издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Зачем размещать сердце на заборе и тут же мусорить?»

Александр Шульгин в медиапространстве известен как успешный продюсер, автор и композитор. Его бизнесамплуа обычно остаётся вне публичной сферы. Но на этот раз Шульгин прибыл в Иркутск как предприниматель, а точнее, как партнёр и инвестор крупного венчурного фонда с капиталом в 120 миллионов евро. Бизнесмен принял участие в слушаниях заседания оргкомитета по подготовке III Байкальской венчурной ярмарки и XIII Российской венчурной ярмарки, которые состоятся в Иркутске в сентябре.

Как заявила исполнительный директор Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ) Альбина Никконен во вторник в Иркутске, XIII Российская венчурная ярмарка впервые сделает ставку на молодых предпринимателей, которые способны показать креативные инновационные проекты. «Мы рассчитываем, что на площадке ИрГТУ состоится конструктивный диалог и ведущие эксперты смогут заразить студентов идеей творчества, созидания в технологическом секторе», – сказала Никконен. Одним из таких приглашённых экспертов должен стать автор, композитор и бизнесмен Александр Шульгин, который около 13 лет занимается инновационными проектами в цифровой среде и new media («новыми медиа»). Основатель и главный акционер компании звукозаписи и дистрибуции «Бекар», позднее – компании и группы компаний «Фамилия» был одним из первых медиа-бизнесменов России, которые попробовали интегрироваться в интерактивную среду. В 1994 году он создал первый сайт в Рунете в области энтертеймента, а в 2000-м выпустил первый интернет-альбом, который стал лидером физических продаж после бесплатного скачивания релиза на сайте. 

В мае 2012 года Шульгин запустил в Москве новый старт-ап rASIA.com – форум по инновациям в области контента, медиа, беспроводной связи, маркетинга и рекламы в цифровой среде, приложений, мобильных платежей и платёжных систем. «Дополняет форум и культурологическая часть – фестиваль современной азиатской культуры, где воочию можно посмотреть выступления современных азиатских артистов, азиатские фильмы и визуальное искусство, а также увидеть, как новые технологические инновации уже воплощаются в жизнь в творческой среде, – говорит Шульгин.  – Сейчас у меня в работе старт-ап по созданию семи инновационных  детских ТВ-каналов». С 2003 по 2008 год совместно с «Финамом» Шульгин через фонд выступил соинвестором пяти интернет-проектов, которые сейчас являются лидерами рынка с капитализацией от нескольких десятков миллионов долларов до сотен миллионов долларов.

– В Иркутске вы сейчас как бизнес-ангел?

– В каком-то смысле я бизнес-ангел, но только для собственно выпестованных проектов, для сторонних же я в большей степени венчурный предприниматель. У меня уже был опыт организации одного венчурного фонда, сейчас действует второй. Я, как и другие венчурные инвесторы, занимаюсь инвестициями в молодые компании, старт-апы, но только в те, что уже показали существенные результаты, которые можно измерить по денежным потокам или, к примеру, по траффику. Инвестиции, которые делал с первым фондом, с успехом были реализованы, сейчас идёт работа по второму, его размер – 120 миллионов евро. Мне интересно инвестировать в компании, занятые платёжной системой, рекламой, в sео-оптимизации (от англ. search engine optimization – seo). К примеру, на рынке работает сейчас компания  Seopult (автоматизированный рекламный сервис), вторая в российском сегменте seo-рекламы и оптимизации после компании «Яндекс». Мои инвестиции есть в компаниях, занимающихся так называемым «тикетингом», то есть продажей онлайн-билетов на спортивные и зрелищные мероприятия, к примеру в компании «Арена», которой принадлежит около 80% российского рынка продаж билетов на спортивные события. В Москве, как известно, есть МГТЗК, реализующие билеты на зрелищные мероприятия. Эти мероприятия тоже в сфере интересов фонда. И мы сейчас хотим сделать так, чтобы зритель мог сделать онлайн-бронь на любое зрелищное и спортивное мероприятие в России и мире. Это безусловная инновация, поскольку сейчас на рынке есть локальные сайты, обслуживающие какую-то определённую зону, а мы организуем колоссальный единый портал. Сейчас мы оборудуем спортивные и концертные залы специальной пропускной системой, терминалами для электронных именных билетов, что, по нашему мнению, будет удобно зрителям, позволит увеличить доходность совокупных усилий участников зрелищных и спортивных мероприятий и, к примеру, минимизировать вторичный спекуляционный и тем паче серый и чёрный рынки. Конечно, мы встречаем определённое сопротивление, в том числе и от концертных организаций, но мы чётко движемся вперёд – нашим оборудованием уже оснащены все ведущие стадионы: «Олимпийский», «Лужники», площадки в Казани и Татарстане.

– Сюда вы приехали, чтобы определиться с какими-то интересными для вас проектами?

– И да, и нет. Что касается самой ярмарки, я буду пассивным как инвестор. У моего венчурного фонда, как и у любого подобного фонда, есть управляющая компания. Это специалисты высочайшего уровня. Их задача – смотреть предложения, искать наиболее выгодные проекты, которые могут быть полезны именно нашему сегменту рынка. Я не ехал сюда с целью подыскать какой-то проект. Но, безусловно, если я что-то увижу, что-то покажется достаточно интересным, то буду рекомендовать эти продукты своим знакомым инвесторам и венчурным фондам. Наш же фонд имеет узкую специализацию, связанную с медиа, рекламой, платёжными сервисами. Наши продукты должны работать друг на друга, вырабатывать синергию. А в Иркутске я вижу в основном интересные технологические наработки, которые могли бы быть любопытны фондам с иной специализацией. Но, повторяю, если я увижу что-то потенциально интересное для других владельцев венчурных фондов, я с удовольствием предложу обратить внимание на старт-ап. И если это поможет жителям региона, развитию Иркутской области, я только буду рад. Конечно,  надеюсь побывать на III Байкальской венчурной ярмарке и Российской венчурной ярмарке в сентябре. Я заинтересован предложить свою инновационную площадку rASIA.com для Иркутска, для родного региона.

– Будете презентовать собственный проект?

– Думаю, что  пока моё участие в самой работе ярмарки будет в формате бесед, лекций, я готов поделиться своим опытом создания венчурных фондов и рассказать о специфике венчурного инвестирования в сфере медиа и рекламы. Смею надеяться, что это будет интересно и полезно. Но основная цель, ради которой я приехал в Иркутск, – это помочь движению, которое развивает институт инновационных  инвестирований  в регионе, развитию инноваций как таковых вообще и в сфере новой цифровой среды, в частности. Хочу сделать сначала выездную сессию rASIA.com в рамках Байкальской венчурной ярмарки с дальнейшим развитием как минимум двухразового в год проведения rASIA.com в Иркутске. Личной  выгоды никакой не ищу. Мне важно, чтобы такая площадка, как rASIA.com, заработала в Иркутске.   И это помогло области, обогатив, как кислород, её инновационное развитие. 

Я хочу, чтобы лучшие российские и мировые специалисты приезжали сюда с докладами, лекциями, семинарами, делились опытом и знаниями, проводили мастер-классы. Я думаю, что и эта акция, в частности, будет способствовать тому, что через 7–10 лет Иркутск может выйти в ряд ведущих инновационных регионов. А если во время функционирования rASIA.com будут совершаться сделки и  какие-то местные предприятия найдут сторонние инвестиции, это будет большой прорыв. И для меня этот приезд сюда носит больше гуманитарную цель.

– Проекты, выходящие за рамки венчурного инвестирования в регионе, вам интересны?

– Конечно, я хочу выступить инициатором  открытия в Иркутске фонда, который будет заниматься программами регионального значения, прежде всего, в сфере молодёжного образования и инноваций. Это может вылиться в создание инновационной  академии, а также школы современной культуры обучения молодых. Необходим более глубокий уровень понимания, чего требует изменяющаяся рыночная среда. В Иркутской области отличная технологическая вузовская база, нет осмысления, куда двигаться в дальнейшем. Образование сейчас выпускает специалистов, которые не актуальны даже для сегодняшнего времени, а для завтрашнего тем более. Зачем нужны инновации, если вузы не готовят людей, которые могли бы ими пользоваться? Существует огромное количество сервисов, которые могут сделать и жизнь, и работу, и бизнес лучше, эффективнее. А вот людей, которые могли бы профессионально работать с этими сервисами, вузы не готовят. Грубо говоря, представьте современный мир как айфон. Он в ваших руках, но это просто красивая игрушка, 90% его функций вы никак не используете! Многие страны мира переходят на «электронное правительство», а у нас есть специалисты, которые этим занимаются? Их практически нет. Реформа образования предполагает создание укрупнённых кластеров на базе сегодняшних вузов. И я уверен, что Иркутск будет одним из таких кластеров. Если базой для укрупнённого технологическо-инновационного кластера станет ИрГТУ, то вокруг этого вуза просто необходимо создавать сателлитные учебные единицы. Я предлагаю создать одну из таких единиц, которая будет работать по трём основным направлениям: обучение new media и контенту, освоение инновационных технологий, таких как 3D или «дополненная реальность» (augmented reality), обучение маркетингу и рекламе в медиа-среде будущего. Любое предприятие, на котором работают 30–50 человек, уже будет нуждаться в этих новых формах продвижения товара и услуг. Мир меняется, и мы не можем закрывать глаза на то, что любой продукт – это, прежде всего, уникальная медиа-упаковка. И когда мы лениво говорим: «Да ну, когда это ещё дойдет до Иркутска?», дойдёт, с небольшой задержкой, но дойдёт. Мы должны быть готовы, а иначе молодёжь останется без работы.

– Какие-то договорённости по созданию такого учебного заведения уже достигнуты с вузами, может быть, с региональным правительством?

– Договорённости мгновенно не достигаются. Есть понимание, мы услышали друг друга и будем работать над проектом. Как говорят в Китае, любой кризис – это момент для использования новых возможностей. У области отличный шанс получить самоидентификацию. Молодёжь сейчас потерялась – что такое регион? Это нужно переосмыслить. Я вот шёл сейчас по городу: на плакате буква «Я», сердце и слово «Иркутск». Это какая-то преемственность западных дней святых валентинов. Что это за сердце? Месседж, как говорят на Западе, непонятен. Поставьте вместо сердца подъёмный кран, стопку книг, в конце концов. «Я строю Иркутск», «Я учусь в Иркутске». А что такое «Я сердце Иркутск»? Зачем размещать сердце на заборе и тут же мусорить? В общем, это пусто, не наполнено чётким смыслом и посылом. Надо искать, смотреть своё древо, свою культуру. Иркутск – мультинациональный котёл. За какое-то время этот котёл переварился и готов сейчас для выпекания собственного, самоидентификационного «пирога» с главной составляющей – культурой. Культурой собственной, сибирской. Любой дагестанец или осетин скажет, что такое его родина и почему он её так сильно любит и чувствует, скажет структурированно и чётко, так  же надо и нам. Пришла пора. У Иркутска есть шанс на обретение некой самостийности, которая, конечно же, является не децентрализацией, а разумным шагом вперёд, и шагом инновационным.  От этого шага, от нахождения собственной культуры и собственной самоидентификации мы только крепче будем. Именно сейчас есть этот шанс, и если мы его не используем, то не используем уже никогда.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер