЭФа. Гости прилежно потесали историческое бревно, запустили бумажный МС-21 и «обрыбили» Ангару. А когда на «дэфиле» выбежали бабы в простынях, символизируя собой что-то щемяще-банное, иностранцы дружно подняли вверх айпэды, стремясь запечатлеть уходящую Русь. Всю, как она есть – с казаками на ходулях и девичьими косами из синтепона.

Гостей БЭФа на Байкальском тракте приветливо встречали жёлтые осины и сияющие из кустов фуражки полицейских. Зря светоотражатели придумали, никакой конспирации. Когда мы проехали загадочный билборд «Не пройдусь по магазинам, зато пройдусь граблями по берегам Байкала», московский журналист озадаченно спросил: 

– Это реклама чего? 

– Это ничего не реклама. Это экология, – мрачно сказал местный телеоператор. Журналист уважительно покачал головой. Суровые сибирские экологи везде ходят с граблями.

Прессу привезли в «Тальцы» на два часа раньше, поэтому она шаталась среди народных коллективов, наблюдая подготовку к торжеству. «Гогель-могель, гонобобель, кому в ухо, кому в глаз!» – лихо пели старушки, готовясь, очевидно, достойно встретить гостей. Рядом на земле распластался воздушный шар. Бегали девчонки в русских сарафанах, демонстрируя под оными китайские джинсы. Холодно ведь. К головам у них были прикручены косы из синтепона, украшенные лентами. У малышей из-под сарафанов торчали цветные тряпочки. «Все помнят, где у вас платки? – грозно говорила тётя-воспитатель. – Как гости появятся, вынимаем и задорно машем! Задорно, я сказала!». «Господа скалолазы! Вы где, господа скалолазы? – женщина-организатор стояла, всматриваясь в крышу деревянного строения. – Вам где сказали висеть? Перевесьтесь немедленно!». 

В ожидании дорогих гостей дети плясали с платочками 40 минут

А в это время под воротами «Добро пожаловать!» шла последняя репетиция хлеба-соли. Девушки несли воображаемые караваи. Настоящие им пока не выдали. Шутка ли, по 1,5 килограмма каждый. «Входят  гости, и тут вы красиво и стремительно… Пошли-пошли-пошли! Раз – каравай, два – каравай. Девочки, не сутулиться! Покажите товар лицом. Да не живот, а грудь. Сначала грудь, потом всё остальное!». 

– Едут, начальники-то, едут! – всполошил всех дедуся с порожней кружечкой. Скалолазы, как человеки-пауки, подтянулись. Девушки приподняли воображаемые караваи. Но оказалось – ложная тревога. Дедушку отправили в усадьбу. Но детей на всякий случай подвинули ближе к черте, от которой «гости дорогие пойдут». «Все в точки готовности», – прозвучала команда. Народные коллективы на ходу сбросили куртки и джинсы, из сапог выскочили в концертные туфли. Грянула музыка, и дети заплясали с тряпочными самоварами в руках. «А курочка по семечкам похаживает, похаживает…» – понеслась из динамиков фонограмма. Когда песня про курочку зазвучала в четвёртый раз, все поняли, что прошло 40 минут, а гостей нет и нет. Дети, опустив самовары, замёрзли плясать. «Кортеж уже в Бурдаковке», – пронеслось по рядам. И дети радостно завизжали. Когда показались автомобили, девочка лет семи запрыгала: «Ой, какие машины чёрные! Это точно президент, точно!». 

Это был не президент, это были министр регионального развития РФ Виктор Басаргин, премьер-министр Монголии Сухбаатарын Батболд, гендиректор корпорации «Ростехнологии» Сергей Чемезов, полномочный представитель президента в СФО Виктор Толоконский, губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев. И ещё несколько сотен русских, китайских, французских, японских гостей. «Губернатору Иркутской области с дорогими гостями казачий голова со товарищи челом бьёт», – загремел голос. И люди в кафтанах повели всех «места наши убожие» гостям показывать. Начали с сооружения, на котором повисли «господа скалолазы». Оказалось, это острог, «единственный в мире», Илимский, XVII века, а скалолазы – это его строители. Внизу были другие строители. «А вот у кого руки на месте стоят?» – закричали казачки. Оказалось, у Сухбаатарына Батболда стояли там, где надо. Он не знал, чего делать с хлебом-солью, а вот с бревном быстро сообразил и ловко построгал. «Это бревно займёт достойное место в нашем сибирском остроге!» – зааплодировали казаки, встали в пары, сцепили руки и на этом живом конвейере подкатили к гостям своего собрата в лохматой шапке. «Целовать казака!» – грозно крикнул голос. Слава Богу, Сухбаатарына Батболда от этого избавили. Какую-то гостью легонько толкнули в спину, и ей достался волшебный казачий поцелуй. 

Высокопоставленные гости «обрыбили» Ангару осетрами

А навстречу гостям уже бежали дети – бумажными самолётами «позахвастаться». «Это всяки учёны народны заводят у нас таки самолёты», – шло вещание на казачьем языке. Губернатор со товарищи запустили самолётики, гости подняли вверх айпэды. Исторический момент – всё-таки первый запуск МС-21. Пока зампред Госдумы Светлана Журова с супругой губернатора Евгенией Фроловой занимались ткачеством и пекли пирожки, красные девки продали губернатору русую косу, а Виктор Басаргин успел выпить чарку за молодожёнов, которых в первый и последний раз видел. Тем временем дорогие гости начали насвистывать, поглядывая в ту часть действа, где за синей ленточкой стояли праздничные столы. «Денисыч, вниз не пойдём, я чую, столы в другой стороне», – прошептал несознательный гость БЭФа. И срулил. Толпа, обнаружившая столы, заметно поредела. 

А губернатор – лицо ответственное. Сначала ему показали «казачий особого назначения спецназ» на ходулях, дали пожевать квашеной капустки, а потом и вовсе закидали валенками. Так не хватало талантливой режиссёрской находки прошлого года – самоходной емелиной печки. Но и без неё авторы сценария сумели удивить новыми, свежими ходами. Прямо из ворот одной из усадеб на гостей козочками выбежали две обнажённые, но целомудренно прикрытые простынями дамы, каждая килограмм по сто. Они грациозно махали берёзовыми вениками. «О! Банья!» – догадались иностранцы, задрав айпэды. «Неа, это перфоманс и дэфиле», – пояснили казаки.  

Роли губернатора были разнообразными, жене, Евгении Фроловой, снова достались тесто и пироги

Когда модели с вениками ускакали, появились кузнецы. Сковав себе по подкове, гости пошли по традиции добывать золото. Там их встретили люди в телогрейках и шапках-ушанках. Типичные «зэки». Тюремную робу гостям БЭФа примерить почему-то не дали. А дали перчатки волшебные. «Така  магнитна резинова перчатка, золото притягиват», – зацокал языком казак. Золото добывалось «цивилизованно» – сразу в красных бархатных коробочках. Виктор Басаргин, надев «золотомоечные доспехи», так увлёкся, что казаки ему три раза кричали: «А ну сымай робу!», а он всё возился в песке. «Сейчас как намоет, так все программы сразу профинансирует», – хихикали гости. «Да кончилась уже руда. Пойдёмте дорогу чёрну икру добывать», – стонал кто-то с шашкой, то ли казачий голова, то ли казачий хвост. А гости всё мыли и мыли, пока казак не затрубил в трубу. Ведь на берегу гостей уже ждали четырёхмесячные осетры в ванне. Их зачерпывали в ведёрки и бежали выпускать к желобу, по трое – сам гость и два охранника. «Обрыбили Ангару, вот и славно», – потёр руки один из гостей, отпустив приплод в реку. 

А на заднем плане всё кружились дети с платочками. «Володя, перезвони, у нас тут кипиш, самодеятельность какая-то», – растерянно сказал один из московских гостей. И закрутился в хороводе. Как был – с саламатом в одной руке и кочергой в другой.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector