издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Будущая Пестеревская

Финал проекта «Прогулки по старому Иркутску» в минувшую среду собрал аншлаг в мэрии Иркутска. Тема оказалась более чем интересной: переименование улиц города. Вроде чего уже копья ломать? Летом нынешнего года мэрия объявила о возвращении исторического имени по крайней мере одной улице – Сурнова. Лёд, казалось, тронулся. Однако с тех пор воцарилось молчание – на бумажке с подписью и печатью это решение не оформлено до сих пор.

Тема переименования улиц, по памяти профессора ИГУ Александра Дулова, обсуждается уже лет 20. Комиссия по топонимике выходила с этой идеей в 2003, в 2004, в 2006, в 2009 годах. Собирали в одном случае подписи 7 тысяч горожан, во втором – подписи видных культурных деятелей. Можно книгу написать. Пока все попытки увенчались только тем, что под официальными табличками с названиями улиц в историческом центре Иркутска около трёх лет назад появились вторые – дореволюционные. В этом году комиссия по топонимике предложила мэру вновь переименовать улицы, выбрали шесть: Желябова – в Трапезниковскую, Халтурина – в Медведниковскую, Бограда – в Чудотворскую, 3 Июля – в Амурскую, Свердлова – в Баснинскую, Сурнова – в Адмиралтейскую. А чуть позже СМИ облетела новость: в мэрии готово распоряжение о переименовании улиц Бограда, Сурнова, Желябова и Халтурина. Можно, конечно, сослаться на ошибку журналистов. Однако 7 июня Виктор Кондрашов открывал в сквере выставку, посвящённую Русской Америке. В официальном пресс-релизе мэрии было сказано: «Виктор Кондрашов отметил, что комиссия по топонимике рассматривает вопрос о возвращении исторических названий нескольким улицам города. В частности, поднимался вопрос о переименовании улицы Сурнова, где находилось здание адмиралтейства. В год юбилея основания Русской Америки одна из центральных улиц города получит название Адмиралтейская» (до сих пор этот пресс-релиз находится на сайте городской администрации, с ним легко ознакомиться). Однако с тех пор не вышло никакого распоряжения мэра даже насчёт заявленной в пресс-релизе улицы Сурнова. Опрос, стартовавший в июле на сайте городской администрации, канул в небытие. А на страничке мэра «В Контакте» висит с того же июля вопрос: «Как вам инициатива вернуть улицам исторические названия?». Видимо, мэр ещё думает. 

Тем временем Александр Дулов попытался дать историческое пояснение, почему нам было бы нужно вернуть, к примеру, улицу Луговую или Тихвинскую. Профессор напомнил: самой древней сегодня считается улица Луговая (Марата), по ней выгоняли скот на выпас. Действительно, французский революционер Марат не имеет никакого отношения к Иркутску, а вот Луговая напомнила бы о настоящей истории Иркутска. В истории города есть улицы, названные в честь церквей, торгового промысла, есть улицы писателей и журналистов, солдат. У нашей топонимики своя арифметика: к моменту революции из 185 улиц и переулков 38% были названы именами купцов, 15% носили названия церквей и монастырей, 15% – исторические названия, около 3% – политические, 4% – культурные. 5% никак не были связаны с Иркутском. В 1920 году были переименованы 70 из 185 улиц. В 1935-м – ещё 25. В 1940 году – 58. Игры власти с именами улиц продолжались вплоть до 90-х годов, причём некоторые улицы получали новые имена по нескольку раз. Всего было переименовано около 170 объектов. В центре из 58 улиц только две сохранили свои названия – Подгорная и Ямская. 

Профессор Дулов считает, что тотального переименования делать не нужно – достаточно 20 названий из 820, чтобы не причинять жителям неудобств. Было бы хорошо, если бы исторические имена получили улицы Карла Маркса и Ленина – Большая и Амурская. Интереснейшую историю имеет улица Дзержинского, которая была и Арсенальской, и улицей Графа Кутайсова, и улицей Троцкого. Адмиралтейская (та самая, что ныне Сурнова) когда-то была названа в честь Иркутского адмиралтейства. В Иркутске делали снасти, канаты, якоря, всё необходимое для кораблестроения, товары отправлялись в Охотск. Улица Сурнова до 1967 года имела ещё одно название, революционное, но трогательное – улица Крестьянина. Потерял Иркутск и Кругобайкальскую. Когда в космос полетела Валентина Терешкова, улицу переименовали. Александр Дулов считает, что можно было бы изменить название улицы Софьи Перовской. Террористку сменить на Ивана Доронина, иркутянина, полярного лётчика, одного из тех, кто спасал челюскинцев. Его именем когда-то была названа улица Российская, да потом Доронину почему-то отказали в чести. 

Впрочем, у Софьи Перовской до переименования было другое название – Матрёшинская. На этой улице стоял кабак «Матрёшка». И если профессору Дулову возвращение этого названия кажется не очень уместным, другие участники встречи, включая супругу Виктора Кондрашова руководителя Фонда «Наследие иркутских меценатов» Марину Кондрашову, приняли идею на ура. Антиквар, член Общественной палаты Иркутска Сергей Снарский напомнил: жизнь топонимов не такая короткая, как кажется. К примеру, в Свердловском округе до сих пор живёт топоним «Глазковское предместье», и во времена жизни бабушек и дедушек эта память была ещё сильнее. Почему от советской памяти не нужно отказываться, а от этой нужно? «Это полумеры, 20 улиц – это полумеры!» – запальчиво сказал антиквар. Он уверен: надо переименовывать все. Снарский даже готов из собственного кармана потратиться на новые таблички. 

Историк, главный редактор «Восточно-Сибирской правды» Александр Гимельштейн ещё раз напомнил об аргументе, который приводят не согласные с переименованием: людям придётся тратиться на переоформление документов. «Мы говорили коммунальным службам Иркутска: обсчитайте нам один дом, одну улицу. Обещали несколько раз, и ничего в ответ», – говорит он. Гимельштейн подозревает, что никаких «баснословных цифр» нет, как нет и необходимости в принудительном порядке менять документы (если дело не касается продажи и обмена жилья). Историк напомнил: ещё при мэре Владимире Якубовском была инициатива о переименовании площади Кирова в площадь графа Сперанского и улицы Урицкого в Пестеревскую. Там никто из частных лиц не живёт. И тем не менее решение не состоялось. Министр культуры и архивов Иркутской области Виталий Барышников добавил свой пример: на улице 3 Июля, названной в честь расстрела 1917 года демонстрантов в Санкт-Петербурге, жилых домов нет. Почему бы не «продлить» название и не назвать её в продолжение Ленина Амурской? 

По мнению Александра Гимельштейна, объяснить нежелание двадцать лет решать вопрос можно только «системной политической трусостью». Марина Кондрашова была настроена примирительно. «На самом деле власти города работают для людей. Когда вы обозначите, что это для вас важно, всё произойдёт», – пообещала она. Все поняли: душой Марина тоже за «матрёшинские» улицы. Но что-то мешает. Как предположил один из участников, «какие-то там тайные силы».

Вчера пресс-служба мэрии со ссылкой на и.о руководителя аппарата администрации города Иркутска Владимира Карнюшина сообщила, что «изучает опыт переименования улиц в других городах России» и как раз занята поиском механизма возвращения исторических названий при минимуме неудобств для населения и юрлиц.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер