издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ты чо?!

Семь лет нарушения законодательства. Незаконная добыча гравия у нас в регионе даже породила специальную терминологию: «тычковщики» – так называют мелких гравийных пакостников. Люди видят, как уродуются реки, на которых им жить. Но жуликов боятся… «Там же такие деньги крутятся! Уничтожат!» Детали этого беспредела – в материале Георгия Кузнецова «Песчано-гравийная спесь» во вкладке «Губерния» этого номера «большой» «Восточки».

Материал Ларисы Шелеховой «Язык мой – враг твой» во вкладке «Конкурент» о «русификации» гастарбайтеров. Не в буквальном смысле. А может, наоборот, в буквальном. Речь идёт о легальных трудовых мигрантах, которым положено сдавать тест по русскому языку. Образование – это тоже бизнес, и иркутским вузам небезынтересно оказывать такие необычные услуги.

Берт Корк детально разбирает в «Иркутском репортёре» ситуацию, возникшую в связи со вступлением в силу федерального закона №125 о донорстве крови и её компонентов. Автор отмечает, что сразу после этого общественное мнение взорвалось: говорили, что приказ посвящён отмене платы за донорство, а поскольку финансовая составляющая была если не главным, то немаловажным мотиватором для сдачи крови, теперь «добыча» крови резко сократится. Самые категоричные вообще предрекали исчезновение донорства как явления. Всё не так драматично. Об этом – в материале «Безвозмездно, но не даром».

Наша газета продолжает долгий поход по сибирской глубинке. «Голос сибирской окраины» звучит в титанических трудах выдающегося сибирского этнографа Галины Афанасьевой-Медведевой и материале журналиста «Восточно-Сибирской правды» Елены Трифоновой. В этот раз их встретил Казачинско-Ленский район, его небанальные люди и чудесный язык местных жителей. В Караме, например, неповторимый шекающий говор, оставшийся от ссыльных поляков. А недалеко от самой Казачки – местечко, которое было выселками и называлось Конец-Луг. Теперь выселки слились с посёлком, превратившись в его окраину и сохранив своё название, которое местные жители склоняют самым диковинным образом. Например, так: «Я живу в Конец-Луге». Или так: «Я иду в Конец-Лугу». 

С вами читал газету Александр ГИМЕЛЬШТЕЙН

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector