издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Родиться под счастливой звездой

Народная артистка РФ, актриса академического драматического театра имени Охлопкова Тамара Олейник героиней была всегда, с момента, когда поступила в студию при драматическом театре и, не ведая, куда попала, начала парить, соединяя воображение с реальной действительностью.

В одной из школ города со сказочным название Зима Тамара слыла примерной ученицей; окончив её, выбирала, поступать ли ей в педагогический или медицинский институт. В Иркутск приехала, чтобы оглядеться, понять, куда тянет серд­це. Увидела объявление о наборе в театральную студию и… пошла, не раздумывая, не сомневаясь, что её место там.

С первого курса она была занята в массовках многих спектаклей театра. Что значило для студентки оказаться на одной сцене с прославленными мастерами, понять и объ­яснить могут только студенты. С Юрой Печенкиным в спектакле «Океан» Штейна на мостике, не дыша, она танцевала вальс, в «Гамлете» с замиранием сердца наблюдала за поединком принца датского с Лаэртом. Когда начались репетиции спектакля «Проводы белых ночей» Веры Пановой, заболела героиня. Кто-то подсказал режиссёру попробовать Олейник, она, мол, поёт…

С этого спектакля и началась певческая карьера актрисы, которая должна была не только перевоплощаться в образы своих героинь, но и петь зонги, например, в спектак­ле «Трехгрошовая опера» Бертольда Брехта, в котором ей была поручена роль Люси. Зрители внимательно следили за поступками Мекки – В. Венгера, но и он подсчитывал аплодисменты, раздававшиеся в сценах, которые Виталий Константинович играл со своей юной партнершей Тамарой Олейник. 

Спустя годы режиссёр Семён Казимировский поставит актрису в спектакль «Мамаша Кураж и её дети» Брехта. Его не смутило, что Тамара еще молода для возрастной роли, что дочь будет играть её однокурсница Татьяна Хрулева, а сына – Вячеслав Малинин, герой, с которым в предыдущих спектаклях она была партнёршей в любовных дуэтах. Режиссёр знал, что Олейник не просто сыграет трагедию матери, оказавшуюся с детьми на войне, её героиня всеми силами, как волчица, будет оберегать их жизни. Казимировский был уверен, что зонги Питера Вайля в исполнении актрисы умножат драматизм образа мамаши Кураж. И не ошибся.

В середине 80-х годов театр готовился к отчётным гастролям в Москве. Режиссёр Григорий Жезмер репетировал «Деньги для Марии» Распутина с Татьяной Кулаковой, на постановку пьесы Алексея Арбузова «Иркутская история» пригласили Владимира Симоновского. Роль Вальки была поручена Олейник. Кто, как не она, могла убедительно пройти на сцене путь от легкомысленной и чуть грубоватой девицы до момента открывшихся в героине высоких чувств – драмы гибели возлюбленного и счастья рождения ре­бён­ка? В финале Валька-Олейник нежно и трепетно несла маленький живой свёрток со счастливой улыбкой матери.

Сына Женю актриса родила в сорок лет. Многие смотрели на неё с недоумением, не понимая, как она отважилась на поступок, на который бы решилась в её ситуации не каждая женщина. Тамара же с рождением сына продлила свою молодость, обрела счастье материнства, которое затаённо жило в ней и ждало того часа, когда стало осознанным и полным. Сын Женя стал ей другом, понимает её с полуслова. Он давно вырос, окончил университет, много путешествует, советуется с мамой по житейских вопросам и всем нюансам, связанным с искусством.

Тамара Олейник живёт чувствами. Театр считает миром, основанном на доверии и любви. Здесь люди, собираясь на спектакль, объ­единяются общим вдохновением. И если вдруг в этом сообществе единомышленников появляется хоть один разрушитель, спектакль просто не состоится. Она дорожит творческим процессом и всегда помнит завет Михаила Чехова, который говорил: «Если человек тебе неприятен, найди повод восхититься им». Поэтому для неё всякая репетиция мыслима лишь в особой ауре добра. Роль рождается не в конфликте, окриках и понукании – роль рождается в любви. 

В спектакле Бориса Преображенского «Прошлым летом в Чулимске» по пьесе Александра Вампилова Тамара Викторовна играла мать взрос­лого сына. Вина неверности мужу лежала на ней проклятием, она готова была унижаться и пресмыкаться перед ним. С отчаянием кричала её героиня сыну «репейник» – страшные, унизительные слова. Кричала, потом спохватывалась. Поздно… Невыносимое оскорбление нанесено, а дальше следуют события, которые влекут за собой целый ряд непоправимого. Это история, в которой одно зло порождает другое, и нет чис­ла потерям, уродливой гримасой сказывающихся на судьбах людей.

«Живи и помни» – спектакль, поставленный режиссёром Александром Ищенко – стал кульминацией творчества Олейник. В 70-е годы это была одна из самых читаемых повестей Валентина Распутина. Она опалила сердца трагичностью обстоятельств, в которые попадает Андрей Гуськов, по своей неразумности ставший в годы войны дезертиром. Повесть подробно описывает чувства молодой женщины, противостоящей этой страшной беде. Именно в этих обстоятельствах суждено было Настёне-Олейник познать настоящую любовь, зачать ребёнка и осознать, что его рождение невозможно. Как могла совестливая героиня актрисы объявить о чуде материнства, не выдав Андрея? Кто мог помочь ей в ниспосланных ей беде и счастье? Только великая Ангара, укрывшая сиротливое тело молодой женщины своими могучими и быстрыми водами. В этой истории виноватых нет, страшная война уродовала судьбы людей не только на передовой, но и в глубоком тылу.

«Актриса должна наиграться до сорока лет», – считает Тамара Викторовна. И она наигралась? Не было спектакля, а в нём героини, которую бы Олейник не могла бы сыграть ярко, заразительно, эмоционально. Наигравшись, она всё равно ждала своих ролей, понимая, что для актрис, перешагнувших рубеж молодости, их написано не­много, и не обязательно при распределении они достанутся ей. Был период, когда Олейник почти не выходила на сцену, но, замирая душой, ждала встреч с будущими героинями. Ждала своего часа, понимая, что переход от героинь в характерные образы будет непрост, должно произойти внутреннее изменение, переоценка резервов актерского мастерства.

На своём предыдущем юбилее Тамара Викторовна сыграла в пьесе «Гарольд и Мод» героиню, которая существует в пространстве времени, соединившим в себе вечность, где нет места условностям, и она парит в жизни, полная очарования, гармонии и свободы.

В роли графини пушкинской «Пиковой дамы» Олейник создает образ дамы, наполнившей жизнь Германа мистицизмом, верой в предрешённость событий, ниспосланных свыше. Графиня Олейник с прямой спиной, изысканными манерами, завораживающим голосом вела беседу с нежданным гостем, была тверда и непоколебима. В момент, когда Герман начинает угрожать ей пистолетом, вдруг ломается, лицо искажается гримасой ужаса. Почти физически было видно, как уходит жизнь из её героини. Небольшая, но яркая, надолго запоминающаяся роль актрисы. 

А сегодня Олейник царит в образе Розы Александровны в спектакле по пьесе Галина «Ретро». Играть ей ничего не надо: героиня Тамары Викторовны – актриса! Отсюда и манерность, и экзальтированность, и неумение трезво оценить ситуацию, возникшую во время «сватовства» женщины к мужчине третьего возраста (как говорят в Англии). У некоторых актрис часто бывает, что на сцене они абсолютно гармоничны, а в жизни начинают играть самих себя. Таковы издержки профессии, позволяющей путать реальность с фантазиями. 

Народная артистка РФ Тамара Викторовна Олейник подошла к очередному юбилею. Она пребывает в том возрасте, когда сама жизнь диктует мудрость её восприятия, благодарность всему, что даровано судьбой. А даровано немало. Талант, который стал её профессией; сцена, где все образы были и остаются родными; домашний очаг с бесконечно дорогими близкими. Олейник умеет восхищаться, тем и определяется её жизнь, рождённая под счастливой звездой.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector