издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Зелёный» свет

Электричество – три часа в сутки. Если, конечно, старый дизель-генератор не подведёт. Такой быт в Онгурёне, отдалённом посёлке на Байкале, не вписывался в атмосферу XXI века. Но появилась ветросолнечная станция. Она дала свет и неожиданно погрузила Онгурён в реалии сегодняшних дней: «зелёная» энергия разбудила аппетит потребителей. В итоге уйти от дизельной генерации не удалось. О перспективах и сложностях альтернативной энергетики в Приангарье – в материале «Сибирского энергетика».

Дозированная цивилизация

В Иркутской области больше 50 населённых пунктов не входят в систему централизованного энергоснабжения. Жизнеобеспечение 12,5 тыс. человек зависит от работы дизельных электростанций мощностью от 30 до 800 кВт. О неизбежных проблемах такой генерации известно давно: ненадёжность самих энергоисточников, регулярно выходящих из строя, дорогое топливо, трудности с его завозом в отдалённые посёлки.

«На выработку электроэнергии ежегодно расходуется 14 тысяч тонн дизельного топлива. Из областного, местного бюджетов, а также за счёт энергоснабжающих организаций на приобретение и доставку горючего тратится более 400 миллионов рублей», – отмечают в региональном министерстве жилищной политики.

Сергей Чонский, мэр Катангского района, где ни один населённый пункт не подключён к региональной энергосистеме, добавляет:

– В декабре 2012 года были случаи, когда у нас оставался однодневный запас топлива. Работали прямо с колёс. Машина подвозила горючее, его подавали на станции. Сегодня под большим вопросом, успеем ли завезти топливо, чтобы его хватило до следующего зимника. На подвоз осталось максимум две недели, потом дорога станет непроходимой.

Не лучше ситуация и в других населённых пунктах. В селе Коношаново Жигаловского района не принято пользоваться холодильниками, так как отсутствует постоянное электроснабжение. С дизельным генератором здесь случаются казусы: не успеет машина, которая привезла по зимнику с «большой земли» запчасти для починки старой станции, покинуть Коношаново, как генератор вновь ломается. В посёлке Онгурён Ольхонского района цивилизация заглядывала в дома местных жителей лишь по вечерам, когда на несколько часов запускался генератор и можно было готовить еду на плите, смотреть телевизор, а в школе – проводить занятия по информатике.

Первые идеи об изменении ситуации в отдалённых труднодоступных посёлках Тофаларии, Катангского, Ольхонского районов и других территориях предлагались ещё в 1993 году, вспоминает заведующий лабораторией энергоснабжения децентрализованных потребителей отдела региональных проблем энергетики Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН, кандидат экономических наук Ирина Иванова. Речь шла о применении альтернативных источников для получения энергии. «С тех пор, к сожалению, ситуация мало изменилась. Мы говорим о тех же проблемах и примерно о тех же путях их решения», – замечает она.

Предложения о развитии «зелёной» энергетики (использование солнца, ветра, воды и т.д. в качестве источников генерации) некоторое отражение нашли лишь в Онгурёне. Комбинированная станция, которая включает в себя сразу ветроустановку, солнечные батареи и, как основной источник, дизельную станцию, запущена в посёлке осенью 2012 года. За это время новый объект успел прослыть уникальным (комбинированная станция не имеет аналогов в стране) и экзотическим (он до сих пор удивляет своим сюрреализмом местных жителей и идеологов проекта). Пик нагрузок для станции – зимний отопительный сезон – позади. Позади и эйфория, которая охватила наблюдателей процесса при запуске оборудования. Теперь эксперты-энергетики готовы делиться первыми выводами о том, что удалось, а что не очень в новом для Приангарья направлении.

Ошибки принципиального характера

Кандидат технических наук, советник гендиректора «Облкоммунэнерго» Владимир Головщиков, курирующий проект, рассказал «СЭ»: планировалось, что на этапе первой очереди мощность ветросолнечной станции составит 80 кВт. Это, как надеялись эксперты, будет немало для потребителей сельской местности. После завершения второй очереди работ мощность предполагалось увеличить до 200 кВт. Однако в реальности выйти пока не удалось даже на заявленные объёмы первой очереди. Мощность объекта составляет не более 50 кВт.

«В том виде, в каком сейчас существует установка, просто не предполагается дальнейшее увеличение мощностей», – объясняет эксперт. Грешит он на проектировщиков. Структура компании «Нитол» (предприятие рассчитывало выпускать солнечный кремний в Усолье и поставлять продукцию в том числе для регионального рынка «зелёной» энергетики. – Авт.) получила заказ и подготовила проект. «С массой ошибок принципиального характера», – говорит Владимир Головщиков.

Так, неудачно подобрано само оборудование для комбинированной установки. При монтаже выяснилось: отдельные детали просто не подходят по размерам друг к другу. Не продумана и техническая часть. Шесть солнечных панелей оказались лишними: при ясной погоде, когда панели могут выдавать максимум энергии, электротехническое оборудование перестаёт справляться с нагрузкой. Ресурс ветра, наоборот, задействован крайне слабо. Проектировщики решили почему-то использовать ветер не для того, чтобы отдавать энергию в сеть, а лишь для зарядки аккумуляторов станции. Получается, огромные сооружения в Онгурёне – вертикальные ветряки, которые способны работать при любом направлении ветра, – действуют лишь частично, пока не зарядится аккумулятор.

«Мы рассчитывали, что все составляющие комбинированной установки заработают по максимуму. Метеорологические условия для этого самые подходящие. Дизельную же станцию хотели использовать в исключительных случаях», – делится Владимир Головщиков.

В министерстве жилищной политики Иркутской области также сообщили: планировалось экономить не менее 42 тонн дизтоплива в год. Но ожидания оправдались не в полной мере. Объём потребления топлива по итогам зимнего периода не снизился, а, наоборот, увеличился. «Проектировщик весьма просто решил сложный вопрос – как запускать дизельный генератор параллельно с работой солнечной установки. Он предложил чуть ли не рубильник использовать. Включи – и готово. Да так всё спалить можно! Проект не предусматривал к тому же синхронизацию работ всех объектов генерации. Я сразу на это указал», – рассказывает Головщиков.

Ветросолнечная станция в Онгурёне до сих пор удивляет местных жителей

В итоге это было исправлено: генератор был переведён в автоматический режим: начинает работу, если вдруг прекращается выработка энергии за счёт солнца и ветра. Предполагалось, что это будет происходить в исключительных случаях, когда нет возможности получать «зелёную» энергию: во время дождя, сильного тумана, снегопада. Увы, человеческий фактор в этом постпроектном решении учтён не был. Получив электроэнергию, местные жители не смогли отказать себе в «удовольствии» включать в любое время суток чайники, холодильники, обогреватели и т.д. В итоге нагрузка возросла в два раза. «Теперь в Онгурёне дизельная станция не работает только в дневное время», – указывает на разницу Владимир Головщиков.

На этапе запуска объекта возникла ещё одна идея по его «усовершенствованию» – зампред правительства Владимир Пашков предложил «Обл-коммунэнерго» обеспечить в режиме онлайн доступ (определённому кругу лиц. – Авт.) к информации об объёмах вырабатываемой энергии. Таким образом, пришлось потратиться на цифровое оборудование и спутниковый канал. «С 20 ноября 2012 года по 3 марта 2013 года электростанция выработала всего 14588,94 кВт-ч «зелёной» электроэнергии. Это составляет четверть от общей энергии, которую способна вырабатывать станция. В весенне-летний период выработка от возобновляемых источников энергии может увеличиться», – сообщили «СЭ» в министерстве жилищной политики Иркутской области о собранной информации, но детализировать её по видам генерации отказались. 

При всех недочётах пилотного проекта и больших затратах на строительство региональные эксперты указывают и на положительные его стороны. «От болтовни о «зелёной» энергетике мы перешли к работе. Удалось обеспечить людей электричеством, которое они раньше не каждый день видели», – считает Головщиков. Министр жилищной политики Иркутской области Евгений Селедцов и вовсе уверен, что опыт уже можно тиражировать в других отдалённых территориях.

Перспективы альтернативы

Учёные института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН, много лет ратовавшие за развитие новой энергетики в Приангарье, к строительству станции в Онгурёне относятся неоднозначно. По словам кандидата экономических наук Ирины Ивановой, на этот раз они выступали в качестве оппонентов «зелёной» энергетики. Во-первых, именно из-за того, что проектно-сметная документация оказалась не доработана. Так, основной упор в онгурёнском проекте необходимо было сделать на ветро-

установки, ведь территория имеет чуть ли не самый большой потенциал по энергии ветра среди прочих районов Приангарья. Во-вторых, смущают учёных неоправданные затраты на строительство (по разным данным, от 37 до 70 млн. рублей. – Авт.). «На эти средства можно было решить проблему не только в Онгурёне», – считает Ирина Иванова.

Однако в целом идею «тиражировать» проекты альтернативной энергетики эксперты приветствуют. Из них самыми приоритетными для Сибири, как замечает Ирина Иванова, являются малые ГЭС: практически все посёлки, не входящие в общую энергосистему, расположены на притоках крупных рек. Ветровые установки рационально возводить в первую очередь на севере Красноярского края. Эффективными они окажутся и в Бурятии – Баргузинской долине, на Байкале – в районе Малого моря, в Туве. На юге Иркутской области, Забайкалья, Тувы и Хакасии условия подходят для использования энергии солнца. «Сейчас, кстати, стоимость оборудования для солнечных электростанций снизилась в три раза, так как рынок перенасыщен такой продукцией», – рассказывает эксперт из ИСЭМ СО РАН.

В Иркутской области обратить внимание учёные-энергетики предлагают на изолированных потребителей горной Тофаларии. Там, по мнению Ирины Ивановой, самые оптимальные условия для сооружения мини-ГЭС: «Они нанесут минимальный вред природе: не нужно возводить плотину, затапливать большие площади. Достаточно отвести часть водотока на гидротурбину, чтобы получить энергию. Мощность МГЭС в Тофаларии может составить примерно 200–300 кВт».

Предлагает учёный также вернуться к забытой идее строительства мини-ГЭС в Караме Казачинско-Ленского района. Проект разработал в 1990-е институт «Ленгидроэнергопром», сейчас потребуется лишь обновить его. «Это очевидно: более 100 км ЛЭП проводить в Карам никто никогда не будет – затратно, надо тянуть линию в сложных условиях… А потребление при этом небольшое – около 600 тысяч кВт-ч на коммунально-бытовые нужды», – аргументирует Ирина Иванова.

В Братском районе есть целый ряд неэлектрифицированных населённых пунктов, которые обеспечивают сырьём целлюлозное производство. Здесь лучше строить мини-ТЭЦ на древесных отходах, считает учёный.

Все эти проекты, признают региональные эксперты, с коммерческой точки зрения никогда не будут эффективными. В большинстве стран именно государство стимулирует отрасль. Правда, Россия в этом направлении, по словам Ирины Ивановой, делает только первые шаги. К примеру, сейчас существует возможность строить альтернативные объекты генерации по договору предоставления мощности (ДПМ). Договор позволяет затраты на возведение станции компенсировать не за счёт повышения тарифов для отдельно взятого региона, а «размывать» их по всей территории России. При этом новые источники генерации должны вносить свой вклад – подпитывать «большую» систему энергоснабжения. «ДПМ уже действуют, но, к сожалению, не в Сибири: у нас далеко не все объекты подходят под такие условия», – рассказывает учёный. Так, например, в своё время ЗАО «Ленгидроэнергопром» предлагало проекты сооружения малых ГЭС на левых притоках Ангары в предгории Саян. Эти новые станции могли бы «подпитывать» систему южной части области. ОАО «Иркутскэнерго» вынашивает идею их строительства по принципу ДПМ. Эксперты ИСЭМ считают: чтобы говорить об их эффективности, есть смысл вернуться к этим наработкам, актуализировать проекты на современном этапе.

«Только государственные инвестиции позволят развивать альтернативную энергетику», – заключает эксперт ИСЭМ. Пример тому – станция в Онгурёне.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector