издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Беспокойное банкротство

Несовершенство законодательства способствует накоплению «проблемных» долгов перед энергетиками

«Увеличился процент потребителей, которые накапливают задолженность в течение отопительного периода, а затем путём банкротства предприятий или смены собственников уходят от обязательств по её погашению». Эту фразу можно было прочесть в сообщении пресс-службы ОАО «Иркутскэнерго», опубликованном 19 сентября. Действительно, долг тех, кто обанкротился, по сравнению с 2012 годом вырос на 212 млн. рублей. В чём причина и какие механизмы взыскания задолженности могут быть эффективными, разбирался корреспондент «Сибирского энергетика» Егор ЩЕРБАКОВ.

«Это проблема далеко не одной Иркутской области, с ней сталкиваются по всей стране» – с такой фразы начинает разговор заместитель генерального директора по продаже энергоресурсов ОАО «Иркутскэнерго» Максим Матвеев. Действительно, случаи, когда должники уходят от ответственности перед поставщиками тепла и электричества, объявляя себя финансово несостоятельными, нередки. Но если брать долг «проблемных» банкротов только перед «Иркутскэнерго», то по состоянию на 1 сентября нынешнего года он составляет 773,23 млн. рублей. Сумма впечатляет как в абсолютных цифрах, так и в процентном соотношении – это 22% от всей просроченной задолженности потребителей перед компанией, которая превышает 3,376 млрд. рублей. При этом в сравнении с 2012 годом долг обанкротившихся предприятий увеличился на пять процентных пунктов. 

«В эту категорию мы не включаем тех, кто вынужден был прекратить свою деятельность из-за конъюнктуры рынка, – подчёркивает собеседник «Сибирского энергетика». – Здесь, к примеру, нет «Усольехимпрома» или Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Если упрощать, то в большинстве случаев перспективы взыскания задолженности очень туманны». К «проблемным» относятся те потребители, которые изначально занимались бизнесом без высоких рисков, но, несмотря на это, стали финансово несостоятельными. Значительную их часть составляют котельные, в особенности те, что работают на электричестве, и в этом заключается существенное отличие Иркутской области от других регионов России. К примеру, муниципальное предприятие «Служба услуг» из посёлка Невон Усть-Илимского района, которое управляет электрокотельной и на котором 22 мая была введена процедура наблюдения, задолжало свыше 80 млн. рублей. Долг МУП «Кобляковское ЖКХ» из Братского района, где с ноября 2011 года действует конкурсное производство, достиг 23,9 млн. рублей, а задолженность ООО «Уют» из посёлка Новоилимск Нижнеилимского района, также признанного финансово несостоятельным два года назад, – 29,8 млн. рублей. В целом за 2011–2013 годы обанкротились 19 котельных, чей долг перед «Иркутскэнерго» составляет 262 млн. рублей. Потенциальными банкротами являются 11 предприятий, задолжавших компании ещё 264 млн. рублей. 

Одними собственниками, арендаторами или концессионерами котельных, однако, список «проблемных» должников не исчерпываются. В него также входят предприятия ЖКХ. Так, ООО «Тепловые сети» из Байкальска, обанкротившееся в 2013 году, должно только «Иркутскэнерго» 68,79 млн. рублей, при этом в список его кредиторов входят БЦБК и ООО «Инновационный центр «Энергоэффективность». Задолженность усть-илимского ООО «Никсервис» поменьше – 23,7 млн. рублей. В перечне должников также значатся муниципальные предприятия, работающие в отрасли энергетики, один из примеров – МУП «Теплоэнерго» из Мамско-Чуйского района. 

Есть здесь и те, кто эксплуатирует водопроводные и канализационные сети, в частности черемховское ООО «Управляющая компания «Водоканал» и муниципальный «Водоканал» из Усолья-Сибирского. 

Из ликвидации – в наблюдение

В «Иркутскэнерго» отмечают: практика ухода предприятий жилищно-коммунального хозяйства от обязательств по оплате накопившейся задолженности сложилась в Братском, Нижнеилимском, Слюдянском, Тулунском, Усольском, Усть-Илимском и Усть-Кутском районах. «В основном это те территории, где нет наших эффективных источников тепла», – отмечает Матвеев. В то же время, в подтверждение его тезиса о том, что проблема обанкротившихся должников характерна не только для «Иркутскэнерго», в картотеке арбитражных дел можно обнаружить примеры из районов, где энергоугольная компания не представлена. 

Так, 25 апреля процедура наблюдения была введена в отношении ООО «Центральная котельная» из посёлка Чунский. Сделано это было по инициативе МУП «Водоканал». Дело, казалось бы, рядовое и не стоящее внимания – спор возник вокруг суммы меньше чем в 5,828 млн. рублей, которую компания, управляющая поселковым теплоисточником, задолжала коммунальщикам, по чьим сетям передавалась горячая вода для отопления. Но некоторые его детали вызывают как минимум удивление, а как максимум – подозрение. К примеру, ООО «Центральная котельная», ещё в 2009 зарегистрированное в Чунском на улице  Ленина, 58 (на этом здании, кстати, красуется вывеска компании), 12 апреля оказалось перерегистрировано по новому адресу: Московская область, Дубна, проспект Боголюбова, 12. При этом, когда внешний управляющий Сергей Максимов отправил по обоим адресам письма, в которых просил предоставить необходимые для проведения финансового анализа и составления отчёта документы, почта их вернула – получатели заявили о том, что им ничего не известно о компании с таким названием. Корреспонденция дошла лишь до дома, где живёт генеральный директор «Центральной котельной» Сергей Кириллов, расположенного на улице Карьерной в Чунском. Реакции на  письмо не последовало, и в итоге Максимов «перехватил» Кириллова у дома, но тот согласился передать управляющему необходимые бумаги только в офисе на Ленина, 58. Документы последний, впрочем, так и не получил. 

Настораживает и другой факт: в тот момент, когда в Арбитражном суде Иркутской области рассматривалось заявление чунского «Водоканала», «Центральная котельная» находилась в стадии ликвидации. Поэтому на заседании арбитража, которое проходило 18 апреля, представитель кредитора просил признать компанию ликвидируемым должником и сразу же ввести на ней финальную стадию банкротства – конкурсное производство. Однако в рассмотрении дела был объявлен недельный перерыв, по истечении которого теплоснабжающая организация каким-то образом вышла из стадии ликвидации. 

В этом деле немало и других странностей. К примеру, сторона должника затягивает его рассмотрение. Так, на заседание 13 сентября Кириллов не явился, сославшись на болезнь. При этом он, проживая непосредственно в Чунском, представил справку (копия есть в распоряжении «Сибирского энергетика») с печатью поликлиники Чунской центральной районной больницы, расположенной в посёлке Лесогорск. А на заседании 24 сентября, когда должен был рассматриваться отчёт внешнего управляющего, неожиданно объявился новый руководитель «Центральной котельной» – той компании, что зарегистрирована в Московской области. Из-за этого в рассмотрении дела уже дважды объявили перерыв на день, причём на сей раз представитель должника говорит о том, что его предприятие в состоянии погасить долг перед «Водоканалом». Между тем внешний управляющий при подготовке отчёта усмотрел в действиях руководства «Центральной котельной» признаки преднамеренного банкротства, относительно чего даже имеется официальное заключение. Тем не менее сама компания подала в Арбитражный суд Иркутской области заявление о признании банкротом МУП «Водоканал», разбирательство по которому пока отложено на октябрь.

Идут по рукам

Нередки и такие случаи, когда долговой «хвост» сбрасывают неоднократно, передавая свои обязательства другим, меняя собственников или проходя процедуру банкротства, а затем создавая новую компанию. Один из ярких примеров в практике «Иркутскэнерго» – ситуация, связанная со снабжением теплом и водой жителей посёлка Култук Слюдянского района. С октября 2009 по январь 2011 года за это отвечало ООО «Водоснабжение», затем местная администрация расторгла с ним договор, передав котельные ООО «Ангасолка+», а объекты водоканалов – ООО «Водоснабжение+». Учредители этих компаний – отец и сын Анатолий и Евгений Николаевы. «Ангасолка+» не платила энергетикам за потреблённое электричество с момента заключения договора, накопив долг в 4,46 млн. рублей. Сейчас компания ликвидируется. Задолженность «Водоснабжения+» достигла 5,15 млн. рублей, и с 1 января 2013 года действие договора с ним было приостановлено. В июне объекты, которые эксплуатировала организация, были переданы ОАО «Областное жилищно-коммунальное хозяйство», но в дальнейшем они перешли к ООО «Тепловодоснабжение». Впрочем, в августе состоялся конкурс на обслуживание коммунальной инфраструктуры в Слюдянском районе, который выиграл «Облжилкомхоз». Он в настоящее время и распоряжается теми объектами, что ранее эксплуатировались «Ангасолкой+» и «Тепловодоснабжением».

Похожие ситуации возникали и в других территориях. Так, МУП «ЖКХ» из посёлка Турма Братского района передало объекты МУП «ЖКХ Турма», не исполнив своих обязательств по оплате за электричество в общей сложности на 10,37 млн. рублей. Одна из котельных в Усть-Кутском районе в течение нескольких лет дважды переходила из рук в руки. Так, с 1 января 2009 года её эксплуатировало ООО «Миг-Строймонтаж», задолжавшее энергетикам 1,68 млн. рублей. Через год теплоисточник передали ОО «Звёздный», которое, накопив долг в 7,38 млн. рублей, с 1 сентября 2012 года отдало её ООО «Энергия». 

Любопытный с правовой точки зрения случай произошёл в Бодайбинском районе, где работает ЗАО «Витимэнергосбыт». 9 июля 2012 года в Арбитражный суд Иркутской области поступило заявление от ООО «Теплоэнергетическое предприятие» (ООО «ТЭП») из посёлка Мамакан о признании его банкротом. Компания, которая на официальном языке занимается производством пара и горячей воды, а если говорить просто, обеспечивает теплом посёлок, накопила перед кредиторами (в их перечень помимо «Витимэнергосбыта» вошло МУП «Жилищно-коммунальное хозяйство посёлка Мамакан») задолженность почти в 10,15 млн. рублей. Как сказано в определении арбитража, у неё «на протяжении периода с 30 июня 2009 года по 15 октября отсутствовала прибыль, что не позволяло развивать активную деятельность». Примечательно, что за прошедшие несколько лет закупки угля для «Теплоэнергетического предприятия» производились за счёт субсидий из областного бюджета, которые перечислялись поставщику топлива. Несмотря на поддержку, пусть и косвенную, государственной казны, компания за несколько лет дошла до такого состояния, когда, на языке юристов, «восстановить платёжеспособность не представляется возможным». 24 января её объявили финансово несостоятельной. При этом администрация Мамакана ходатайствовала о прекращении производства по делу, поскольку обнаружила признаки фиктивного банкротства, но её заявление не было удовлетворено, вдобавок внешний управляющий Ирина Троицкая пришла к выводу о том, что признаков преднамеренности или фиктивности в действиях руководства «Теплоэнергетического предприятия» не было. 

Между тем 9 октября 2012 года в том же посёлке, но на другой улице образовалось ООО «Теплоэнергетическое предприятие – 2». Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц, его учредил Валерий Манылов, который был одним из двух учредителей первого ООО «ТЭП». При этом на «ТЭП-2» уже успел подать в суд «Витимэнергосбыт», потребовавший взыскать чуть более 565 тыс. рублей долга за потреблённую в январе – апреле 2013 года электро-энергию. В дальнейшем сбытовая компания от своего иска отказалась. Однако 10 сентября нынешнего года с заявлением в суд обратилось «Теплоэнергетическое предприятие», требующее взыскать с «Теплоэнергетического предприятия – 2» почти 7,402 млн. рублей – долг за переданный по акту приёма-передачи уголь. Пока иск лишь принят к производству, а ближайшее заседание, на котором его будут рассматривать, назначено на 9 октября.

«Нельзя передавать кому попало»

Большинство подобных дел объединяет одно: чаще всего должниками в них выступают общества с ограниченной ответственностью, чей уставный капитал не превышает минимальный порог, установленный законодательством, – ровно 10 тыс. рублей. «В случае с муниципальными котельными их собственники просто передают объекты другим компаниям, а оставшимся имуществом – грубо говоря, столами, стульями и компьютерами – пытаются покрыть задолженность, исчисляемую миллионами рублей», – поясняет Матвеев. Поставщики ресурсов при этом относятся к кредиторам третьей очереди, с которыми рассчитываются только после исполнения обязательств перед теми работниками, жизни и здоровью которых был причинён вред, а также выплаты зарплаты остальным сотрудникам компании-должника. 

Корень проблемы, с которой сталкиваются энергетики по всей России, кроется в несовершенстве федерального законодательства и правоприменительной практики – энергетики фактически не имеют возможности производить отключения объектов инфраструктуры, обеспечивающих население теплом, даже в условиях  полного отсутствия оплаты. 

«Безусловно, нужно ужесточать ответственность тех предприятий, которые занимаются эксплуатацией систем жизнеобеспечения городов и посёлков, – заключает Матвеев. – Нельзя передавать оборудование кому попало без особых условий конкурса, нужно делать так, чтобы оно доставалось исключительно финансово устойчивым предприятиям. И должна быть субсидиарная ответственность муниципалитетов». Подобные предложения, кстати, учтены в поправках к законодательству, которые подготовила рабочая группа «Честный энергетик», выросшая из консультативного совета при председателе профильного комитета Государственной Думы ФС РФ. В эту структуру, созданную по инициативе ООО «Мечел-Энерго», входят эксперты из многих российских компаний, в том числе «Иркутскэнерго», ТГК-2, ТГК-11, ТГК-14, ОАО «Интер РАО», холдинга МРСК, ОАО «Энел ОГК-5». 20 августа 2013 года от имени рабочей группы в Министерство энергетики РФ был направлен внушительный пакет поправок в законодательство, в том числе в Жилищный кодекс РФ и федеральные законы «О теплоснабжении», «О банкротстве» и «О государственной регистрации юридических лиц». Все они преследуют одну цель – повысить платёжную дисциплину и степень ответственности потребителей энергоресурсов. 

А для нашего региона, в котором ещё с советских времён осталось немало электрических теплоисточников, у «Иркутскэнерго» есть своё отдельное предложение. «Мы прекрасно понимаем, что будущее не за электрокотельными, – подчёркивает Матвеев. – Себестоимость тепла, получаемого на них, по переменным издержкам несопоставима с ценой энергии, которую вырабатывают другие источники. И мы готовы предложить все свои интеллектуальные, инженерные и прочие ресурсы для того, чтобы закрывать электрокотельные и строить на их месте более эффективную альтернативу. Если задолженность перед нами будет погашена, мы готовы финансировать эти проекты». 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер