издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Судьбы человеческие

Мы открываем неделю почтительным поклоном в сторону старинного друга нашей газеты, будущего юбиляра и очень большого актёра. К Виталию Константиновичу Венгеру подступают его 85. Повод для пафоса, а стоит улыбнуться и подмигнуть – он и в нездоровье живее, ироничнее и умнее многих бессмысленных представителей человеческого рода. Светлана Жартун в материале «Вся жизнь – игра» во вкладке «Губерния» этого номера «большой» «Восточки» пишет о том, как после инсульта, оставившего без Венгера иркутскую сцену, он не только не сдался, а полностью отдал себя  литературному творчеству, без которого жизнь для него потеряла бы смысл. Правой, частично парализованной, рукой на старенькой пишущей машинке одним пальцем выстукивает он тексты, которые строка за строкой становятся книгами. Дух его могуч, мысль светла и путь Художника не оборвался, а лишь скорректировал направление. Мы все – за Вас, дорогой Виталий Константинович, Вы нам по-прежнему необходимы, просим иметь это в виду! 

Гость номера во вкладке «Конкурент» говорит о себе и своей иркутской биографии: «Уехать – значит, признать ничтожным всё, что мы сделали за эти годы здесь. Нет, невозможно». Хотя, казалось бы, семья признанных специалистов с редкими профессиями, международными связями и абсолютным знанием английского – потенциальные граждане мира. Елена Кузеванова говорит о том, что мама заложила в неё особый код – код «ты должна», какую-то внутреннюю самодисциплину. Если она что-то начала, то должна довести дело до конца. Учёный-байкаловед, жена и мама рассказывает в материале Юлии Переломовой «Неизвестный Байкал Елены Кузевановой» о том, что начато, и о том, что дел впереди ещё очень много.

Многие успокоились, но «Иркутский репортёр» и Берт Корк – нет… Он возвращается к истории мальчика из Байкальска, чья безвременная смерть дала посмертные 15 минут ужасной славы. А после того, как довольно быстро выяснилось, что ребёнок умер не от голода, общественность сразу потеряла интерес к теме и моментально всё забыла. Тем не менее, «умер не от голода» – это не ответ на все вопросы, пишет автор материала «Жертва «межведомственного взаимодействия». После смерти мальчика было проведено несколько комплексных комиссий, исследований обстоятельств, поисков виновных, а Следственный комитет завёл уголовное дело. И спустя три месяца нет ответа ни на один из насущных вопросов – ни о причинах смерти ребёнка, ни о том, как могли сложиться обстоятельства, при которых она стала возможна.

В деле Коли Порсина поставлено лишь жирное многоточие… 

С вами читал газету Александр ГИМЕЛЬШТЕЙН

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector