издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Аномалия, но не катастрофа

Прошедший 2011 год для Байкала был шестнадцатым по счёту маловодным годом, за исключением 1998-го года. Уровень озера к 1 мая 2012 года составил 456,04 м по Тихоокеанской системе высот, что на 3 см ниже прошлогоднего показателя и на 4 см выше минимально установленной правительством РФ отметки. Специалисты объясняют это глобальными климатическими факторами и добавляют: наблюдаемое маловодье – рекордное по длительности, но не столь глубокое, как в 1976–1982 годах.

Как сообщает Федеральное агентство водных ресурсов, в апреле уровень воды в Байкале снизился на 6 см, так что к 1 мая он достигал отметки 456,04 м по Тихоокеанской системе высот (ТО). Однако с 10 мая, несмотря на увеличение сбросных расходов Иркутской ГЭС с 1400 до 1500 куб. м в секунду, он начал расти и к 14 мая достиг 456,07 м ТО. Заместитель руководителя Енисейского бассейнового водного управления – начальник территориального отдела водных ресурсов по Иркутской области Михаил Людвиг рассказал корреспонденту «Сибирского энергетика», что год назад этот показатель был равен 456,11 м ТО. 

В случае с Братским водохранилищем разница в сравнении с прошлым годом оказалась куда более существенной: если 14 мая 2011 года его уровень достигал 398,47 м по Балтийской системе высот (БС), то сейчас – 396,27 м БС. Уровень водохранилища Усть-Илимской ГЭС уменьшился лишь на 13 см и составил 295,46 м БС. «Заметное обмеление Ангары на участке между Иркутской и Братской ГЭС произошло потому, что Иркут, Белая и Китой пока не дают существенного притока», – добавил Людвиг. 

Следствие глобальных процессов 

Сложившуюся ситуацию, по словам руководителя территориального отдела водных ресурсов, вызвала неблагоприятная погода, а точнее, затянувшаяся холодная весна и малое количество осадков в тех территориях, где находится основная часть водосборного бассейна Байкала. В истоках рек, впадающих в Ангару ниже Иркутской ГЭС, задержалось таяние снега и не было дождей. Такие же объяснения приводят метеорологи из Бурятии, говоря о низком уровне рек в республике. 

«Сток Селенги, который даёт около 50% притока в Байкал, в 2011 году был практически вдвое меньше многолетней нормы», – отметила ведущий научный сотрудник лаборатории энергетической безопасности Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН Тамара Бережных. Это связано с глобальными климатическими процессами, в частности, с муссонной циркуляцией вкупе с циркуляцией воздушных масс в умеренных широтах. Свою роль играет и потепление климата, которое в наибольшей степени затронуло Арктику. Учёные выдвигают ещё одно предположение: новые предприятия, возникающие в бурно развивающейся в экономическом отношении Монголии, стали забирать больше воды для своих нужд, что может привести к снижению стока Селенги. 

Версию о том, что снижение уровня Байкала могло произойти из-за повышенной загрузки ГЭС Ангарского каскада (а такая версия в некоторых СМИ и на отдельных интернет-ресурсах звучит уже не в первый раз), специалисты Института систем энергетики отвергают сразу, и в этом их поддерживает Людвиг. Дело в том, что выработка на них, напротив, снизилась с 48,9 млрд. кВт-ч в 2010 году до 46,48 млрд. кВт-ч в 2011-м, при том что средний многолетний показатель составляет 46,8 млрд. кВт-ч. Генерация на всех станциях области за четыре месяца нынешнего года снизилась на 4,7%, что в региональном диспетчерском управлении энергосистемы Иркутской области объясняют как раз снижением выработки ГЭС. 

Полметра до уровня «мёртвого объёма»

Между тем низкая водность наблюдается уже довольно долгое время: маловодье длится с 1996 года, единственным исключением стал 1998 год, когда на станциях Ангарского каскада пришлось прибегать к холостым водосбросам. «Ситуация аномальная, но не катастрофическая, – подчеркнула Бережных. – Маловодье 1976–1982 годов было гораздо более глубоким, а уровень электропотребления тогда был значительно больше, чем сейчас. Кроме того, в тот период шло наполнение Усть-Илимского водохранилища, что негативно сказалось на запасах гидроэнергетических ресурсов Ангарского каскада. По оценкам риска, маловодье 1976–1982 годов отнесли к чрезвычайным рискам, а катастрофа – следующая, конечная ступень. В настоящее время речь идёт о значительном риске.

В уже упомянутый период маловодья дело доходило до того, что приходилось приостанавливать работу некоторых крупных потребителей электричества, вводить экономию на ночное городское освещение, а в ряде городов, среди которых был Свирск, возникали угрозы оголения водозаборов. Весной 1980 года был зафиксирован минимальный уровень воды в Байкале, который оказался существенно ниже, чем действующая в настоящее время предельно допустимая нижняя отметка в 456 м ТО или даже уровень «мёртвого объёма», до которого возможна сработка водохранилища Иркутской ГЭС в условиях нормальной эксплуатации (455,54 м ТО). Он составил 454,2 м ТО. Максимальный уровень, до которого наполнился Байкал в те годы, был достигнут осенью 1981 года – 456,03 м ТО. 

Однако после того, как в марте 2001 года правительство РФ приняло постановление «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал при осуществлении хозяйственной и иной деятельности», были зафиксированы более низкие отметки, чем в нынешнем году.  Например, 1 мая 2001 года уровень воды составил 456,01 м ТО. 10 мая 2002 года была достигнута отметка в 456,03 м ТО, а 8-9 мая 2003 года вода держалась на отметке 456,02 м ТО. Закреплённый в постановлении максимальный уровень в 457 м ТО за прошедшие 11 лет не был превышен ни разу. 

Говоря о нынешнем маловодье, собеседница «Сибирского энергетика» в ИСЭМ СО РАН добавила, что если смотреть в целом по Ангарскому каскаду, то в предыдущие годы небольшой объём поступающей в Байкал воды компенсировала в отдельные годы (2001, 2003, 2004, 2010 гг.) высокая боковая приточность в Братское водохранилище. «Столь высокое увеличение изменчивости бокового притока в Братское водохранилище отмечается впервые за его столетний период наблюдений», – сказала она. Во втором и третьем кварталах 2011 года он оказался ниже нормы, и эта тенденция сохраняется до сих пор, но не исключено, что благодаря значительным снегозапасам на горных территориях приточность может к июню увеличиться. Но давать долгосрочные прогнозы в Институте систем энергетики воздержались из-за неустойчивости природно-климатической ситуации. По словам Людвига, пока нет и прогноза от Гидрометцентра хотя бы на ближайший месяц. 

Прогнозы – дело неблагодарное

«Предсказывание погоды, притока воды в водохранилища – дело неблагодарное, – сказала Бережных. – Мы стараемся повысить надёжность прогнозов, более широко используя современные методы анализа и прогнозирования (вейвлет-анализ, локальные экстремумы, математическое моделирование), а также более глубоко исследуя условия и природу формирования стока рек. Но сложность состоит в том, что нужно учитывать множество изменчивых факторов». Её коллега, ведущий научный сотрудник лаборатории информационных технологий ИСЭМ СО РАН Николай Абасов, тем не менее добавил, что на большей части территории, где находится водосборный бассейн Байкала, наблюдается тенденция к снижению количества осадков. Последние получены на основе разрабатываемых в ИСЭМ СО РАН технологий обработки геоклиматических данных.

Одно учёные и другие эксперты могут сказать с уверенностью: понижения уровня озера в связи с наполнением водохранилища Богучанской ГЭС, которого опасаются экологические общественные организации из Бурятии (об этом представители одной из них заявили в сентябре 2011 года на выездном заседании Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека в посёлке Белокуриха Алтайского края), не будет. На первом этапе, когда водохранилище станут наполнять до отметки 185 м, его объём будет сравнительно невелик – 18,45 куб. км, – чтобы оказать значительное воздействие на водохозяйственную обстановку выше по Ангарскому каскаду. 

«Заполнение до отметки 208 метров может сыграть негативную роль, но только по той причине, что необходимо делать гарантированные пропуски для навигации объёмом не менее 3100 м3/с с июня по октябрь по Нижней Ангаре и далее Енисею», – заметила Бережных. В свою очередь заместитель министра природных ресурсов и экологии Иркутской области Нина Абаринова сообщила, что понижение уровня Байкала даже не предусмотрено в проекте БоГЭС, поскольку наполнение водохранилища станции «не имеет последствий» для озера. «Вопрос так даже не ставился, потому что уровень Байкала регулируется отдельным постановлением правительства и снижать его ниже минимальной отметки нельзя», – напомнила она. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер