издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хранительница арсенала

  • Автор: Аркадий КАЗАК

Если бы семнадцать лет назад кто-нибудь сказал Татьяне Травниковой, бухгалтеру по образованию, что ей предстоит иметь дело с огромным количеством огнестрельного оружия, она не поверила бы. Как, наверное, и у любой женщины, матери, хранительницы семейного очага, вид ружей, автоматов или пистолетов вызывал у неё инстинктивное чувство опасности и внутренний протест.

И хотя Татьяна Михайловна, супруга бывшего офицера-ракетчика, не раз слышала мнение о том, что оружие – это самое совершенное из всех изобретений человечества, всё же ей куда ближе было сугубо мирное увлечение – шитьё. Великолепная портниха, она с удовольствием моделировала женские наряды для своих многочисленных подруг и знакомых, когда жила в военном гарнизоне Плисецк Архангельской области, и потом, когда вместе с мужем перебралась в Иркутск. 

– Известно, что в воинской части найти работу по специальности для жены офицера – задача не из лёгких, – вспоминает Татьяна Михайловна. – Поэтому порой приходилось искать любые варианты трудоустройства. Так я стала работать в пошивочном ателье и незаметно для самой себя настолько увлеклась этим занятием, что постепенно сменила ремесло обыч-ной швеи на амплуа модной порт-нихи. Скажу не скромничая: с чувством радости и гордости смотрю на своих знакомых, одетых в стильные, нарядные платья и костюмы, которые сшиты моими руками. 

Сегодняшняя должность прапорщика внутренней службы Травниковой в служебных документах звучит довольно громоздко: начальник склада изъятого, добровольно сданного и найденного вооружения объ-единённого склада вооружения и материально-технического имущества Федерального казённого учреждения «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД России по Иркутской области».

– Я и сама порой с трудом выговариваю эту конструкцию, предпочитаю более короткое название – начальник склада вооружения. Впрочем, от этого сокращения количество моих функциональных обязанностей не уменьшается, – улыбается прапорщик. – А они включают в себя приём, хранение, учёт, выдачу оружия и боеприпасов, которые или добровольно сданы жителями области, или были найдены при различных обстоятельствах, или когда-то являлись вещественными доказательствами по уголовным делам. Чтобы как-то обозначить объём работы, скажу, что ежемесячно ко мне на склад поступает 500–600 единиц оружия и одна-две тысячи штук бое-припасов. За шесть месяцев нынешнего года поступило 2310 стволов и более 7 тысяч патронов. 

Этот «железный поток» стал возрастать по мере того, как в Приангарье начала действовать акция по возмездной сдаче незаконно хранящегося у населения оружия. Люди понесли в отделы полиции спрятанные на чердаках и в подвалах дедовские берданки, обрезы, охотничьи ружья и разного рода «самопалы», получая за них приличное денежное вознаграждение.

– Одна из женщин сдала в полицию абсолютно новый миниатюрный пистолет «брауннинг», снаряжённый боевыми патронами, – рассказывает начальник склада вооружения.– По её словам, она нашла эту смертоносную «безделушку» в платяном шкафу. Похоже, её хранил там умерший родственник – участник войны.

Вообще, Татьяна Михайловна относится к «экспонатам» хранилища так же, как к обычным предметам, которые завершили своё существование и обречены на утилизацию. И только некоторые из них, представляющие историческую или эстетическую ценность, вызывают у неё любопытство и теперь уже профессиональный интерес. Она не может не обратить внимание на изящную, филигранную резьбу по металлу тульских, ижевских или златоустовских мастеров, тончайшую ручную работу изготовителей черкесских кинжалов. Кое-какие из подобных раритетов после соответствующего документального оформления передаются в краеведческие музеи.

– Было жаль расставаться, например, с японской винтовкой «Арисака», выпущенной в прошлом веке, старинным кремневым ружьём, с которым ходили на охоту наши пращуры, с экзотическим карабином «Аризона», – признаётся моя собеседница. – Ими теперь могут любоваться посетители иркутских музеев. Ведь многие из нас умеют рассмотреть оригинальную, выходящую за рамки привычного вещь и оценить её. 

Однако подавляющую часть арсенала Травниковой ждёт другая судьба – сталеплавильная печь. Скажем, в первом полугодии 2013 года приказом начальника ГУ МВД России по Иркутской области на переплавку было отправлено 3005 единиц нарезного, гладкоствольного, травматического и газового оружия, 1055 – табельного. Вместе с ними в печи закончила свой путь изъятая сотрудниками таможни партия контрабандных сурикенов, кастетов, электрошокеров. В комиссию по уничтожению, которое происходит раз в полгода, обязательно входит и начальник объединённого склада вооружения прапорщик внутренней службы Татьяна Травникова.

– Её знания бухгалтерского учёта, полученные в студенческие годы, очень пригодились на этой должнос-ти, – считает непосредственный руководитель Травниковой майор внутренней службы Денис Манчик. – Если прибавить к ним присущую ей ответственность, безупречное ведение документации, аккуратность, требовательность, умение вести базу данных и другие деловые качества, то можно смело говорить об этой женщине как о незаменимом сотруднике. Проводя инвентаризацию, она может рассказать о судьбе практически каждого ствола, находящегося на её складе: при каких обстоятельствах он поступил в органы внут-ренних дел, есть ли в его «биографии» криминальные эпизоды. Она способна дать полную его характеристику, даже если спилен заводской номер: калибр, год выпуска, предприятие-изготовитель, характерные особенности, повреждения и т.д. Татьяна Михайловна уверенно расскажет о назначении механизмов, узлов и деталей того или иного вида оружия. Всё это пришло с опытом, которого ей теперь не занимать, ведь специалистов такого профиля не готовит ни одно учебное заведение.

Однажды в хранилище поступила очередная партия изъятого оружия, фигурировавшего в уголовных делах. Чем-то раздражённый молодой следователь, покидая склад, бросил обидную фразу: «Вы тупо занимаетесь хранением и уничтожением этого металлолома», – кивнул он в сторону штабеля оружия. 

– Конечно, было неприятно слышать подобные слова, – рассуждает Травникова. – Ведь даже коллеги в полиции почти ничего не знают о нашей специфике, журналисты нас тоже вниманием не балуют. А потом я успокоилась, подумав, что человек может только тогда уважительно относиться к труду другого, когда сам талантливо выполняет свою работу, относится к ней творчески и по-настоящему любит. Об этом я говорю своим детям – сыну и дочери. Муж меня тоже понимает и поддерживает, ведь это он в 1996 году привёл меня в отдел кадров областного ГУВД.

Завершая беседу, не могу не спросить у героини этой публикации о её увлечениях, чтобы у читателей не сложилось о ней впечатление как о «железной леди».

– Да какая-там железная. Полно своих недостатков, проблем, забот. Но во время отпуска не упускаю возможность выехать на рыбалку, – оживляется Татьяна Михайловна. – Обожаю подлёдный лов байкальского омуля на Малом море, когда, сидя с удочкой у лунки, можно испытать массу позитивных эмоций и замечательно отдохнуть. Летом стараемся с супругом выбраться на Чивыркуйский залив Байкала, где на блесну хорошо идут крупная щука и окунь. Что может быть вкуснее наваристой ухи, приготовленной на костре!

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector